Путин подписал указ о внесении поправок в Конституцию

«Это признание поражения»: Леонид Гозман — о спецоперации Путина по обнулению

18 марта, 19:13 Анна Немзер
52 213

В гостях у программы «Политика. Прямая линия» — политик, президент движения «Союз правых сил» Леонид Гозман. Обсудили, как российские власти реагируют на эпидемию коронавируса, но главной темой этого выпуска стало обнуление сроков Владимира Путина и предстоящее голосование 22 апреля по поправкам в Конституцию.

Всем привет, дорогие друзья. Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер, и у нас сегодня по скайпу в гостях на прямой связи Леонид Гозман, политолог, психолог, президент движения «Союз правых сил». Леонид Яковлевич, здравствуйте. Слышите ли вы меня?

Да, я вас прекрасно слышу. Я вас, к сожалению, не вижу, но видимо, это неизбежно. 

Да. Но сейчас как-то, знаете, тут спасаемся, как можем.

Я понимаю.

Потому что, действительно, мы существуем в таком абсолютном специальном, в режиме чрезвычайного положения, я бы сказала. Мы очень просим гостей не приходить к нам, и очень благодарны им за возможность подключаться к нам по скайпу и разным другим средствам связи. Сами мы ходим на работу очень усеченным ограниченным составом, соблюдая все возможные меры безопасности, по возможности. 

Леонид Яковлевич, действительно мы с вами говорим в ситуации какого-то в общем такого пришедшего к нам полуапокалипсиса, апокалипсиса. Еще неделю назад мы как-то, даже оглядываясь на то, что происходит в других странах, что происходит в Европе, мы в общем с большим трудом себе представляли развитие событий, а вот теперь имеем дело с тем, с чем имеем дело. Но у нас все-таки «Политика», и хотелось бы мне с вами поговорить сначала о том, а что у нас, собственно говоря, сообщают нам политики. Для начала давайте поговорим о том, что они нам сообщают в связи с коронавирусом, и чего мы от них хотим в этой ситуации. Как вам нынешняя реакция властей видится, вот на данный момент? 

Вы знаете, я думаю, что в структуре… Я, может, скажу такую непривычную для себя, по крайней мере, вещь, я думаю, что в структуре нынешней власти очень много людей, которые искренне пытаются сделать нормально, вот просто хотят действительно это сделать. Я думаю, что они действительно делают, стараются там и так далее. Я сейчас имею в виду не только там рядовых врачей и медсестер, многие из которых совершенно самоотверженно работают, я думаю, что и среди начальников есть люди, которые хотели бы, чтобы было хорошо. Плохо то, что система не работает, она вообще не работает, по определению. И конечно, в этой системе приоритетом, вот чем выше начальник стоит, тем больше его приоритет не реальная ситуация, а удовлетворение более высокого уровня начальника, и соответственно, он занимается тем, чтобы более высокий начальник был удовлетворен. И что я бы от них хотел, например? Я на самом деле даже не против полицейских мер, если они необходимы действительно, но я бы хотел прежде всего нормальную информацию, сколько у нас заболевших. Ну что за ерунда вообще, понимаете, цифры на два порядка ниже, чем в других странах. Это вообще с какой такой радости? Нас господь хранит, да? Как мы бога в Конституцию записали, и поэтому теперь так у нас все здорово? Я бы хотел иметь реальные цифры. Я бы хотел понимать на самом деле ресурс диагностики и ресурс излечения. Потому что, понимаете, если вы говорите, у меня там 28 заболевших, а вас в ответ спрашивают — а сколько тестов ты провел? И ты говоришь — 28. 

Ну, да, понятно. 

Понимаете, на самом деле надо оценивать уровень распространения этой дряни, оценивать пропорционально замеру, который мы способны делать, а сколько у нас койко-мест, а сколько у нас аппаратов для вентиляции легких, все вот это. Я не знаю, как бороться с коронавирусом. Сейчас развелось вирусологов, понимаете, как грязи, как политологов почти. Я не знаю, как это делать, но специалисты знают. Но по крайней мере, я думаю, что у меня бы хватило мозгов понять реальную информацию. Вот только что я прочел, что эта дрянь живет на поверхностях каких-то, живет 72 часа, но это идет от каких-то британских ученых. Елки-палки, а почему нельзя дать вообще нормально какую-то вещь, чтобы объяснять нормальные средства самозащиты людей? Вот у меня мама очень старенькая, ей больше девяноста лет. Я не могу ей объяснить, что я к ней не могу приходить, потому что эпидемия, она просто не поймет, она не может этого уже понять. Окей. Какие мне надо предпринимать меры предосторожности, приходя к ней, чтобы я, не дай бог, не был, так сказать, последним толчком? Ей и так девяносто третий год, понимаете. Понятно, что все там будем, но я не хочу же, так сказать, ускорять. Вот хоть бы кто-нибудь объяснял вообще все это, ни черта же не объясняется! А не объясняется потому, что нет нормальной политической системы, как мне кажется, потому что я не знаю, как там люди себя ведут в Италии, во Франции и так далее, но я знаю, как бы я себя вел, если бы у нас была нормальная система. Я бы позвонил своему депутату, допустим, своему депутату в Московской городской Думе и сказал: «Вася, я тут тебя избрал, или даже, допустим, тебя избрали против моей воли, не важно, ты вот тут депутат, ответь-ка, что ты там сидишь в Думе, ответь нам, пожалуйста, на этот вопрос, на этот вопрос, на этот вопрос». И Вася бы отвечал, куда бы он делся, иначе бы его в следующий раз не избрали. А у нас не к кому обращаться.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю