Леонид Гозман о падении рейтинга Путина, росте популярности референдума и мести элит президенту

6 мая, 18:16 Анна Немзер
32 926

В новом выпуске программы «Политика. Прямая линия» — политолог Леонид Гозман. Он объяснил, в связи с чем так ощутимо падают рейтинги Владимира Путина (по данным «Левада-центра», рейтинг одобрения его деятельности на посту президента опустился до исторического минимума), как при этом увеличивается количество людей, согласных на «обнуление» сроков Путина, какие настроения доминируют среди политической элиты и утратил ли российских президент доверие своих же союзников. 

Всем привет, дорогие друзья! Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и сегодня у нас на связи по скайпу Леонид Гозман, политик, политолог, психолог. Леонид Яковлевич, здравствуйте.

Добрый день!

Уже такой традиционный жанр, мы начинаем с нового обращения Путина.

Да.

У нас уже такой традиционный жанр. Где-то во вторник-среду сначала нам объявляют, что будет новое обращение, потом мы его ждем примерно часа полтора-два, потом оно наконец случается. Оно сейчас случилось, собственно обращение Путина было довольно коротким, потом было некоторое совещание, прервалось довольно внезапно, вернее, не прервалось, а ушло, стало закрытым для аудитории. Видимо, продолжилось. Может быть, еще какое-то будет включение, но так или иначе мы должны как-то про него поговорить. Что это было на сей раз, с вашей точки зрения?

Вы знаете, это, конечно, все достаточно грустно, потому что я думаю, что президент просто обеспокоен тем, что мы забудем о его существовании, и поэтому он периодически появляется. Поскольку сказать нам ему нечего, то он разговаривает со своими ближними боярами. Он, конечно, в таком каком-то очень странном монологе, который к нам не имеет отношения, понимаете?

Они нам о чем-то говорят, допустим, этот корпулентный дядя, министр чего-то там социального, да, выступал, просто я не помню, как его зовут. Я ничего плохого не хочу про него сказать, может, он вообще великий человек, но он там что-то рассказывал про то, как безработные могут все получать и так далее. И по его рассказу получается классно совершенно, просто классно, понимаете? Даже не надо вообще никаких справок давать, там просто заходишь на портал, всё. Всё замечательно, понимаете, всё замечательно, да? Включаешь ― не работает.

Оно работает или нет? Знаете, про безработных я не знаю, у меня среди моих друзей нет никого, кто безработный и нуждался бы в этом пособии, вот нету, люди в другом статусе, либо это уже по возрасту другой статус, либо еще как-то. В общем, у меня нет таких, я не знаю. Но зато у меня есть друзья-врачи, да. Я вот точно знаю, что они не получили ни гроша из того, что было когда-то обещано. Вообще ни гроша. То есть, понимаете, они там собираются, встречаются, они рассказывают друг другу, как они заботятся о нас. О вас, обо мне, да, вот они о нас заботятся. Но с нами они вообще об этом не разговаривают, просто совсем не разговаривают.

Вы знаете, что интересно с этим обращением? Вы сказали, что мы его ждем два часа и так далее. А вот не ждем мы его, неправда ваша. Не ждем мы этого обращения, да. Ни вы не ждете, ни я не жду. Более того, знаете, когда стало понятно, что это надо будет обсуждать сегодня, я же не могу просто ругаться, не зная, на что, надо же хоть послушать, да. Я стал его искать. Слушайте, его и в интернете очень мало, его мало в интернете, понимаете? В телевизоре его мало. Я включил в четыре часа, час назад, включил НТВ. Федеральный канал, государственный, все хорошо, да. Слушайте, пять секунд.

Понимаете, никто ничего не ждет. Это ужасно. На самом деле это плохо, потому что, вообще-то говоря, первое лицо страны, как бы оно ни стало первым лицом, наследственная монархия или еще как-то, или даже Пиночет, который власть захватил, это самое первое лицо должно быть в диалоге с обществом, а особенно должно быть в диалоге с обществом в периоды потрясений.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю