Кто заменит «пересидевшего» Лукашенко, три главных интриги выборов и «умное голосование» без Навального

Гость программы — политолог Александр Кынев
9 сентября, 18:27 Анна Немзер
28 002

В программе «Политика. Прямая линия» — политолог Александр Кынев. Поговорили о задержании соратницы Тихановской Марии Колесниковой как подозреваемой по делу о захвате власти, о сценарии развития протестов в Беларуси, позиции Кремля и о том, кто заменит Лукашенко, а также обсудили, как пройдет трехдневное голосование, в каких регионах ждать фальсификаций и как сработает «умное голосование» в регионах без Навального. 

Конечно, мы начнем с Беларуси, у нас очень много разных новостей. Есть ощущение, что мы все последнее время находимся в каком-то дурном, напряженном, захватывающем каком-то кино, новости каждый день. Вот буквально у нас были новости, связанные с тем, что Мария Колесникова разорвала свой паспорт, и тем самым не состоялась попытка ее удаления из страны, вот пришла новость, что она арестована, незадолго до эфира пришла новость, что она подозреваемая по делу о захвате власти. Вот я не могу с этого не начать, это такая первая ярчайшая новость сегодняшнего дня. Вот предъявлено обвинение, при этом убирают последовательно, действительно, как-то тюремным языком выражаясь, «закрывают» всех членов Координационного совета. И Светлана Алексиевич сегодня писала, ну буквально, что вот она осталась одна и что ей в дверь звонят, и поэтому приехали разные люди ее поддерживать, разной степени влиятельности, чтобы просто ее удержать дома буквально. Конечно, я хотела у вас спросить об этой ситуации первым делом. Совершенно не собираюсь вас пытать относительно прогнозов, но понимаете, в ситуации абсолютного цугцванга, когда не очень видно, ни одна сторона сдаваться как-то не собирается, конечно, хочется спросить, как вы на это смотрите и как вы эту ситуацию оцениваете.

Я оцениваю ситуацию таким образом, что медленно, но верно все-таки у гражданского общества Беларуси, я бы рассматривал все происходящее именно как такую, пускай как бы частично организованную, но все-таки активность общества, то есть надо понимать, что есть люди, которых несет волна, а есть сама волна. На мой взгляд, мы имеем дело с фактом истории, и Колесникова, и Тихановская, конечно, это люди, которые просто находятся на гребне волны, не они ее создали. Они ее представители, они ее публичное лицо, так же, как Фургал был публичным лицом людей на Дальнем Востоке. Соответственно, власть на самом деле борется не с конкретными людьми, вошедшими в Координационный совет оппозиции, даже очень известными, оно борется с обществом. Именно поэтому она обречена на поражение, и на мой взгляд, в целом я абсолютно убежден, что эта история закончится уходом Лукашенко. Сейчас просто то, что мы видим сейчас, это драма. Это драма, с одной стороны, внутренней борьбы внутри самой власти, которая, знаете, как классическая история, там депрессия, торг, принятие и так далее, а с другой стороны, это вопрос сценария и дизайна этого ухода. То есть мы видим, что заявления Лукашенко публичные становятся все более и более такими в общем амбивалентными, по поводу того, что он там давно сидит…

Пересидел.

Что он уже пересидел там и так далее. Мы видим уже какие-то там пробные шары по поводу возможности реформы Конституции и так далее. То есть я убежден, что в том виде, как сейчас, режим все равно долго существовать долго не может, потому что он оказывается слишком зависимым от внешних игроков. Легитимность бывает двух видов, внутренняя и внешняя. Внутренняя легитимность утрачена, она чисто силовая, а слишком сильная ставка на внешнюю легитимность белорусский режим не спасет, потому что у него нет внешних друзей, поскольку он многократно за все эти годы предавал, кидал всех внешнеполитических партнеров. Наверное, нет ни одной страны в мире, у которой остались в отношении господина Лукашенко какие-то иллюзии. Китай далеко, и совершенно очевидно, что в этой ситуации тоже вряд ли может быть каким-то вариантом спасения, с Россией отношения такого «чемодана без ручки». Я думаю, что сейчас то, что мы наблюдаем, это вот такая подвешенная история, внутри которой идет процесс обсуждения варианта вот этой трансформации, то есть возможного выбора преемника, кто это может быть, какая фигура, до какой степени он будет устраивать или не устраивать Лукашенко, и так далее. Я думаю, что в конечном счете все закончится переходом власти к некой временной фигуре. Кто это будет, сказать сложно, вряд ли Кремль, а сегодня Лукашенко вынужден, конечно, идти в очень сильную зависимость от российских властей, допустит такого прихода к власти именно вот этой гражданской оппозиции, поскольку это будет выглядеть как публичное поражение. Ему нужно представить дело таким образом, что они победили, поэтому им, конечно, нужен кандидат, который будет рассматриваться как ставленник российский, может быть, с какими-то там оговорками. Поэтому, скорее всего, мне кажется, что этот сценарий, наверное, наиболее вероятный, но наверное, в самой Беларуси многих, наверное, это устроит, поскольку самое главное, чтобы ушел Лукашенко. Он главный личный аллерген, а что будет после него, знаете, как говорится, завтра будет завтра, в общем, главное — избавиться от этого раздражителя, и тогда будет уже новый дискурс. Вообще в авторитарных режимах почти всегда после авторитарного лидера приходит как бы такой режим прокладочного типа, какая-то временная очень слабая фигура, потому что не бывает сильных фигур после автократов.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю