«Заранее напугать, чтобы не вышли, как в 2011»: Александр Кынев о самых неконкурентных выборах, на которых все еще остался шанс у оппозиции

8 сентября, 18:23 Анна Немзер
11 124
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Гостем этого выпуска стал политолог Александр Кынев. Анна Немзер обсудила с ним предстоящие выборы в России и идущую предвыборную кампанию, которая ознаменовалась самыми масштабными зачистками в оппозиции, СМИ и среди активистов и несогласных.

Добрый вечер, дорогие друзья! Это «Политика. Прямая линия» на телеканале Дождь, меня зовут Анна Немзер, и у нас сегодня в студии политолог Александр Кынев. Александр, здравствуйте!

Добрый день!

Спасибо большое, что вы смогли к нам прийти в сентябре. Выборный месяц, важный месяц, и очень хотелось, чтобы именно в этом месяце у вас получилось. Спасибо.

Я предполагала, что мы будем говорить всю программу о выборах. Сейчас, насколько я понимаю, начнутся журналистские пикеты на Лубянке, у здания ФСБ. Наш корреспондент Валерия Ратникова поехала туда и будет следить за развитием событием. Если нужно будет, мы прервемся и подключим Валерию к эфиру, но начинаем мы разговор с выборов, с самых неконкурентных, насколько я понимаю, за всю историю, за постсоветскую.

Смотря как считать. Если считать в формальных цифрах, в абсолютных, то да, мы наблюдаем сокращение количества кандидатов, мы наблюдаем сокращение количества кандидатов в списках. Причем количество списков, кстати, все равно больше, чем оно было в годы управляемой демократии. Я хочу напомнить, что у нас в 2011 году, знаменитом, списков было всего семь, а сейчас четырнадцать.

Дело в том, что конкуренцию нужно оценивать не только количественно, но и качественно. На мой взгляд, если, скажем, брать 2016 год, я думаю, что более глубоко наша аудитория, скорее всего, не помнит в деталях, это было слишком давно, особенно для молодежи, то да, по сравнению с 2016 годом уменьшение количества кандидатов по спискам. Почему уменьшение? Потому что закон очень тяжелый, масса новых запретов, кандидатов находить тяжело.

Грубо говоря, в списке партии 400 человек. Из них в лучшем случае, если сильно повезет, если это не «Единая Россия», может, человек двадцать-тридцать станет депутатами, а остальные-то шансов не имеют. Какой им мотив, значит, заниматься безумной работой по поиску справок, выписок, всего, чего угодно, закрывать счета, которые потом тебе никто назад не вернет, и так далее, когда ты не будешь депутатом. Это надо быть человеком очень самоотверженным. Поэтому, конечно, люди не хотят баллотироваться. Плюс подставлять себя под дополнительные проверки, не дай бог что-то у тебя найдут или захотят найти и так далее. Это одна история.

По округам мы тоже видим уменьшение количества кандидатов. Мы видим уменьшение количества кандидатов по самовыдвиженцам, которые собрали подписи. У нас на весь массив округов пять лет назад было всего 23 человека, которые смогли быть зарегистрированы по подписям, сейчас всего 11, то есть меньше, чем тогда. Здесь мы видим уменьшение.

Но если говорить о качестве конкуренции, стало ли конкуренции с точки зрения качества меньше? На мой взгляд, нет. Если, скажем, оценивать количество конкурентных округов, если оценивать в целом шансы оппозиции, сейчас они выше, чем они были тогда. Более того, я абсолютно убежден, что те зачистки, которые мы наблюдаем, ужесточение законов, они как раз связаны напрямую, скажем так, с опасениями власти по поводу снижения собственных рейтингов, по поводу роста протестных настроений. То есть здесь есть элемент такой превентивной защиты, заранее напугать, да, то есть сделать невозможным сценарий а-ля 2011 год, когда люди выйдут, да, чтобы все боялись, сколько возможно.

Значительная часть дел, которые мы наблюдаем, показательны, то есть это такая демонстративная предварительная жестокость, да, с тем, чтобы не было акций протеста после. Но на самом-то деле, если посмотреть, я буквально сейчас все эти дни обзваниваю регионы, смотрю, что происходит сейчас, количество конкурентных округов, даже когда мы выпустили доклад месяц назад, он был резонансный, на Дожде обсуждали, тогда мы насчитали где-то около пятидесяти. 21 округ ― это где «Единая Россия» либо совсем не выдвигается, либо де-факто поддерживает другого кандидата, то есть такие договорные округа, 21. В них тоже может быть конкуренция, не обязательно договорный кандидат победит, грубо говоря, Центральный округ Москвы тому пример. Еще 29 ― где была ситуация разной степени конкурентности, где-то единороссы лидировали, где-то нет, но конкуренция была.

Что произошло дальше за этот последний месяц? В ряде округов проблему решили радикально, то есть за счет того, что главные оппоненты снялись: Глисков в Красноярском крае или Ионин снялся в Свердловской области, Юнемана не зарегистрировали. Эти округа действительно, в них каких-то равноценных кандидатов на замену нет. Но в то же время в этот список ряд округов добавился, которых в этом списке раньше не было. То есть они выглядели как такие середнячки, но там началась все-таки активизация какой-то оппозиции. Поэтому я думаю, что общее количество все равно остается примерно около пятидесяти.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Андрей, 30 лет

    07.09.2021

    Так люблю Дождь, но , к сожалению, сейчас не могу позволить себе подписку, а так хочется снова смотреть эти чудесные светлые передачи ..

    Помочь
  • Виктор

    04.12.2020

    Очень бы хотелось иметь возможность читать актуальные и честные новости.

    Помочь
Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде