«Безопасность в обмен на пассивность»: Сергей Пархоменко о том, как рушится новый договор Путина с населением

20 мая, 12:54 Анна Немзер
13 599

В новом выпуске программы «Политика. Прямая линия» ведущая Анна Немзер и журналист Сергей Пархоменко обсудили, к чему может привести то, что все больше граждан наблюдают насилие и репрессии в адрес несогласных с нынешним положением дел в стране. Пархоменко отмечает, что репрессии усиливаются все больше по мере противостояния общества и государства, и в конечном итоге они затрагивают всех, даже если часть людей придерживалась стратегии дистанцирования от политической жизни. Кроме того, по мнению журналиста, за годы правления Владимира Путина негласный договор между обществом и государством трансформировался — ранее власть предлагала условия комфортного потребления товаров и услуг в обмен на неучастие в политической жизни. Теперь же, считает журналист, на смену ему пришел обмен пассивности на на якобы защиту от всевозможных врагов — внешних и внутренних.

Люди гораздо больше сталкиваются с прямыми репрессиями, люди гораздо больше видят насилия вокруг себя. Я уже действительно который раз говорю, что просто хотя бы взять любой митинг, тот факт, что на глазах у людей бьют людей, спецприемник на Сахарово, о нем многие узнали, не первый раз я это повторяю. Происходит еще некоторое информирование об этом насилии, даже если оно еще пока тебя напрямую не коснулось. Социология информированности об этом насилии становится существенно шире.

А что дальше? Я задаю этот вопрос не в смысле, когда уже, значит, возмущенные народные массы, я не знаю что. Я не хочу так ставить вопрос, я пытаюсь понять в принципе, а вот это, действительно, узнавание о насилии, ощущение, что насилие будет применено к тебе или уже применено к тебе, что-то за собой влечет? Оно вообще как-то на ситуацию влияет?

Послушайте, оно влечет осознание прежде всего. Оно влечет некоторый слом мировоззрения, который предстоит очень многим людям, которые привыкли жить, очень во многих ситуациях объясняя себе, что это их не касается. Вообще средний наш с вами соотечественник очень любит эту позицию. Он говорит: «Вот, говорят, есть какая-то свобода слова. Я же не журналист, это меня не касается, пускай журналисты волнуются по этому поводу». Про это мы уже говорили. Потом он говорит: «А еще есть какая-то свобода совести. Я не верующий, пускай всякие мусульмане и прочие буддисты волнуются по этому поводу, а меня это не касается». Еще есть какая-то свобода собраний. Я не собираюсь. А еще есть суд, говорят, некоторые говорят: «Очень нужен суд, суд ― очень важная вещь, суд должен быть такой, должен быть сякой». Я здесь при чем? Я же ничего не ворую, не убиваю, не граблю и не собираюсь, меня суд ваш этот не беспокоит. Вам нужен суд? Ну, пусть жулики и мошенники беспокоятся о суде, а я здесь при чем? И вот это повторяется снова и снова в огромном количестве разных случаев. Человек говорит: «Мне это не надо, я в этом не участвую, это меня не касается. Я этим не интересуюсь». Бесконечное количество раз.

Постепенно, я думаю, большому количеству наших соотечественников, понятно, что начиная с продвинутых, в какой-то мере образованных, в какой-то мере активных, в какой-то мере энергичных и так далее, а потом всем, им предстоит вот эта перемена во взгляде на окружающий мир. Огромное количество вещей, которые вроде бы меня не касаются, на самом деле меня касаются.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы