Почему Путин может уйти, как перестала работать пропаганда и когда страну захлестнут протесты

Политический аналитик Валерий Соловей — о новой повестке для власти и оппозиции
5 апреля, 21:24 Анна Немзер
57 012 13
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Политический аналитик Валерий Соловей рассуждает о том, как власть может отреагировать на теракт, как многие не осознают, до какой степени становится опасным возрастающее возмущение граждан, а также почему Кремль ничего не может сделать с Алексеем Навальным.

Немзер: У нас, как всегда, есть три темы. Первая из них, так или иначе, касается теракта в петербургском метро, который случился в понедельник. У нас довольно мало информации все еще пока об этом страшном событии. Сейчас появилась информация об антитеррористических митингах, которые вроде бы назначены на 8 апреля. Они как бы должны пройти в тех городах, в которых была довольно высокая митинговая активность имени Алексея Навального.

Кремль формально не берет на себя никакой ответственности, говорит, что это не их инициатива, это инициатива Сергея Доренко, она как-то будет подхвачена единороссами и так далее, но тем не менее такой сюжет развивается. Я хотела спросить, насколько, как вам кажется, это циничное достаточно рассуждение, но что же делать, насколько эта история будет использована в идеологических целях, насколько антитеррористическая повестка сейчас станет основой для какой-то новой политической линии?

Соловей: Это естественное вполне предположение. Безопасность — это одна из главных всегда проблем для любого общества, тем более для российского. Поэтому повестка безопасности считается очень сильной, она способна вытеснить любую другую — коррупционную или антикоррупционную. Но проблема в том, что мы в России очень долго уже живем под угрозой терроризма, по крайней мере, без малого, 20 лет, если считать с 1999 года. И у нас уже есть некое ощущение притерпелости к этому. Более того, я могу сказать, что, несмотря на то, что произошел только что теракт, отношение общества, в общем, было, если не иметь в виду очень политизированные сегменты фейсбука и в меньшей степени Вконтакте, оно было довольно спокойным. Люди привыкли к тому, что это происходит.

И именно поэтому эта повестка безопасности не имеет шансов на долгое время отвлечь общество. Дело в том, что терроризм — это на самом деле во многом абстрактная угроза. А экономический кризис — угроза реальная для всех и для каждого. У каждого или почти у каждого снижаются доходы, развал социальной сферы касается почти всех, отсутствие экономических перспектив касается почти всех, поэтому терроризм — это где-то там.

Немзер: Там, может, попадешь, может, не попадешь, да.

Соловей: А экономический кризис держит любого за глотку похлеще всякого террориста. Поэтому у повестки безопасности нет шансов надолго овладеть вниманием. И она не сможет оставаться пиковой и по второй причине: потому что если власть будет на ней строить свою политику, долговременную стратегию, она должна признать, что борьба с терроризмом оказалась не очень успешной, и что из сортира восстали эти самые террористы, которые должны были там оказаться. Это не очень удобно для власти. Это вторая причина, по которой у этой повестки нет шансов надолго овладеть вниманием. Она будет, конечно, использоваться для призывов к сплочению общества, для призывов к бдительности и, возможно, для объяснения отказов в проведении некоторых политических массовых мероприятий — это как раз вполне вероятно.

Немзер: Мне кажется, что это здесь работает в две стороны. То есть, с одной стороны, действительно есть такая логика: пока вы тут митингуете против кроссовок, у нас есть реальная, страшная проблема и так далее. С другой стороны, это может работать со стороны оппозиции ровно в противоход: пока вы тут ловили подростков на Тверской, вы прохлопали самый настоящий теракт и так далее.

Соловей: Вы знаете, обе стороны именно так и строят сейчас свою пропагандистскую стратегию. Одна говорят, оппозиция: вы обещали, что мы будем бороться с терроризмом на дальних рубежах в Сирии, но, может быть, поэтому терроризм оказался здесь, в Петербурге, на Родине президента, в тот день и в тот час, когда он выступал перед представителями Общероссийского народного фронта? В свою очередь власть говорит: «Слушайте, вы сейчас занимаетесь пиаром на костях. Мы должны сейчас не коррупцию разоблачать, а поскорбеть вместе с семьями и с жителями этого славного города». Это все правдиво, но и в том, и в другом случае, я честно скажу, есть некоторое лукавство, потому что это политика, и каждая из сторон, участвующая в политическом процессе, пытается ситуацию развернуть в свою сторону.

И, кстати, это показывает, что на самом деле общество у нас не сплотилось, оно на самом деле разделено, и даже в этом несчастье оно разделено. И власть могла бы как раз сейчас предложить способ сплочения. Он очень прост: «Вы хотите провести митинг? — власть говорит. — Я вам предоставляю Манежную площадь. Всем, вне зависимости от политических цветов, вне зависимости от ваших пристрастий, только помните, что это траурный митинг, приходите все».

Немзер: А этот митинг запланированный какую функцию…?

Комментарии (0)
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера