«Отступление Путина — самый вероятный вариант»: политолог Орешкин о том, как блефует Путин, Запад сохранит ему лицо, а Россию могут объединить с Беларусью к 2024

22 декабря 2021 Анна Немзер
48 182
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В гостях у Анны Немзер в программе «Политика. Прямая линия» — политолог Дмитрий Орешкин. Главная тема разговора — обострение отношений России и Запада. Орешкин полагает, что Владимир Путин блефует и реальной войны с Украиной не будет, Запад это тоже понимает и даже поможет Путину отступить, сохранив лицо перед своими сторонниками. Победы Путина в этом направлении будут только виртуальными, а реальная война, как полагает Орешкин, будет внутри страны — с «пятой колонной» и «иноагентами». По мнению политолога, война сейчас будет катастрофична для Кремля, а для поднятия патриотического духа россиян власти, возможно, готовят объединение с Беларусью к выборам 2024 года.

Всем привет, дорогие друзья! «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и сегодня у нас на связи по скайпу Дмитрий Орешкин, политолог, политгеограф. Дмитрий Борисович, здравствуйте!

Здравствуйте!

Спасибо вам большое, что вы смогли к нам присоединиться.

Для меня это честь и удовольствие.

И для меня тоже. Дмитрий Борисович, мы начнем, я думаю, как это говорилось там у Ильфа и Петрова, о международном положении. У нас имеются некоторые два сообщения от российской власти, одно адресовано НАТО, одно адресовано Соединенным Штатам Америки. Сложно как-то давать какие-то оценки, например, бывший посол США в России Майкл Макфол говорит, что вообще там есть отчетливый привкус ультиматума, во всем этом, во всем том, что происходит.

Россия предлагает НАТО исключить дальнейшее расширение на восток, отказаться от любой военной деятельности в Украине, Закавказье и Центральной Азии. Там много всего, и действительно, такое обвешанное со всех сторон словами: «Давайте же договоримся, мы же мира хотим». Вот мы из соображений и желания мира предъявляем некоторый набор требований. Но, несмотря на все эти заверения о желании мира, звучит это все довольно агрессивно.

Что это такое, с вашей точки зрения? Потому что, действительно, эскалация какая-то такая, что перестает хватать воздуха в какой-то момент. Пока все время есть попытка нащупать какую-то грань между риторикой и уже конкретными действиями: а вот здесь уже стянули войска, а вот здесь еще не стянули войска, а здесь только сказали и так далее. Ситуация не просто напряженная, а уже какая-то гипернапряженная. Скажите, пожалуйста, какими глазами вы читали эти требования?

Во-первых, я начну с того, что совершенно не сложно давать оценки, вопреки тому, что вы сказали, оценки давать очень просто. Мне кажется, сложно не заметить того привкуса ультиматума, который заметил Майкл Макфол. Мне кажется, из каждой строки выпирает. При этом сама по себе структура документа очень интересная. НАТО не должно делать то, то, то и то, а что взамен сделает Россия, никаким образом даже не обозначено, что она готова для достижения вот этого равновесия сделать. Ничего, возможно, она отведет войска, возможно, не отведет, потому что это ее суверенная территория и она может располагать там войска так, как считает нужным. Это правда, это признак и, так сказать, прерогатива суверенного государства.

Что на самом деле это значит? Мне кажется, это значит, что совсем плохи дела у путинской вертикали и, в общем-то, сам Владимир Владимирович ведет себя как то серенькое млекопитающее с хвостом, которое он описывал в своей автобиографической книге, которое как-то в подъезде, когда он его загнал в угол, млекопитающее, напомню, называется крыса, от отчаяния идет в атаку.

А что еще можно противопоставить? Такой мирный и спокойный режим ведет к тому, что Запад выигрывает, потому что у него более привлекательная модель жизни, лучше доходы, интереснее жизнь, свободнее средства массовой информации, правительства старательнее выполняют свои предвыборные обещания и так далее. Поэтому ничего удивительного в том, что народы бывшего Советского Союза тяготеют к европейской или, скажем, западной системе ценностей, и этот процесс будет продолжаться.

Единственное, что есть и что было, собственно говоря, у Советского Союза, что можно было бы назвать паритетной составляющей, ― это, конечно, военная сила. У Советского Союза была еще идеология, несокрушимая, победоносная, потому что у нас было во главе угла учение Маркса, которое всесильно, потому что верно, но сейчас это учение сдулось, идеология вместе с ним, осталась оборонительная система. Не трогайте наши скрепы, не нарушайте наш исторический дискурс, отстаньте от нас с вашим эпистемиологическим колониализмом, как изволит выражаться Александр Гельевич Дугин, один из выдающихся патриотов путинской версии отечества, и так далее.

Ничего, кроме военных танцев с саблями, путинская Россия на мировом уровне представить не может. Технологий нет, наука доживает по инерции, рубль упал в два раза со времен украинского кризиса, экономика стагнирует, похвастаться нечем. А надо себя каким-то образом показать, остается показывать танки.

При этом мне кажется очень важным, что накопились какие-то качественные изменения в восприятии Владимира Владимировича Путина со стороны Запада, которые уже перешли какой-то рубеж. То есть раньше Запад старался закрыть глаза на отравление Литвиненко, и только благодаря мужеству его вдовы Марины удалось протащить эти судебные решения в Лондоне, когда действующая власть им сопротивлялась. Было признано, что он отравлен государством по имени Россия.

Но если бы это был один Литвиненко! А Скрипали, а Навальный, а сбитый «Боинг» MH17, где прокуратура, кстати, потребовала пожизненного срока заключения для четырех главных фигурантов? Это голландская прокуратура, она занудная, то есть она долго готовится, но собирает такой объем доказательств, против которых идти тяжело. Так вот, эти количественные шаги переросли в новое качество. Мне кажется, что Запад начал понимать, с кем он имеет дело и как с этим персонажем надо себя вести для того, чтобы он держал себя в руках.

А представьте себя на месте персонажа. Втянуть манипуляторы назад в рукава значит потерять лицо. Остается только еще сегодня нагнетать ситуацию виртуально, потому что в Кремле прекрасно понимают, что реальные военные действия на границе с Украиной, серьезные военные действия, войсковые операции будут катастрофичны, прежде всего потому что, несмотря на огромные преимущества в военной силе, легкой и быстрой победы не будет. Это не будет ни маленькая, ни победоносная война, непонятно, чем она закончится. То есть понятно, можно эти территории оккупировать, но заставить людей на этих территориях себя любить невозможно. Соответственно, придется проводить репрессивную политику по образцу товарища Сталина в конце 30-х годов в завоеванных Прибалтике и соседних территориях, скажем, Западной Украины. Репрессии.

Так что война не только катастрофична для Путина, но она еще контрпродуктивна. В современном мире вообще войной вопросы не решаются, они решаются только в Африке, в Азии, может быть, в Латинской Америке, а развитый мир понимает, что это просто не подход для современных развитых государств. Можно конфликтовать, можно ссориться, можно делать заявления, но хвататься за рукоятку ядерной дубины просто бессмысленно, не комильфо.

А Путину не за что больше хвататься на самом деле. Вот он и организует эти страшилки. Но что самое-то неприятное, Запад хорошо понимает, что это страшилки. Он хорошо понимает, что это блеф, и в рамках той информационной войны, которую Путин ведет, отвечает предельно жестко: «Будет больно». Красные линии, которые в изобилии изображает Владимир Владимирович Путин виртуально, на самом-то деле обозначены Западом: если будет нанесен удар, то вы получаете вполне понятные и прозрачные последствия. Считайте, что вам больше надо.

А у России огромное виртуальное пространство, которое все можно изрисовать красными линиями, только кто их всерьез-то воспринимает? Все понимают, что фломастер, которым эти красные линии рисуются, куплен на твердую валюту, полученную за экспорт нефти, и произведен не в России, потому что технологии производства фломастера в широком смысле этого слова заимствованы с Запада.

Так что над Западом не каплет, а вот как раз над Путиным каплет, потому что если он все время кричит: «Волки! Волки! Волки! Вот я завтра, вот я сегодня, вот я послезавтра», ― а этого не происходит, то постепенно говорят: «Тю, батенька, о чем с тобой говорить?». И в этом угроза, на самом деле есть элемент серьезной угрозы, потому что Путину нельзя потерять лицо.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Андрей Баринов

    Москва
    11.01.2021

    Нравится Ваш канал, один из последних адекватных источников информации.

    Помочь
  • Николай Палубнев

    Петропавловск-камчатский
    25.01.2022

    Инвалид по психическому заболеванию, не хватает пенсии

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде