«Все начнется в сентябре»: Кирилл Рогов о том, что или кто может запустить массовые пенсионные протесты

8 августа, 18:36 Анна Немзер
2 651

Политолог Кирилл Рогов объясняет, почему повышение пенсионного возраста не вызвало более сильной протестной волны и сможет ли Навальный перехватить повестку ближе к осени. 

А, может быть. Это хороший вариант. Слушайте, я сейчас перейду к пенсиям, потому что опять-таки, у нас есть какая-то формальная привязка, мы про них говорим уже и говорим, и каждый день какие-то новости. У нас есть формальная привязка — Центризбирком признал некоторую группу вопросов, которые предложены тремя, прошу прощения за тавтологию, инициативными группами для референдума о повышении пенсионного возраста. Есть три вопроса, явно ничего из этого не выйдет, никакого референдума не будет, но, тем не менее, я вот о чем хотела спросить. Очевидно, некоторое недовольство россиян этим решением, оно действительно, как никогда, явно выражено, падают довольно сильно рейтинги, в том числе падают рейтинги людей, не являющихся авторами или инициаторами этой реформы, падает рейтинг Воробьева, Собянина того же, как ни странно.

Как вам кажется, есть ли вот такая непосредственная связка — нам выкатили эту пенсионную реформу, и в связи с этим мы сейчас, пожалуй, пересмотрим свое отношение к партии «Единая Россия» и к любому единороссу вообще, который в принципе встречается на нашем пути? Или среди российских граждан, недовольных этой реформой, все-таки как-то есть поиск, кто именно виноват, кто именно автор этой реформы? Или это вообще какое-то недовольство целиком, глобально против условных «них»?

Ну, поиска, наверное, нет особенного. Действительно, так устроено общественное мнение в России, в сегодняшней России, и это надо учитывать, что это особое общественное мнение, с которым мы имеем дело, это общественное мнение, которое формируется в условиях довольно авторитарного режима устойчивого, который становится к тому же более жестким, чем раньше, авторитарным режимом, и больше и больше, все больше контролирует СМИ и информационную сферу, и поэтому это в принципе такой специфический объект, это не то же самое, что общественное мнение в европейской демократической стране, оно устроено по-другому.

И вот то, что мы видим в России, одно из его свойств, это такая симультанность, связанность движения разных показателей. Так же было в 2014 году, когда после аннексии Крыма и начала войны в восточной Украине, там тоже все взлетело, все, не только рейтинг Путина, но отношение ко всем ветвям властям, отношение ко всем институтам власти улучшилось. И иногда даже непонятно, никакой связи ты вроде не видишь. Ну как аннексия Крыма связана с отношением к прокуратуре? Но доверие к прокуратуре так же поднимается. Поднимались даже такие показатели, что называется в социологии, pocketbook evaluations, то есть это оценки, связанные непосредственно с ощущением экономической ситуации, но персональным ощущением, как для тебя экономическая ситуация выглядит. Так вот эти оценки тоже повышались на фоне этой эйфории и этого общего взлета. И сейчас тоже это такие взаимосвязанные процессы, что снижается и рейтинг Путина, и снижается общая оценка положения дел в стране, и снижаются некоторые показатели, которые, казалось бы, совсем не связаны с этим. И, разумеется, снижаются институты власти, все, и Дума, и Медведев, и правительство. Но это довольно характерная взаимосвязь, довольно характерная связка.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю