Что означает рост цен на нефть.

Обсуждают Владимир Фейгин и Екатерина Грушевенко
Пархоменко
18:28, 17 марта
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку
Ведущие:
Лев Пархоменко

Комментарии

Скрыть

Сегодня в гостях у Льва Пархоменко было два гостя – генеральный директор института энергетики и финансов Владимир Фейгин и научный сотрудник Института энергетических исследований РАН Екатерина Грушевенко. Главной темой для обсуждения стала нефть: почему цена на нее все-таки вырастет, пострадают ли российские нефтяные компании от заморозки цен и станут ли США серьезным игроком на нефтяном рынке. 

Ну что, у нас 41,20, я буквально сейчас перед эфиром посмотрел, 41,20 за Brent на Лондонской бирже. Как это можно в целом объяснить, то, что сейчас происходит? Это некие финансовые флуктуации, это смена тренда или это последний вздох нефтяного рынка? Как вы это видите, вот этот сегодняшний момент, Екатерина?

Грушевенко: Конечно, по нескольким неделям вот этих 40, там сколько, неделя была или полторы, нельзя сейчас точно сказать, потому что рынок на самом деле в панике, учитывая жуткую волатильность, которая творится. Но в целом, говоря о том, вырастет цена на нефть или нет, она должна вырасти, потому что производители, они фактически уже помирают, большинство производителей, даже сланцевой нефти. Да, там многие заявляют о 35, кто-то говорит о 20, но на самом деле уже не могут производители добывать по такой цене. Даже если мы посмотрим отчеты компаний, огромные убытки они терпят. Соответственно, главный вопрос...

Это речь о новых производителях, все-таки мы привыкли слышать о том, что нашим производителям более-менее все равно, и 30 их тоже вполне устраивает.

Грушевенко: Ну, другой вопрос, что бюджет от этого трещит по швам. Ведь проблема в двух частях. Крупные производители, где национальные компании лидеры, в том числе и на Ближнем Востоке, там трещит бюджет по швам, но при этом издержки они, безусловно, выдерживают. А при этом крупные мейджеры зарубежные, посмотрите крупнейшие европейские компании, они терпят колоссальные убытки, конечно, 30-40 это слишком мало для них. Тут вопрос времени, мы не можем точно сказать, это будет через полгода или через год. Но вот мы ожидаем, по своим расчетам, что к концу года будет некая стабилизация, и все-таки на 50, на 60 мы выйдем.

Владимир, как вы видите сегодняшнюю ситуацию?

Фейгин: Я скажу про нюансы, в целом я согласен с тем, что говорит коллега. Но я не верю в 50-60, но, может быть, и такой взгляд. Кроме всего прочего, тут надо понимать, что этот рынок — он финансовый рынок, он по своим законам живет. И вот, в частности, волатильность, флуктуации и так далее, и так далее, это потому, что играют игроки. Но они не совсем в другом мире живут, что и реальная добыча нефти, но все-таки в очень таком, в отдельной комнате, как говорится. Действительно, плохо всем. С чего началось такое некое движение производителей? С того, что когда цена была 30, то Саудовская Аравия сказала, нас уже это не устраивает. Нас не устраивает, Саудовскую Аравию. Целый ряд производителей, крупных, традиционных, они заявили, они сказали, что они работают в убыток. Но это не может продолжаться долго. Ведь задача Саудовской Аравии была выгнать с рынка неэффективных. Ну давайте, будем выгонять всех, кто не может жить при 30. Но это приведет к очень неприятным последствиям потом. 

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.