Путин забыл про Украину, у властей нет денег на «подарки от президента», и почему Кремлю теперь невыгодна смерть Навального

21 апреля, 18:52 Анна Немзер
29 652

Гость нового выпуска «Политики. Прямая линия» — политолог Дмитрий Орешкин. Анна Немзер разобрала с ним свежее послание Владимира Путина Федеральному собранию — почему из всех внешнеполитических тем он говорил лишь о Беларуси и никак не коснулся темы Украины, на границах которой с Россией, по сообщением СМИ, концентрируются российские войска? Кроме того, поговорили и об экономической части обращения президента к стране — почему ключевые министры, такие как Антон Силуанов, скорее всего, совсем не рады озвученным Путиным мерам? И как заставить президента пойти на уступки по Алексею Навальному, который держит голодвку в тюрьме уже 20 день?

Добрый вечер, дорогие друзья, или не очень добрый, в зависимости от того, как будут развиваться события. Но тем не менее «Политика. Прямая линия» в эфире телеканала Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и у нас на связи по скайпу Дмитрий Орешкин, политолог и политгеограф. Дмитрий Борисович, здравствуйте!

Орешкин: Добрый день, Анна!

Спасибо вам огромное, что вы смогли к нам присоединиться. Дорогие друзья, сегодня без звонков, потому что очень насыщенный эфир, собственно, часть нашего сквозного спецэфира, который у нас везде транслируется в открытом доступе.

Я, как любое публичное сейчас свое выступление, должна начать со слов, что сегодня 22-й день голодовки Алексея Навального, потерю веса точно мы не знаем, но около 20 килограммов уже. Голодовка была объявлена из-за требования допустить к Алексею Навальному врачей, вот сейчас у нас предельно смутная, туманная ситуация, потому что сегодня с утра Татьяна Москалькова, уполномоченный по правам человека в России, сказала моему коллеге Антону Желнову, что вроде бы вчера врачи были допущены, четыре гражданских врача, не принадлежащих системе ФСИН. Вроде бы они были допущены, вроде бы все под контролем.

Тем не менее информация эта нигде никак не подтверждена, адвокаты Алексея Навального тоже говорят, что они об этом не знают, они уехали вчера около четырех часов дня, и до этого момента никаких врачей там не было. Мы по-прежнему не знаем, что произошло, мы знаем, что у нас есть только слова Татьяны Москальковой, которая тоже говорит со слов ФСИН, то есть, по сути дела, мы не понимаем ничего и следим за развитием событий.

Темы у нас, соответственно, сегодня две. В первой части программы мы говорим про послание Федеральному собранию, которое сегодня прозвучало с утра, в двенадцать часов, во второй части программы мы поговорим о митингах в поддержку Алексея Навального, которые сейчас происходят по всей России. Темы эти, к сожалению, не получится выстроить в хронологической последовательности, потому что будут, я надеюсь, включения наших корреспондентов.

Более того, я хотела бы начать с включения нашего корреспондента Владимира Роменского, который работает в Москве, митинг еще в Москве не начался, но тем не менее я хотела бы с Володей поговорить о том, как сейчас выглядит город в преддверии, как власть готовится к этому митингу. Володя, тебе слово!

Роменский: Аня, здравствуй! Приветствую наших зрителей! Над Москвой сгущаются тучи, предгрозовая атмосфера, и, конечно, речь не только о погоде. Усилены меры безопасности в столице.

Вообще сегодняшний день правильно разделить на две части. Первая, конечно же, связана с обращением к Федеральному собранию с посланием Владимира Путина, и тогда основные силы правопорядка были сконцентрированы вокруг Манежа, сам он был оцеплен, вокруг были выставлены металлические заграждения. Через каждые пять, десять, может быть, пятнадцать метров стоял сотрудник Росгвардии.

Конечно, там дежурили не только полицейские, ОМОН, но также и другие спецслужбы, подходили к нам люди в штатском, в масках, в кепках и просили настоятельно, например, со ступенек библиотеки имени Ленина ничего не снимать, говорили, что это федеральная трасса, по которой ездит президент, и для того, чтобы производить видео- или фотосъемку, нужно специальное разрешение.

И вторая часть, вторая атмосфера, уже совсем другая, уже о ней можно говорить после двух часов дня, мы находились здесь, на Тверской, рядом с Манежной площадью. И вот где-то в половину третьего, наверно, пошли по Тверской автозаки, автомобили Росгвардии с красной полосой на боку. Наверно, машин двадцать прошло здесь, и все это достаточно тяжелая техника. Проезжали также автобусы с личным составом, они практически ничем не отличаются от рейсовых, но их стекла все затянуты непрозрачной специальной отражающей пленкой.

Сейчас можно говорить, наверно, о том, что центральные площади в столице оцеплены, проход на них пока еще, по всей видимости, свободен, но вот и Пушкинская, которая находится справа от меня, и Манежная, которая находится слева, ― они все закрыты металлическими заграждениями. Там уже появилось значительно больше сотрудников правопорядка, нежели было утром или днем.

И, конечно, вы видите, это у нас Тверская площадь, прямо напротив мэрии, здесь тоже несколько автобусов, на которых привозили личный состав, а также полицейские автозаки. Очень похожая картина здесь в практически каждом переулке, то тут, то там можно увидеть припаркованную полицией машину. Но что касается металлических заграждений, то вот они так же здесь все наготове выставлены, пока еще не вдоль дороги, вдоль Тверской улицы, но я их наблюдал от самой Пушкинской площади и на протяжении всего лишь нескольких, наверно, десятков метров.

Но, очевидно, полиция готова, посмотрим, как она будет реагировать на те акции, которые сегодня запланировали сторонники Алексея Навального. Аня?

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа