«Что станет последней каплей, не знает никто»: Кремль заигрался с армией «Вагнера», теряет доверие населения и провоцирует революцию нового типа

Доктор политических наук Юлий Нисневич о тупике российской автократии
1 августа, 18:23 Анна Немзер
49 788

Доктор политических наук Юлий Нисневич побывал в эфире программы «Политика. Прямая линия». Основными темами стали гибель российских журналистов в Центральноафриканской республике во время съемок фильма про ЧВК «Вагнера» и протестный потенциал россиян из-за пенсионной реформы, а также обстановка на мировой арене и война санкций. 

  • Гибель россиян в ЦАР и завеса тайны над ЧВК (Смотреть)
  • Протестный потенциал России (Смотреть)
  • Россия проиграла и в Сирии, и на Украине. Почему имиджевые успехи Путина обернулись политическими провалами (Смотреть)
  • Нео-авторитарный режим в России: почему система стала эластичнее, но все равно обречена (Смотреть)

Добрый день. Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и у нас сегодня в гостях Юлий Нисневич, профессор, доктор политических наук. Юлий Анатольевич, здравствуйте, спасибо большое, что вы с нами.

Мы, конечно, начинаем с трагической, чудовищной новости, которая вчера пришла, про гибель наших коллег, друзей — журналиста Орхана Джемаля, оператора Кирилла Радченко и режиссера Александра Расторгуева, они погибли в Центральноафриканской Республике. И первый вопрос, который я хотела задать в этой связи: мы не знаем и, непонятно, узнаем ли когда-либо, что это было, было ли это каким-то образом связано с их расследовательской деятельностью, потому что они поехали туда снимать фильм о ЧВК «Вагнер», или это было ограбление банальное. Непонятно, узнаем ли мы об этом, но, так или иначе, мы имеем дело с ситуацией, когда они поехали вскрывать какую-то тайну, они поехали узнавать некоторые данные, которые нам неизвестны.

Когда у нас шла война в Афганистане, никакой завесы тайны, строго говоря, не было, это называлось наш интернациональный долг, эти слова произносились с некоторым пафосом, все знали, что из военкоматов молодые люди туда отправляются, знали, что люди в Афгане служат, возвращаются ветераны и так далее. Вот этой завесы тайны не было. Почему сейчас это все происходит в таком режиме секретности, с такими чудовищными последствиями, соответственно?

Во-первых, вы не правы. В Советском Союзе тоже всегда был режим тайны, просто это была некоторая информация публичная, официальная информация, про интернациональную помощь и так далее, а были операции, которые шли под большой тайной, о которых мы потом узнавали, и узнавали совершенно не из официальных источников. И вообще, любые вот такие действия, военные действия на чужой территории, всегда есть завеса тайны. Там просто по-другому не бывает, понимаете.

Само собой, конечно, я не имею в виду, что все было, как на ладони.

Здесь вы говорите о другом, что на самом деле есть некая официальная информация о том, что российские советники есть в Центральноафриканской Республике, и все.

Пять военнослужащих, сообщает нам МИД.

И все, и больше мы ничего не знаем.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю