Революция достоинства в Москве, что скрывают о катастрофе в Белом море, и как глубинный народ довели до желания сменить Путина

Андрей Колесников об эрозии системы и невозможности перестройки
14 августа, 18:23 Анна Немзер
36 947

В эфире программы «Политика. Прямая линия» — Андрей Колесников, эксперт Московского Центра Карнеги. Поговорили о том, почему власть никак не отчитывается о взрыве военной ракеты и выбросе радиации в Белом море и насколько критично недоверие населения к власти. А также о том, способно ли это общее недоверие оказать влияние на сегодняшние протесты и правильна ли стратегия «умного голосования», предлагаемая некоторыми оппозиционерами, в том числе Алексеем Навальным. Андрей Колесников отметил, что протестные акции свидетельствуют о «революции в головах» гражданского общества, однако, гражданское крыло во властные элиты не допущено. Кроме того, поговорили о том, кто выходит протестовать на улицы, за кого готовы голосовать россияне и что будет с оппозицией дальше.

Всем привет, дорогие друзья. Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь. Меня зовут Анна Немзер. У нас сегодня в гостях Андрей Колесников, эксперт Московского центра Карнеги. Здравствуйте, Андрей Владимирович, спасибо большое, что вы с нами.

Добрый день.

Понятно, что мы будем говорить про московский протест. Но начать я, как ни странно, хотела бы с ядерной аварии, о которой мы ничего по сути дела не знаем, и хотела с вами поделиться таким неожиданным опытом, потому что когда это произошло, буквально через несколько дней разные мои знакомые стали мне писать примерно с формулировкой «Ты все знаешь, скажи, пожалуйста, надо ли покупать йод», примерно. Очевидно, тут сыграл свою немаловажную роль сериал «Чернобыль» HBO, который все только что посмотрели, и вот это ощущение, что если где-то что-то случилось, то нам точно не скажут. Нам точно не скажут, мы никакой правды точно не узнаем, оно вот в этом сериале передано прекрасно, и видимо, люди это очень, кто-то вспомнил, кто-то впитал из воздуха буквально. Понятно, что вы не эксперт по ядерным реакторам, и я вас не в этом качестве сюда приглашала, но скажите, пожалуйста, как быть с этим ощущением, что, с одной стороны, мы живем в открытом мире, с открытыми источниками, и вся информация в общем не может быть уже так спрятана, как она могла быть в 1986 году, но с другой стороны, тем не менее, ощущение, что мы ничего не понимаем, и от нас явно что-то скрывают, оно присутствует. Как нам разбираться с этой ситуацией?

Здесь вполне очевидный эффект колеи в отношении к власти, вот власть всегда врет, врала, будет врать, поэтому никто ничему не верит. Что-то произошло, тем более связанное с радиационной опасностью, тем более, действительно, на фоне фильма, который в общем многим открыл глаза на собственную историю, а кому-то напомнил о том, что было такое событие. Даже если там были фактографические неточности, тем не менее, суть событий, и суть того, как ведет себя власть в чрезвычайных ситуациях, она передана прекрасно, поэтому собственно, люди и продолжают, ориентируясь, возможно, и на этот пример, или в принципе, на нутряное чувство того, что власть соврет в этом случае и не скажет правду, оно абсолютно естественно. Тем более, что разные ведомства говорили разные вещи. Естественно, есть открытая информация, которая идет с Запада по поводу того, что, возможно, это «Буревестник» испытывался, о котором говорил Путин, и вот теперь это еще и баланс держав, так сказать, как-то немножечко нарушает. Разные данные, разная информация, люди, естественно, начинают думать о том, что все неправда, что все совсем серьезно, а может быть, это второй Чернобыль, а может быть, это мини-Чернобыль, а может быть, и нет. Мы же не знаем правды, действительно, а может быть, мы ее и не узнаем.

Есть ли у нас все-таки какие-то, слава богу, все-таки мы живем в другом мире, все-таки открыт интернет пока, открыты источники и есть комментарии людей, которые в этом хорошо разбираются, есть, в конце концов, не знаю, какие-то предположения, что если бы это было такой силы, как Чернобыль, условно, то норвежцы заметили бы свечку, и мы бы об этом неизбежно узнали. Как человеку, действительно потерянному в этом море информации, фейков, постправды и так далее, как ему разбираться, на какие источники ему ориентироваться, и как здесь действительно найти хотя бы хоть какой-то покой для себя.

Интересно, что люди интуитивно ориентируются на западные источники. Как мы узнали про Чернобыль из Швеции, первая информация пошла оттуда, там было зарегистрировано излучение, то же самое происходит сейчас, у нас есть Норвегия, у нас есть Финляндия, у нас есть та же самая Швеция, наши соседи, которые врать не будут, потому что им еще не хватало подыгрывать нашему руководству. Оттуда вроде бы таких уж совсем тревожных сигналов не исходило, действительно уровень этой самой радиационной опасности, вроде бы они это подтверждали, судя по публикациям, что действительно была очень серьезная какая-то, серьезное превышение, которое потом закончилось. Вот все, что непрофессионал может из этого заключить, что, наверное, обошлось на этот раз. Хотя серьезное число жертв, смертей работников и сказанная правда о том, что это были испытания, в общем по-прежнему настораживают, но вот, наверное, нужно ориентироваться на наших западных партнеров, как положено говорить теперь.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа