Уроки от Путина: как он запугивает «верхнюю тысячу», сработал ли план с ветераном против Навального, и отменят ли выборы в сентябре

10 февраля, 18:45 Анна Немзер
119 227

В гостях программы «Политика. Прямая линия» — политолог Леонид Гозман. Он рассказал о том, что и кому пытается показать Владимир Путин с помощью демонстративного насилия на улицах российских городов, объяснил, сработал ли план по моральной дискредитации Алексея Навального с помощью дела «о клевете на ветерана», и составил психологический портрет президента — почему он скорее сам бы встал в цепь ОМОНа, чем вышел на улицу с протестующими.

Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и сегодня у нас в гостях Леонид Гозман, политолог, психолог, президент движения «Союз правых сил». Здравствуйте, Леонид Яковлевич, спасибо большое, что вы к нам приехали.

Здравствуйте! Всегда с удовольствием.

Новость вчерашнего дня: сторонники Алексея Навального объявили о новой акции, о некотором новом типе акции, поскольку… Значит, дальше движение мысли, которое идет, хорошо описывается в одной из моих любимых книг таким вот диалогом: «Такого-то арестовали». Дальше идет вопрос «За что?». И дальше идет такой обреченный встречный вопрос «Опять?» ― в смысле «Опять ты спрашиваешь, за что?».

С этой акцией история такая, что вроде бы тут не за что, вот не за что забирать людей, не за что задерживать людей, которые просто вышли во двор своего дома, или заваривать подъезды тогда уже. Тем не менее есть неприятное предчувствие, ― я хотела бы, чтобы оно не оправдалось, ― что и 14 февраля будут какие-то задержания. Масштабов мы не можем предсказать, но нет уверенности в том, что все пройдет чисто, ровно и гладко.

Что это все за жестокость и что вообще сейчас происходит, до каких пределов абсурда это может развиваться? Потому что следующий шаг ― это, действительно, просто заваривание подъездов. Даже не очень понятно, какой может быть следующий шаг.

Вы знаете, вот это, что не за что, ― это, конечно, странная такая идея. Что значит не за что? Всегда есть за что. А раньше за что было? Точно так же не за что. И младший брат Владимира Владимировича Путина Александр Григорьевич Лукашенко гоняется за людьми во дворах, собственно, почему бы и нам не пойти по этому совершенно замечательному пути?

Зачем они все это делают? Мне кажется, что здесь две причины. Во-первых, они напуганы смертельно, просто смертельно напуганы, да, то, что они делают, ― это, конечно, истерика такая от перепугу. Второе ― мне кажется, что есть такое рациональное объяснение их жестокости, чего они так били дубинки, чего они так хватали и так далее.

Мне кажется, оно вот в чем. Я думаю, что проблема нашего вождя не только в отношениях с такими людьми, как мы с вами, да, это он как-нибудь еще переживет. А у него проблема в отношениях с его верхней тысячей, верхними десятью тысячами, которые видят, как он спрятался в бункере, когда надо было быть впереди на лихом коне, которые видят, как он не смог, его люди не смогли довести до конца дело с Навальным, а это уже неполное служебное соответствие, взялся, но не сделал, да. Они видят, как Навальный грязными тряпками гоняет вообще все начальство, понимаете, то с трусами, то с дворцом и так далее.

И, соответственно, его престиж среди этих верхних десяти тысяч, конечно, очень сильно пошатнулся, а это огромная опасность, потому что это опасность дворцового переворота. И я думаю, что вот эта жестокость адресована им, это такой сигнал им: ребята, не списывайте меня, я еще во как стою! Я все могу, я могу тут вот просто всех зачищать по беспределу и так далее.

Поэтому не исключено, что это все повторится и во дворах тоже. Сама по себе акция, мне кажется, направлена…

Леонид Яковлевич, я уточню одну вещь. Когда вы говорите про верхние десять тысяч, это то слово, которое я не очень люблю, но которое приходится употреблять. Это элита, что называется, если вы говорите про дворцовый переворот.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа