Алексей Навальный: «У меня всегда с собой «допровская корзинка» на случай ареста»

Парфенов
17 июня 2013
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Накануне принудительного привода в суд в Кирове Алексей Навальный рассказал Леониду Парфенову, что всегда носит с собой на случай ареста, зачем выдвигается в мэры, если всегда выступал против всей системы, и ждет ли в сентябре Москву новая Болотная.

Парфенов: Перед принудительным приводом в суд Алексей Навальный заглянул к нам. А что такое принудительный привод? Это от порога дома до порога суда приставы ведут?

Навальный: Приставы ведут от порога дома до порога суда, причем, если вы сопротивляетесь, идти не хотите, они могут надеть на вас наручники, ударить палкой, электрошоком. Но в моем случае все будет гораздо проще. Я показал приставам билет уже купленный, им ничего не оставалось, как сказать: «Хорошо, езжайте по своему билету». Поэтому в этом смысле меня за руку или на казенной машине или на каком-то специальном вагоне никто не повезет.

Парфенов: Скажите, а вы в Киров ездите с какой-то корзинкой вещей на случай, если все-таки арест случится?

Навальный: Не то чтобы в Киров я езжу, как называлась «допровская корзинка».

Парфенов: «Допровская корзинка» Кислярского, да.

Навальный: У меня есть такая сумка в машине, которая ездит со мной последние полтора года постоянно. Потому что у меня был опыт, когда вечером вышел из дома, а вечером тебя арестовали на 15 суток. Когда у тебя есть сумка, ты спокойно себе в камере переодеваешься в спортивные штаны и в кроссовки, это гораздо удобнее, чем, если ты сидишь, случайно оказавшись в камере в костюме, и ждешь, пока тебе принесут с передачей. В Киров, конечно, я беру на всякий случай необходимые вещи, но поскольку я все-таки юрист и понимаю ход процесса, я думаю, что вряд ли дойдет до того, что меня ни с того ни с сего возьмут и арестуют без какой-то либо причины.

Парфенов: Вы все-таки выдвинуты от «ПАРНАСа» в мэры Москвы. Несколько нелогично, вы в свое время говорили, что эта теория малых дел не работает и, действительно, мол, пошел Белых в губернаторы, попытался встроиться в систему и, в общем, ничего особенного не вышло. И, в общем, вы претендуете на как раз место в этой системе.

Навальный: Это не малое дело, это большое дело. Нужно помнить, что Белых был назначен губернатором президентом Медведевым, фактическим тогда руководителем страны Путиным. Я иду на выборы. Я иду на выборы, чтобы бороться с «Единой Россией», которая захватила Москву.

Парфенов: Представим, что вы становитесь мэром. А у вас команда есть? Вы можете кого-то, в том числе и с целью агитации и пропаганды, назвать: вот – займется ЖКХ, вот – займется культурой, вот – займется внешними связями?

Навальный: В ближайшие 10 дней мы представим программу, фамилии некоторых людей, которые работают над программой, уже сейчас известны. Например, это Сергей Гуриев, некоторые пока мы не хотим афишировать. Вместе с программой будет заявлена команда, просто я пока что не хочу опережать события, потому что это такое тоже значимое событие избирательной кампании. Я буду это все презентовать, я буду об этом всем говорить. Вы выпустите об этом, может быть, новый сюжет в новой передаче.

Парфенов: Как вы думаете, после выборов мэра будет какая-то протестная активность? Маловероятно, что такие вещи, к которым все избиркомы привыкли, в виде вбросов, «каруселей», их совсем бы не было. И что в результате, мэр Москвы – это тот пост, из-за которого возможна новая протестная активность, или все плюнут и уедут на дачу?

Навальный: Сложно сказать. И в нашей стране, и в других странах протестная активность серьезно разгоралась и из-за более мелких вещей. Посмотрите, что сейчас, что в Турции происходит. Здесь многое зависит от нас. Собянин и «Единая Россия» работают на понижение явки. Им нужны тихие выборы, мало кандидатов, низкая явка, тогда они спокойно себе побеждают в первом туре. Мы рассчитываем на то, и наша стратегия заключается в том, чтобы привести как можно больше людей на эти выборы, чтобы была высокая явка. Высокая явка и низкий уровень голосования за Собянина могут спровоцировать их на совершение фальсификации. Фальсификации, которую заметят сотни наблюдателей, они могут, конечно, спровоцировать какие-то беспорядки, как это и было на выборах 2011 года.

Парфенов: 12 июня вы пошли на последний из маршей протест, уже совсем малочисленный. Вам кажется, это все еще работающая форма общественной активности?

Навальный: Последний митинг был достаточно малочисленным, относительно малочисленным, потому что он был с узкой направленностью. Это был марш протеста конкретно в поддержку тех 12 человек, которых сейчас судят в Замоскворецком суде города Москвы. Мне же не важно, работает или не работает с точки зрения картинки, с точки зрения чего-то. Я для себя определяю – для того, чтобы поддержать этих людей хоть как-то, которые сейчас сидят в тюрьме, как заложники за нас за всех, я выйду и пойду с их портретом. Даже если будет 5 человек идти, я выйду и пойду с этим портретом. Это же должно работать внутри. Для меня самого это работает.

Парфенов: Возвращаясь к суду. Как вам кажется, чем закончиться заседание в понедельник?

Навальный: Заседание в понедельник закончится тем, что меня, наверное, допросят, по крайней мере, это планирует сделать прокуратура, и назначат другое заседание. Я, честно говоря, сомневаюсь, что они меня арестуют в понедельник или во вторник. Потому что, даже несмотря на то, что были такие достаточно драматические, по крайней мере, для меня достаточно драматичные события, когда я в онлайне смотрел, как судья зачитывал решение, арестовать Навального или не арестовать, судя по тому, что незадолго до этого меня выпустили из Следственного комитета, я понимал, что вряд ли они хотят меня арестовать, иначе арестовали прямо там. Но я готов к любому развитию событий.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.