Три причины уступки Кремля екатеринбуржцам, повторит ли Зеленский подвиг Саакашвили, поражение «клуба Путина» в Европе

Кирилл Рогов о том, как коллективные действия все больше пугают власть
22 мая, 18:22 Анна Немзер
28 625

Политолог Кирилл Рогов в программе «Политика. Прямая линия». Сразу после окончания эфира стало известно, что губернатор Свердловской области предложил мэру Екатеринбурга не строить храм на месте сквера у Театра драмы, и Рогов незадолго до этой новости объяснил, почему Кремлю проще уступить протестующим, чем проводить референдум. Также обсудили уход всего отдела политики из «Коммерсанта» после увольнения двух журналистов за статью о Валентине Матвиенко, первые шаги Зеленского в должности президента и «русский» скандал в Австрии.

Всем привет! Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и у нас сегодня в гостях Кирилл Рогов, политолог. Кирилл, добрый вечер! Спасибо большое, что вы с нами.

Добрый вечер!

С истории с изданием «Коммерсантъ» мы начнем, я думаю. Массовые увольнения, каких мы давно не припомним, притом что в «Коммерсанте» происходили разные истории. К ним мы еще вернемся. Вы писали в фейсбуке о том, что есть, действительно, некоторое противопоставление инакомыслия и солидарности, что солидарность в некотором смысле оказывается для власти более неприятным симптомом и неприятным оружием.

Мы к этому разговору еще вернемся, и в связи с Екатеринбургом тоже. Но я сначала хотела спросить, собственно говоря, можно ли вообще делать какие-то выводы, почему триггером оказалась статья про какие-то кадровые перестановки, статья про Матвиенко? Матвиенко уже сказала, что она, в общем, сама никому не звонила, не ее стиль. Почему, собственно, именно это оказалось той красной тряпкой, которую уже нельзя было выдержать? Почему это все спровоцировало?

Во-первых, с Матвиенко не первый раз происходят такие случаи, и как раз в издательском доме «Коммерсантъ» почему-то на всякие публикации о ней довольно болезненная следует реакция, это уже не первый раз. Возможно, здесь есть какая-то особенная интрига с той борьбой, которая вокруг нее, возможно, идет, с ее возможной или невозможной заменой на ее посту. Возможно, здесь есть некоторая специальная интрига, о которой мне ничего не известно.

Для меня действительно удивительно, мы все уже это отметили, собственно говоря, удивительно, что случился такой акт коллективного действия, да. Очень необычный для нынешних времен, необычный для «Коммерсанта», потому что давление на редакционную политику происходит с первого дня, как Алишер Усманов купил этот актив, он для этого его покупал, чтобы на него давить, чтобы вычищать оттуда людей, чтобы этот актив не приносил ему хлопот и проблем.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа