План Путина, год протестов, захват Белоруссии. Главные политические итоги 2019-го и прогнозы на 2020-й

Глеб Павловский, Кирилл Рогов, Константин Костин
25 декабря 2019 Анна Немзер
30 328

В специальном новогоднем выпуске программы «Политика. Прямая линия» — политолог Глеб Павловский, председатель правления Фонда развития гражданского общества Константин Костин и вице-президент фонда «Либеральная миссия» Кирилл Рогов. Они подвели политические итоги уходящего года: обсудили, как в 2019 году поменялся характер протестов, насколько реальна перспектива интеграции России и Белоруссии, а также есть ли у Владимира Путина план транзита власти. 

Всем привет, дорогие друзья, «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и у нас сегодня финальный итоговый выпуск этого года, трое гостей у нас в студии, подводим итоги, выступаем, видимо, в жанре занимательной эсхатологии , тут как пойдет. Кирилл Рогов, политолог, вице-президент фонда «Либеральная миссия». Привет, Кирилл.

Рогов: Добрый вечер.

Глеб Павловский, политолог, публицист, политтехнолог. Глеб Олегович, здравствуйте.

Павловский: Здравствуйте.

Константин Костин, председатель правления Фонда развития гражданского общества, политолог. Константин Николаевич, спасибо, что вы с нами.

Костин: Здравствуйте.

Понятно, что действительно хотелось бы как-то подвести итоги, с разных сторон. Первый мой вопрос на самом деле общий. Это для вас какой был год, год чего, чем он отличался от 2018 года, случилось ли в нем что-то такое радикально новое, как для вас это описывается? Кирилл, давайте с вас начнем.

Рогов: Для меня в смысле как для аналитика, не как для человека?

Это уж вы там между собой, как эта градация проходит, я уж не знаю, как человек и пароход, не знаю.

Рогов: Если говорить о политике, российской политике, к чему вроде бы обязывает название передачи, конечно, этот год был годом, есть главное слово года, это слово «протесты», и это речь идет не только о московских протестах. Это был вообще год таких протестов, это Шиес, Екатеринбург, Голунов, московские протесты, это был год, когда протесты стали значить другое, не что они значили до этого. Они стали гораздо более организованными, стратегическими, временами даже успешными, с точки зрения поставленных политических целей. И главное, что это поддержано таким общим изменением информационного баланса, люди теперь черпают новости из соцсетей гораздо больше, чем раньше, и соцсети конкурируют с телевизором, и протесты являются как раз таким политическим воплощением этой конкуренции, ее детищем. Это такой главный итог.

Глеб Олегович, для вас это год протестов?

Павловский: Конечно, были протесты тоже. Я просто, как дурак, упрямо повторяю, что протест это один из политических жанров, и сам по себе он не несет ни сакральной истины, ни перспективы прорыва в светлое будущее. Были протесты, конечно, но в каком-то смысле была политика. Она была рваная, фрагментарная, часто местечковая, к сожалению, без порядком разрушенной за эти последние лет пятнадцать инфраструктуры, но политика возвращается. И действительно то, о чем говорит Кирилл, то, что можно назвать действительно в каком-то смысле успехом, хотя небольшим таким, тренировочным, я бы даже сказал, это «Умное голосование» после почти безнадежной ситуации в конце лета, оно показало просто, что политика работает. Там, где она действительно появляется, она может «расшивать» вроде безнадежные ситуации, иначе бы мы все сидели и считали бы количество людей, пришедших на митинги в прошлый раз, в этот раз, в следующий раз, и больше ничем бы не занимались, а их бы били в промежутках. А лето было, да, очень хорошее, тонизирующее, я бы сказал. Я побегал, я поуворачивался, мне не досталось ни разу, в отличие от многих. Ну, кто тронет старичка с бутылкой кефира в авоське? Я думаю, что система прочно села на свои направляющие и теперь ускоряет бег по ним.

Это какая система?

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю