Леонид Радзиховский: «Путин уйдет в 2024 году. У него ситуация гораздо тяжелее, чем у Назарбаева»

В чем смысл неухода Назарбаева, зачем Путин строит машину времени, и как Крым стал круговой порукой
20 марта, 18:35 Анна Немзер
48 701

В новом выпуске программы «Политика. Прямая линия» — публицист Леонид Радзиховский. Он рассказал, почему бывший президент Казахстана Нурсултан Назарбаев выбрал самый неоднозначный путь транзита власти, почему Путин вынужден будет уйти в 2024 году, дал несколько полезных советов его будущему преемнику, а также объяснил, каким образом Крым стал «круговой порукой» между властью, всем народом и оппозицией в России. 

Всем привет, дорогие друзья. Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и у нас сегодня в гостях Леонид Радзиховский, журналист. Здравствуйте, Леонид Александрович.

Добрый день.

Спасибо большое, что вы с нами. Конечно, мы начинаем с Назарбаева, потому что как же мы можем про это не поговорить. Главный вопрос, который у меня в этой связи есть, вот Кирилл Рогов сегодня написал в фейсбуке, что, с его точки зрения, никакого транзита власти в Казахстане пока не произошло, он там подробно это объясняет. С вашей точки зрения, транзит состоялся? Или это не транзит?

Видите ли, я вообще плохо понимаю мотивы Назарбаева, он же их, естественно, никак не объяснил, просто сказал, что тридцать лет, я устал и так далее. Насколько я помню, так.

Да-да.

У него теоретически есть три возможности. Возможность первая — это путь его коллег из Узбекистана, Туркменистана, досидеть до смерти, после смерти приходит наследник. Популярная точка зрения, что после смерти авторитарного лидера, диктатора, царя, как хотите назовите, происходят какие-то великие потрясения, не подтверждается фактами, потому что и в Узбекистане, и в Туркмении, и в Азербайджане после смерти старшего Алиева, абсолютно никаких потрясений не было, тихо-мирно к власти пришел преемник. Значит, это первый путь — досидеть до смерти. Второй путь — это путь Ельцина, объявить о своей отставке и назначить, назвать преемника. Третий путь — это путь Дэн Сяопина, с которым его часто сравнивают сейчас, это значит полу-уйти, гибридный уход, транзит-не транзит, в общем, одна нога в раю, другая нога на троне, вот примерно так. Такой король Лир, который объявил дочерям, что он делит королевство, а вот насчет делить как-то забыл, и застряло это в таком полу-.

Каждый из этих вариантов, по-видимому, имеет свои сильные стороны. Вариант досидеть до смерти, его сильная сторона очевидна, это просто дольше и не надо ни с кем ничем делиться.

Но этим вариантом он, как мы видим, уже не воспользуется?

Этот вариант, да, он не воспользовался. Вариант №2 — вариант Ельцина, имеет тот недостаток перед досидеть до смерти, что это короче, что ты уходишь, и имеет то преимущество, что выборы нового президента проходят подконтрольно тебе. Ты до момента назначения нового президента сохраняешь рычаги власти, или ты передаешь ему всю власть опять же как-то под своим контролем, короче говоря, ты проконтролируешь при жизни, кто будет твоим наследником после смерти.

Учитывая авторитет Назарбаева, учитывая всю ситуацию в Казахстане, я думаю, что если бы он сказал — я ухожу, и я назначаю преемником такого-то, или до дня выборов я остаюсь президентом, а выборы досрочные с таким-то кандидатом, или просто, я ушел, но предлагаю такого-то кандидата, нет никаких сомнений, что этот человек безусловно стал бы президентом. И положение Назарбаева, я думаю, отличалось бы от положения Ельцина, он не был бы тем пенсионером, который, в общем, никому не нужен.

Но он этот вариант тоже не выбрал, выборы под контролем и преемник под контролем. Он выбрал третий, самый запутанный вариант, когда он полу-уходит, полу-остается, часть власти оставляет, часть нет. Но видите ли, в положении Дэн Сяопина это все-таки другая ситуация, во-первых, Дэн был значительно старше, насколько я помню в это время, во-вторых, Дэн действительно думал, опять же сколько мы знаем, совершенно не о своей личной судьбе, он думал о тех великих реформах, которые он начал и затеял, ему надо было не просто назначить преемника, а в режиме отдаленном, но постоянном, контролировать ход реформ. Насколько я понимаю, в Казахстане никаких таких великих реформ нет, и в режиме постоянном, но отдаленном что-то контролировать вроде бы не обязательно.

Поэтому, почему он выбрал такой сложный вариант, может быть, он хочет за два года, допустим, спокойно провести кастинг преемника. Но кто мешает проводить этот кастинг, оставаясь президентом, зачем для этого уходить? Другой ответ, что он плохо себя чувствует и просто физически не может руководить, но это тоже слабый ответ. Брежнев, как известно, много лет ничего делать не мог, и тем не менее, руководил. Ельцин болел, и кроме рукопожатия, у него за душой ничего не было, но руководил. Ленин полтора года лежал в Горках и руководил. Поэтому вариант слабого здоровья и невозможности физически выполнять свои обязанности довольно мало убедителен, потому что никто не мешает тебе снять с себя почти все технические обязанности и руководить в целом.

Таким образом, перебирая все эти варианты, я не могу придумать объяснение, зачем, собственно говоря, он этот номер выкинул. Потому что, еще раз повторяю, проконтролировать переход власти к нужному человеку гораздо удобнее пока ты президент, оперативно руководить страной никто тебя не заставляет, ты сам себе хозяин. Тем не менее, он выбрал то, что выбрал. А что он выбрал, тоже непонятно, потому что назначенному преемнику 66, через два года, если выборы будут через два года, ему 68, в общем, по европейским меркам мальчик, но по меркам Средней Азии далеко не мальчик. Все же поменялось сейчас, вот на Западе выбирают стариков, а в Азии все больше молодые. Смотрите Узбекистан, смотрите Туркменистан, Таджикистан.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю