«Врага найдем в Европе»: мотивы страха и защиты в кампании по перевыборам Путина

Сергей Пархоменко о том, кто заменит Украину в качестве главного «жупела» на выборах-2018
19 октября, 15:57 Михаил Рубин
5 313 0
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Журналист Сергей Пархоменко объяснил, почему наземная операция в Сирии больше не представляет интереса и какая страна теперь займет место внешнего врага, от которого Владимир Путин будет защищать Россию.

Фото: kremlin.ru

Деньги кончились. Деньги кончились, банки кончились, как мы видим, в значительной мере. Те самые, которые замечательно гуляли по буфету со всем этим постепенно поднимающимся уровнем потребления. Действительно, его удавалось понемножку поднимать, постольку-поскольку росла цена на нефть и поскольку удавалось осуществлять вот этот газовый диктат. Кончилось и то, и другое. Газовый диктат прекратился, нефть упала в цене и еле-еле там удерживается на уровне половины того, что в свое время у нас было. У нас — у нас всех было. И в конечном итоге там проливалось каким-то дождиком сверху. И этот контракт просто больше не по карману. Хорошо бы его продолжать, но нет на него денег.

Надо другой, а другой какой? Вот — даже не безопасность, а охрана. Ведь человек, вот этот бугай мрачный, который стоит в дверях, он же не создает вам безопасность, в магазине или в парикмахерской, которую он охраняет, он типа охрана. Вот мы ставим этого охранника, как бы вокруг населения ставим охранников, бугаев этих больших, некоторые бугаи военные, некоторые бугаи экономические, они там осуществляют бизнес свой бугайский, и они как-то вас охраняют, а вы не вмешивайтесь, опять как бы ответ этот же самый. А вы не вмешивайтесь, сидите тихо. Вас иногда спрашивают как-то, скажи что ты меня любишь? «Скажи, что ты меня любишь!». — «Люблю». — «Хорошо. Свободен, можешь идти».

Ну это вы скорее про запугивание.

Ну, вы знаете, это близкие вещи. Опять же, этот бугай, он же нас же и охраняет, но он же нас же и запугивает.

Это работает, на ваш взгляд, сейчас?

Ну да. Это, в общем, по меньшей мере сколько-то времени это будет работать. А есть часть населения, на котором это долго будет работать. А есть даже такая часть населения, на котором это всегда будет работать. Это зависит от многих факторов, в том числе и от жизненного опыта, от возраста. Есть люди, которые напуганы на всю жизнь, и им легко напомнить это ощущение, которое у них было. И таких людей между прочим много среди нас. Просто это поколение еще никуда не ушло, которое как-то помнит момент, когда надо было не высовываться, не момент, а период, большой период.

Поэтому избирательная кампания будет про это — нам все угрожают, вам, наверное, очень страшно, не бойтесь, мы вас защитим. Для этого, правда, надо все время это ощущение поддерживать, то есть нужны новые враги. Ну, они будут. Уже есть опыт как бы добывания этих врагов. Но мы немножко забываем про то, что ведь история с Украиной, например, это совсем не первая история, когда вдруг, откуда ни возьмись, образовалась какая-то рядом хунта, которая как-то нам страшно угрожает, и вот она такая ужасная, и там сидят какие-то страшные люди.

Был период, когда российское государство истерически ненавидело грузин, например, такое было. Ну, правда, вот совсем до ненависти не удалось довести, пытались — не получилось. Был период, когда поляков истерически ненавидели. Помните, происходили все эти драки, били каких-то дипломатов и детей этих дипломатов? Происходили всякие ужасные вещи.

Но не настолько все-таки.

Комментарии (0)
Купите подписку, чтобы посмотреть полную версию.
Вы уже подписчик? Войдите

Купить за 1 ₽

подписка на 10 дней
Варианты подписки
Что дает подписка на Дождь?

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера