Возможна ли Россия без Турции, водки и страшного суда?

Белковский и Невзоров о том, когда наступят последние времена
26 ноября 2015 Лика Кремер
110 607 17

Демоническая полемика антиподов — Станислава Белковского и Александра Невзорова. В каждой программе три раунда. При выборе тем участники концентрируются на «русском безумии недели» и защищают прямо противоположные взгляды. При этом все противоречия, в конечном счете, подлежат диалектическому преодолению с финальным формированием окологегелевского синтеза. Сегодня они спорили о том, пойдет ли Россия на намеренное ухудшение отношений с Турцией, в каких регионах больше всего пьют, и когда наша власть решит оказаться от приоритета международного права. 

Кремер: Добрый вечер. Это «Паноптикум» на телеканале «Дождь». Меня зовут Лика Кремер. А главные герои этой программы Станислав Белковский и Александр Невзоров. Сегодня мы попробуем обращаться с форматом программы чуть более вольно и посмотрим, что из этого получится. На этот раз не все все темы программы известны героям заранее, возможно, к середине программы у меня окончательно пропадет голос, а возможно, и нет. Возможно, я не буду, как раньше, просить главных героев меняться местами и обязательно задам хотя бы несколько вопросов зрителей, которые показались мне интересными. Неизменным останется одно — у нас в программе по-прежнему будет еще один участник — это летающий монстр. А вот и он. Летающий монстр является абсолютно независимым, и будет каждую программу выбирать одно слово, на которое ему реагировать. Задача зрителей — определить, на какое слово он реагирует, и прислать его в чат под обсуждением эфира, там, где зрители обсуждают эфир, или в твиттер с хештегом паноптикум. Тот, кто сделает это первым, получит в подарок пророческую книгу главного специалиста телеканала «Дождь» Станислава Белковского «Зюльт», о том, как Леонид Ильич Брежнев начал афганскую войну. Кроме того, сегодня вы можете присылать ваши вопросы Станиславу Белковскому и Александру Невзорову, также используя хештег паноптикум. И если они покажутся мне достойными наших уважаемых специалистов, а также если у нас останется время, я их озвучу. А теперь, поехали!

Тема первая. Тигр Амур, живущий в приморском Сафари-парке в Шкотовском районе Приморья, подружился с козлом, которого ему прислали в качестве добычи несколько дней назад, сообщается на сайте парка. Тигры Сафари-парка два раза в неделю едят живую добычу. Тигр Амур умеет охотиться на коз и кроликов, но недавно тигру попался козел, которого он есть не захотел, потому что тот оказался очень смелым, говорится в сообщении. Отмечается, что козла просто никто не научил бояться тигра, поэтому осторожный Амур решил не связываться с ним. Более того, смелый козел выжил хищника из его собственной спальни, и спит уже на его месте четвертые сутки. Тигру же пришлось перебраться на крышу своего дома. Означает ли это, что настали последние времена? Александр Глебович, начнем с вас.

Невзоров: Во-первых, не надо исключать того, что козел бывает исключительно вонюч. Действительно, он бывает вонюч до такой степени, что от него сбегают даже тигры. И мы знаем, что это правило действует, кстати говоря, и в большой политике тоже. Потому что некоторые страны, когда они хотят поучаствовать в каких-то больших международных процессах, они сильно напоминают вот такого хулигана, который пришел в казино, и вроде бы у него даже нет никаких оснований играть, но все знают, что он может очень сильно напортить воздух и очень больно исщипать за зад официантку. Поэтому разрешают нарисовать несколько карт и на краешке поиграть. Но вообще на самом деле я подозреваю, что это так называемый типовой эффект некорректного наблюдения , потому что ведь поведение животных достаточно хорошо известно и изучено. И у зверей, особенно у кошачьих, которые живут в таких условиях, развиваются всякие энтероколитики. Энтероколитиками, следствием тяжелое физиологические изменения модуляций, в том числе, и обоняния для кошачьих. И плюс к этому действительно сильный запах козла, и энтероколит у тигра мог обеспечить козлу на какое-то время неприкосновенность. Но не надо думать, что так будет всегда, и не надо думать, что эта ситуация затянется. Потому что козел будет благополучно убит, потому тигры адаптивные существа и быстро-быстро принюхиваются. Таких случаев очень много, они описаны были в разных практиках зоопарков, по-моему, даже еще Гржимек писал о том, что в его зоопарке несколько раз были случаи, когда хищники щадили каких-то маленьких зверюшек. И ради привлечения публики, которая очень хотела понаблюдать, вот тут вот сидит гиена и рядом с ней сидит кролик. Этих гиен начинали прикармливать, давая им втройне суточную дозу для того, чтобы продолжить аттракцион гиены и кролика.

Кремер: Спасибо, Александр Глебович. Передаю слово Станиславу Александровичу. Станислав Александрович, настали ли последние времена?

Белковский: Коллеги, тут надо уточнить, почему вы задаете вопрос о последних временах.

Кремер: Я могу процитировать.

Белковский: Очевидно потому, что вы хотите процитировать нечто евангельское на эту тему.

Кремер: Да, пророка Исайю.

Белковский: Так вы процитируйте, потому что иначе телезрителям это не очень понятно.

Кремер: Тогда волк будет жить вместе с ягненком, и барс будет лежать вместе с козленком; и теленок, и молодой лев, и вол будут жить вместе, и малое дитя будет водить их. И корова будет пастись с медведицею, и детеныши их будут лежать вместе, и лев, как вол, будет есть солому.

Белковский: Я, безусловно, не как христианин не могу с этим не согласиться априори. Настали ли последние времена, покажут грядущие события в Турции и вокруг нее. И в отношениях России и Турции вполне возможно действительно эти времена близятся. Но это безусловно гигантская метафора по своей силе. Потому что в России только козел может не бояться тигра. Но в конечном счете эта стратегия и приводит к успеху, потому что тигр может быть настолько шокирован с одной стороны обаянием, а с другой стороны непокорностью козла, что может уступить добровольно. Хотя если козел даст слабину и остановит свое наступление своего обаяния и непонимания ситуации, то тигр, здесь я согласен с Александром Глебовичем, его всенепременно съест. Кстати, я бы сказал, что вся эта ситуация очень напоминает открытие «Ельцин-центра» в Екатеринбурге, где русская интеллигенция, в той или иной степени ассоциируемая с козлом, припала к любящей груди столь любимого ею тигра в лице Владимира Владимировича Путина и вместе с ним сфотографировалась в зале Свободы на фоне слова «свобода». Лучшего подарка тигру от козла нельзя было ожидать. Ради этого можно ненадолго уступить и собственное тигриное ложе.

Кремер: Согласны ли вы с этим сравнением, Александр Глебович?

Невзоров: Нет, мне очень нравится, когда интеллигенцию называют коллективным козлом. А она теперь навсегда осталась там в Екатеринбурге, или она вернется?

Кремер: Уже вернулась. Это было путешествие одним днем.

Белковский: Нет, это было давальческое сырье для тигра, оно должно вернуться в место назначения в виде готовой продукции, то есть съеденного козла.

Кремер: Секундочку, я не поняла. Вы хотите сказать, что вечером прилетел уже съеденный козел?

Белковский: В какой-то степени да, потому что выяснилось, что Владимир Путин не так плох, как был еще вчера. И ветер не успел со стен сорвать афиши… — перефразирую известную поп-композицию.

Кремер: Это вы сейчас чье мнение пересказываете?

Белковский: Ну мы же видим, как интеллигенция браталась с Владимиром Путиным, никто же не воздержался от этой поездки. Значит, собственно тем самым выдается коллективное бессознательное этого козла. Проблема состоит не в том, что Владимир Путин плох принципиально, проблема состоит в том, что при Путине коллективный козел утратил сознание собственной значительности. Но если ненадолго пустить его на брачное ложе тигра, это сознание собственной значительности в нем восстанавливается, и меняется гормональный фон, который позволяет примириться с существованием тигра во всех его проявлениях, даже в подготовке к Третьей мировой войне.

Невзоров: Я рекомендую остановить Белковского, чтобы он не имел возможности углубляться в различные сексуальные ощущения козла. Он просто поставит себя в неловкое положение, а это ни к чему. Давайте нафиг этого Ельцина и нафиг тигров…

Кремер: Как раз мне было очень интересно узнать, как вы относитесь к этому событию, которое в общем с одной стороны разделило людей, потому что кто-то говорит о том, что нельзя было открывать музей Ельцина, и кто-то не может принять этого, а кто-то говорит, что это… испытывает благодарность первому Президенту России. Вы-то как к этому относитесь, Александр Глебович?

Невзоров: Я и ни благодарности не испытываю, и особо, честно говоря, по этому поводу ни думать, ни говорит не хочу, потому что Ельцин — это в общем уже давно прошедшая история. Она была забавная, и мы помним, что тогда еще над Кремлем звезды были из зеленого бутылочного стекла. Это очень оживляло пейзаж. Что касается интеллигенции, то ей всегда вообще-то грош цена, и так и должно было бы быть, и в этом нет ничего чрезвычайного. И действительно просто вот то, что называется, она лишний раз показала, что она была бы на все согласна, но вот ласкают ее мало. Вот как-то вот не хватает ей объятий и поглаживаний. А как только поглаживания будут, то этот коллективный козел уже начинает блеять и готов оттопыривать хвостик во все стороны.

Белковский: Я бы к этому добавил, сегодня идет обширная полемика о том якобы, что вся путинская рать приехала в Екатеринбург чествовать Ельцина, и в этом есть какой-то новый симптом или признак особого уважения путинской элиты к покойному первому Президенту Российской Федерации. На мой взгляд, это совершенно неправильная оценка. Вся эта рать приперлась туда, все бюрократы, бизнесмены, сечины, миллеры, костины и прочие, чествовать не Ельцина, а Путина. Если бы Владимир Путин не приехал на открытие «Ельцин-центра», то количество участников мероприятия было бы в 17 раз меньше, и мы должны отдавать себе в этом отчет. При всем уважении к Борису Николаевичу.

Невзоров: Понятно, что все это ритуальщина. И в общем-то это нашего эфирного времени, это событие нашего эфирного времени точно не стоит.

Кремер: Слушаюсь и повинуюсь. Переходим ко второй теме.

Итак, тема вторая. Власти России рассматривают уже вопрос о введении запрета на деятельность турецких компаний на территории страны. Об этом сегодня начал говорить премьер-министр Медведев, а Президент Эрдоган в эфире CNN отказался извиняться за случившееся с российским самолетом. Кроме того, сегодня же 39 бизнесменов из Турции вроде бы задержаны на агровыставке в Краснодаре и будут выдворены из России. Депутаты Госдумы сегодня же поддержали идею вернуть собор Святой Софии в турецком Стамбуле православной церкви. Об этом заявил глава думского комитета по вопросам собственности, координатор межфракционной депутатской группы по защите христианских ценностей Сергей Гаврилов. Сегодня, когда российско-турецкие отношения переживают испытания на прочность, особенно важны взаимные дружественные инициативы и предложения, — уверен Гаврилов. — Российская сторона считает возможным вспомнить о находящейся в Турции в Стамбуле древнейшей святыни всего христианского мира — святой Софии Константинопольской, древнего Византийского собора, с историей которого связана история вселенской христианской церкви. Мы ожидаем от турецкой стороны дружественного шага возвращения собора Константинопольской Софии христианской. Так будет ли София наша? И пойдет ли Россия на обострение конфликта с Турцией? Об этом большинство вопросов наших телезрителей, которые мы просили их оставить в социальных сетях. Пожалуйста, Станислав Александрович.

Белковский: Депутат Сергей Гаврилов, которого я давно, кстати, знаю, хотя бы потому, что он человек пьющий, — настоящий пророк, безусловно. Потому что он именно моделирует сценарий начала новой Крымской войны. Ведь именно из-за спора с Турцией по части святых мест начиналась Крымская война, приведшая к болезненному поражению России и смерти Николая I. Причем, как считается по одной из исторических версий, Николай I покончил с собой в результате неудачи в Крымской войне, которая по его мнению должна была стать увеселительной прогулкой для него и его российских войск. Он тоже выпал тогда абсолютно из реальности и полагал, что его войска способны решать серьезные боевые задачи, в то время, как они устарели полностью стратегически, тактически, технологически и инфраструктурно. Здесь и в сочетании и с крымским фактором, здесь, правда, конфликт из-за Крыма начался на полтора года раньше, чем российские депутаты предъявили претензии по части святых мест. Это все абсолютно воспроизводит сценарий середины XIX века, который косвенно привел к началу больших реформ Александра II. И мы помним, что Николай I и Владимир Путин очень близки заочно. Вообще говоря, Владимир Путин из всех императоров России более всего похож на именно Николая I, они полностью совпадают по психотипу. По классификации калифорнийского профессора Девида Кейрси, это психотип Эпиметей, такой титан-охранитель, в отличие от титана-революционера Прометея, который хорош всем, и он все охраняет и собирает в кулак, но потом он женится на Пандоре, а Пандора открывает ящик с неисчислимым количеством бедствий. Ясно, что Святая София никогда не перейдет в ведение Русской православной церкви, скорее Русская православная церковь Московского патриархата будет сама ликвидирована. А сама Святая София в условиях исламизации Турции, к чему ведет дело нынешний Президент Эрдоган и его партия «Справедливости и развития», станет мечетью, чем православным храмом, и уж тем более не в ведении РПЦ МП. Но все эти заигрывания, игнорирующие полностью наши исторические воспоминания, до добра не доведут. А может быть, доведут, если считать добром те реформы, которые могут начаться после поражения уже Российской Федерации имени Владимира Владимировича Путина в Крымской войне-2, эскалацию которой мы сейчас наблюдаем.

Кремер: Я только позволю себе заметить, что судя по всему депутаты как бы откликаются на чаяния народа, потому что неизвестные закидали камнями посольство Турции в России в 7-м Ростовском переулке накануне. Да, ведь эти люди чего-то хотят, и на их чаяния нужно откликаться.

Белковский: Вряд ли эти люди представляют народ, скорее это какие-то очередные активисты, попилившие бюджет. Интересно, по какой цене им поставлялись камни.

Кремер: Александр Глебович, вам слово.

Невзоров: Мне слово, да… Вот после всего того, что Белковский здесь наговорил, еще мне слово. Спасибо, конечно. Что касается этой самой Софии Константинопольской, то масса всяких есть бредовых идей и инициатив у вот этих всех черносотенных ребят, которые про себя вообразили, что они какие-то верующие. Вот тут совсем недавно красавец Кирилл Фролов на заседании Изборского клуба всерьез выдвинул на обсуждение вопрос о том, сколько и каких церквей на Марсе должны построить православные активисты, и о том, каким образом Марс будет объявлен канонической православной территорией. То есть обсуждать вот эти все бредни, которые изрыгают депутаты, глупо. Что касается сирийской истории, да, действительно, понятно, что месть России, скорее всего, будет молниеносна и страшна: во-первых, она перестанет закупать рахат-лукум, а во-вторых, представьте себе на секунду лицо Родины-Матери. Известный памятник представили, да? Вот она больше никогда не поедет на курорт и не даст турецкому аниматору. И это, похоже, единственное, что мы можем противопоставить всему тому кошмару, который начинается, зарождается и культивируется.

Белковский: Сегодня нам, кстати, сказали, что российские туристы не торопятся покидать Турцию, несмотря на настоятельные рекомендации российского МИДа и других, связанных с российской властью структур. Я бы советовал Президенту Эрдогану предложить всем российским туристам политическое убежище в Турции в обмен на пролонгацию их пребывания на туристических объектах туристической инфраструктуры этой страны на неопределенный срок. Тем самым бы сформировалась бы мощная христианская община в Турции, которая бы защитила Святую Софию от посягательств со стороны Русской православной церкви Московского патриархата.

Невзоров: Стас, подожди, вот поводи глазками, мне просто интересно, ты с чего решил, что ты христианин и верующий, просто объясни мне, пожалуйста. Вот сидит передо мной вроде симпатичный мне человек, мой товарищ и друг, и вдруг он объявляет себя обладателем неких паранормальных способностей — общение с духами какое-то, какие-то христы, какая-то вся вот эта богословская…

Кремер: Стас еще обещал вам гороскоп составить.

Белковский: Ну это к христианству не имеет прямого отношения.

Невзоров: Вот с этим всем дикарством давайте вот выведем это все за скобки, ладно? Потому что всерьез все время сползать вот в эту тему, мне неудобно вас щипать, если бы вы не были таким симпатичным для меня человеком, я, вероятно, разговаривал бы жестче. И объяснил бы, что, кстати, в том, что происходит в Турции, и в том, что вообще сейчас происходит, наверное, на 99% вина выпущенных на свободу сорвавшихся с поводков религий. Потому что ведь и то, что вытворяют они, и то, что вытворяют исламисты в Париже, и то, что вытворяют православные активисты в Москве, — это все явления одного порядка. Абсолютно не важно, как называется водка, которой напился человек. В результате этого он блюет, запинается, не понимает, где он находится. Совершенно не важно, какая религия работает на охмеление и на потерю чувства реальности. Важно, что это работает она. Водок много, а трезвость одна. И для ее достижения не требуется никаких специальных средств. Поэтому до тех пор, пока все не будет названо своими именами, до тех пор, пока не будет поставлен точный диагноз, что прежде всего повинен в этом всем бреде вот тот самый мистико-религиозный фактор, и вот эти все глупости пещерные, до тех пор эту болезнь даже и приступать-то лечить не имеет никакого смысла.

Кремер: Давайте я все-таки...

Белковский: Я считаю, что у меня были все основания считать себя верующим, и остаются. И пока существует программа «Паноптикум», я буду проводить эту линию весьма последовательно.

Невзоров: Подожди, Стас, ты на каком основании решил, что ты верующий? Были какие-то симптомы, может быть, повышение температуры...

Кремер: Все-таки, вы не можете об этом не говорить...

Невзоров: Нет, мне просто интересно, человек объявляет себя паранормальным существом, способным общаться с духами. Вот какие-нибудь доказательства, кроме словесных, пустых, какие-нибудь доказательства могут быть приведены? Либо, если не могут быть приведены, уносим к чертовой матери эту тему за скобки.

Белковский: Ну, конечно, могут быть, ведь это только моими молитвами предотвращается до сих пор Третья Мировая война. Если до сих пор не...

Кремер: Так, я попробую своими молитвами прервать вас, ваш этот спор, потому что есть еще вопросы зрителей, которые тоже про Турцию. И я хочу их вам задать из уважения к нашим зрителям. Итак, Андрей Александров спрашивает: «Как вы считаете, сбитый самолет — это спланированный ход для разрыва отношений с Турцией? Если да, то по какой причине, Турецкий поток или что-то иное?» Александр Глебович?

Невзоров: Надо там раз семь побывать на войнах, чтобы понять, что ничего никому планировать не надо. Война это такой грязный бессмысленный и глупый хаос, где непонятно кто по кому палит, и вот вообще, когда есть большое количество мужиков, у них много оружия, у этого оружия много курочков, кнопочек, спусковых крючочков, их всех распирает куда-нибудь пострелять. И рано или поздно, все это начинают делать. Почему нельзя было допускать даже возникновения таких ситуаций, ведь с ИГИЛом (организация «Исламское государство» признана в России террористической организацией и запрещена на территории РФ) надо было расправляться абсолютно другими способами, не теми, которыми сделано, не теми, которые, по крайней мере на данный момент, пытаются пустить в ход. Да, ИГИЛ дохнет, как тараканы от дуста, от свободомыслия и от соприкосновения с другим миром, когда этот мир реально другой. А на войне всегда обязательно кто-нибудь куда-нибудь не туда выстрелит, не так сожжет и это неминуемая ситуация. Не было бы этого бомбардировщика, был бы следующий, была бы взорванная случайно машина, были бы другие убитые. Но это обязательно происходит.

Кремер: Спасибо, мне ясна ваша позиция. Пожалуйста, Станислав Александрович.

Белковский: Я утверждал и утверждаю, что война является естественным состоянием человека в условиях...

Невзоров: Стас, вы на скольких войнах были, дорогой мой, расскажи мне, а? Про естественное состояние человека?

Белковский: Я был только на революциях, которые можно отчасти приравнивать к войне.

Невзоров: Подожди, ты был хоть на одной войне, чтобы о войне рассуждать?

Белковский: Я не рассуждаю о войне в практическом применении.

Невзоров: Ты рассуждаешь о войне, и более того, утверждаешь, да, мы действительно принадлежим к отвратительному, похотливому, злобному и агрессивному виду. Но у нас есть вот такой вот наборище условных рефлексов, который нам объясняет, что вид настолько хрупок, что позволить себе бредни о предрасположенности к войне, мы, увы, не можем. К тому же надо пару раз этой девочке в войне посмотреть в лицо и понять, что это такое.

Кремер: Александр Глебович, дайте возможность Станиславу Александровичу ответить. Мне понятно.

Белковский: Я не претендую на то, что я был на войнах, в отличие от вас, Александр Глебович. И тем не менее, я был в местах, где...

Невзоров: Не обижайтесь, Стас, за резкий тон.

Белковский: Ничего страшного. Тем не менее, я был в местах, где стреляют, я видел, как меняется психология человека в той ситуации, когда он может пойти на обострение, в том числе военное. Я считаю, что именно политика является продолжением войны, а не война — политики. Причем война в самом широком смысле, ибо война — состояние души, а не просто технологический некий акт. Но говоря о ситуации конкретно в Сирии и Турции, о чем вы спросили, я считаю, что при всей возможной случайности сбития этого Су-24, что тоже правда, тем не менее, есть объективные интересы Турции в этой истории.

Невзоров: Нет, здесь я не говорю про случайность, я говорю про запланированную, пренеизбежную случайность..

Белковский: Да, пренеизбежная случайность, я этого не отрицаю, я говорю, что за этим стоят определенные интересы, связанные с тем, что Турция не удовлетворена поведением России в Сирии. Турция не хочет, чтобы сложилась какая-то коалиция России и Запада в Сирии. Это совершенно не отвечает турецким интересам, ибо Турция хочет участвовать в разделе Сирии, в смене власти в Сирии сама, без помощи России. И это, что произошло, безусловно способствует реализации турецких интересов, независимо от того, в какой мере и до какой глубины был спланирован этот конкретный акт.

Кремер: Прежде, чем вы окончательно согласитесь, мы прервемся на короткую рекламу, а через две минуты продолжим.

Кремер: Это программа «Паноптикум» на телеканале «Дождь». Меня зовут Лика Кремер, а главные герои этой программы — Станислав Белковский и Александр Невзоров. И мы продолжаем. Третья тема — «Трезвая Россия». Это такой проект, совместно с Центром информационных коммуникаций «Рейтинг» составили национальный рейтинг трезвости, в котором сравнили регионы по степени алкоголизации. Согласно этому рейтингу, самыми трезвыми регионами оказались Чеченская Республика, Республика Ингушетия и Дагестан, а самыми пьющими — Еврейская автономная область, Ненецкий автономный округ и Магаданская область. И еще одна новость на эту же тему. Валентина Матвиенко назвала катастрофой падение продаж водки. Возможна ли Россия без водки, Станислав Александрович?

Белковский: Этот рейтинг еще раз доказывает, что Россия без водки совершенно невозможна. И сама борьба с алкоголизмом в России может привести только к ее краху. Самыми трезвыми регионами являются те, которые, на мой взгляд, надо отделить, вернее, дать им возможность уйти из России в первую очередь. Это исламские регионы Северного Кавказа. К ним примыкают вплотную Москва и Санкт-Петербург, что, конечно, является результатом фальсифицированной статистики, поскольку в столицах пьют не по-детски, на мой взгляд, но даже, если рассматривать эту статистику как достоверную, то это регионы, которые максимально оторваны от толщи и ткани российской жизни. Не секрет, что всегда, когда российские власти пытались как-то ограничивать продажу алкоголя и вводить некое подобие «сухого закона», будь то Николай II в 1914 году или Михаил Горбачев в середине восьмидесятых, это приводило к краху и развалу страны. В свое время Николай II запретил продавать водку, кроме как для медицинских целей, я хотел бы напомнить, что водка является лекарством от всех скорбей, поэтому любая продажа водки есть продажа в медицинских целях. В условиях российского климата и разбросанности территории алкоголь является важнейшим фактором связанности российской территории, поскольку он не столько провоцирует, сколько сдерживает деструктивные порывы русской души, в основном. И алкофобия, то есть сопротивление алкоголю, борьба с его употреблением, пусть даже в разумных пределах, является таким же злом в XXI веке, как ксенофобия и гомофобия. Вот я думаю, что если мы идем в Европу, если мы интегрируемся в Европу, то ксенофобия, гомофобия и алкофобия должны быть поставлены на одну доску. И Валентина Матвиенко сегодня еще раз подтвердила, что женщины более пригодны к управлению Россией, чем мужчины, потому что она признала очевидный факт. Ограничения продажи алкоголя нанесли катастрофический ущерб российскому бюджету, исчезло 270 миллиардов рублей, и Валентина Ивановна Матвиенко прямо поставила вопрос о том, не пошли ли они на финансирование терроризма и наркоторговли, и колоссальный психологический ущерб. Вот есть такой термин «проблемы с алкоголем». Я хочу привлечь внимание российской власти, что проблемы с алкоголем в России существуют только одни — это когда в одних регионах в 23 часа, а в других в 22 часа прекращается продажа алкоголя. Вот это и есть «проблема с алкоголем» по-русски. И надо посмотреть на этот вопрос совершенно под иным углом зрения, если мы говорим о сохранении страны в ее нынешних границах, на что ссылался Александр Глебович Невзоров в прошлой передаче, и о чем постоянно говорит действующий Президент Владимир Путин.

Кремер: Спасибо, Станислав Александрович, теперь я знаю, что я называюсь алкофоб. Александр Глебович?

Невзоров: Подожди, вот этот вой раненой волчицы закончится, да? Я имею в виду Белковского и алкоголь.

Кремер: Нет, в случае с моим голосом это тоже годится.

Невзоров: Нет-нет, я имел в виду только Стаса.

Белковский: Он, во-первых, только начинался...

Невзоров: Вообще, есть такой замечательный вид ящерицы, у нее есть ложная голова. Это редкая, редкая разновидность удивительных ящериц. И вот у меня иногда при общении с Белковским ощущение, что вот как раз вот Стас предлагает ложную голову и работает этой самой ложной головой.

Белковский: Как говорил мой друг Змей Горыныч, одна голова хорошо, а три лучше.

Невзоров: Замечательно. Это я уже пронаблюдал. Что касается вообще всей этой алкогольной ситуации, я подозреваю, это все опять-таки словеса. И единственное, что опять жалко евреев, потому что выяснилось, кто виноват, если в России нет водки, значит, выпили, да, все понятно.

Белковский: Нет-нет, минуточку. Тут наоборот, опровергнут тезис о том, что евреи спаивают русский народ. Евреи спаивают еврейский народ же. Тем самым с них снято одно из самых страшных обвинений в истории. Но я хотел сказать, что еврейский алкоголизм отличается от русского так же, как мужской от женского. Еврейский алкоголизм он поступательно-оптимистический.

Невзоров: Я слышу это. Я слышу это.

Белковский: Но вы меня раньше перебивали, я тоже имею право. На правах представителя самого пьющего народа Российской Федерации.

Невзоров: Подождите, во-первых, вы русский националист. То есть ваш...

Белковский: Да. А евреи обычно и бывают русскими националистами. Как латентные геи гомофобами.

Невзоров: Нет...

Кремер: Я бы хотела услышать мнение Александра Глебовича про алкоголь, прекратите бедлам.

Невзоров: У меня нет никакого особого мнения про алкоголь, я думаю, что все это ритуалистика, как выпивала Россия миллиард бутылок водки в год, согласно статистике, так и выпивает. Что касается ложности статистики, Стас, я думаю, здесь ты неправ, лгут не ВЦИОМы, лгут опрашиваемые чаще всего. И вот недавний этот эксперимент с переименованием Войковской, когда люди, у которых была гарантия того, что анонимность будет сохранена, вдруг вот в этой всей православной стране и среди всех тех торжеств скреп, взяли и согласно проголосовали за то, чтобы одна из центральный станций московского метрополитена называлась именем того, кто расстрелял Николя Два. И вот это гораздо более честная статистика. Я думаю, что и с водкой такое же вранье. Что касается Валентины Ивановны, ну она порой отмачивает всякие неожиданные вещи, отпускает неожиданные реплики, она очень эмоциональная и очень, кстати говоря, неглупая дама. Но я надеюсь, что ее заставило произнести все то, что она сказала, не то, что заставляет так шуметь по этому поводу Белковского. Надеюсь.

Кремер: Станислав Александрович, вы хотите ответить?

Белковский: Я хочу просто заметить, что да, действительно, Москва и Санкт-Петербург попали в самые трезвые регионы просто потому, что в Москве и Санкт-Петербурге люди более стесняются признаться в объемах употребляемого ими алкоголя, чем в других регионах Российской Федерации. Ложь окутала две столицы. И без борьбы с этой ложью мы действительно не выйдем на правильную траекторию европейского развития для страны.

Кремер: Ну хорошо, я думаю, что эта тема исчерпана, но прежде чем мы перейдем...

Белковский: Она неисчерпаема, как и атом, природа бесконечна, особенно в России.

Кремер: У меня есть еще в запасе несколько тем, но я не могу не выполнить свое обещание и не задать вопросы зрителей. Итак, вопрос от Дмитрия Школьникова. Что Александр Глебович, как антрополог, думает о грядущем слиянии человека и машины? Согласен ли он с тезисом, что эволюция homo не является эволюцией только биологически, что современный homo творит себя сам и таким образом способен управлять процессом своей эволюции? И не следует ли из этого, что воззрения самого Александра Глебовича на человека и человеческую природу ошибочны? Александр Глебович, вам слово.

Невзоров: Ну, понимаете, я могу вам ответить только словами Ивана Соломоновича Бериташвили, который, выступая на известном конгрессе, бил кибернетиков. В свое время это было очень модным и очень популярным явлением, его породил когда-то Норберт Виннер, и всерьез считалось, что какой-то симбиоз мозга и компьютера возможен. Собрался гигантский, очень представительный зал, который бодро и яростно докладывал о возможных успехах сращивания мозга и компьютера, о будущем этого начинания. Иван Соломонович Бериташвили был великим физиологом, блистательным физиологом, он все знал про мозг, в той степени, в какой вообще это может знать физиолог. И вот когда он вышел на трибуну, обращаясь к залу, он сказал: «Дорогие мои, знаете, я родился до революции, и мы очень любили читать порнографические романы. Почему мы так любили читать порнографические романы? Да потому, что их писали старые девы, полет фантазии которых никак не ограничивал полета их воображения». И вот это вот вам простой ответ. Это все, по сути дела, милые симпатичные сиюминутные бредни, которые, как сполохи возникают, как сполохи исчезают. На самом деле ничего подобного не предполагает ни конструкция мозга, ни физиология мозга, ни, увы, печальная история существ под названием homo.

Кремер: Спасибо, Александр Глебович. И еще один вопрос, в этот раз уже Станиславу Александровичу. Интересно узнать, как Белковский и Невзоров относятся к прогнозам Рэя Курцвела относительно ближайшего будущего человечества, скорого наступления технологической сингулярности и прочих интересных вещей. Если оба они это допускают, то интересно узнать у них также по отдельности, как это согласуется с религиозными воззрениями Станислава Александровича. И что есть Бог в картине мира, которую рисует нам Рэй Курцвел, и, конечно, что нам говорит на сей счет зороастрийский гороскоп? Пожалуйста, Станислав Александрович.

Белковский: Ну, зороастрийский гороскоп здесь совсем не при чем, это какое-то в огороде бузина, а в Киеве дядька..

Кремер: Да, так бывает довольно часто с зороастрийским гороскопом.

Белковский: Что касается теории сингулярности, то я согласен с тем, что мозг человека может достичь качественно новых возможностей за счет своих собственных неиспользованных ресурсов, благодаря биотехнологиям. И, конечно, я полностью отрицаю возможность формирования единого человека-машины, хотя бы потому, что человек есть создание Божье, а машина есть создание человеческое. И поэтому человек подключен к универсальному разуму, а машина — нет. И поэтому возможности этого качественно различны.

Кремер: Хорошо, спасибо. Мне кажется, время перейти к четвертой теме, тем более, что осталось мало времени. Комитет Госдумы по конституционному законодательству одобрил законопроект об отмене приоритета международного права. Справедливо ли это предложение в ситуации, когда весь мир против нас, отказаться от приоритета международного права, и когда Государственная Дума предложит отменить, например, Страшный Суд? Пожалуйста, Александр Глебович.

Невзоров: Лика, вы всерьез хотите обсуждать...

Кремер: Приоритет международного права? Да, всерьез. По-моему, это вполне возможно, что это будет отменено, особенно в связи с делом ЮКОСа, например.

Невзоров: Вопрос не в том, что это будет отменено, вопрос в том, каким образом потом ликвидировать все то, что эти ребятишки с покупными дипломами, эти словоохотливые разговорчивые дармоеды с Охотного ряда, все, что они наворотят, каким образом, и какая армия юристов должна будет вступить на эти территории для того, чтобы все то, что они наворотят сейчас, потом благополучно отменять и приводить в соответствие с конституционными и с человеческими общемировыми нормами. Вот это гораздо интереснее, потому что всерьез обсуждать Государственную Думу, это все равно что всерьез обсуждать рисунки сумасшедшего. Ну, представляете, какой здесь желтенький свет, а почему, собственно говоря, здесь у бегемота из попы торчит племянник. Ну давайте не будем опускаться уж до обсуждения реплик депутатов Государственной Думы, ну как-то нам с вами не к лицу.

Кремер: Хорошо, тогда...

Белковский: Ясно, что речь не о депутатах Государственной Думы, они являются лишь бессловесным инструментом реализации некоей политической воли.

Невзоров: Не всегда, кстати. Вот поймите, тоже не всегда. Не надо демонизировать Кремль, ведь Кремль же очень дуалистичен. И ты это прекрасно знаешь. Кремль, который наружно публично играет в приязнь к черносотенцам, в скрепы, в великорусский шовинизм, в различные геополитические маразмы, на самом деле этот Кремль, дуалист-Кремль, живет на своих Канарах, Мальдивах, Сейшелах и ходит на своих яхтах, и поглядывает на свои Patek Philippe, и абсолютно чужд вот этой всей шизофренической стороне собственной же деятельности. Поэтому Кремль предоставляет возможность резвиться, затем, какие последствия могут быть у этого резвления, и как публика, она... Почему-то Кремль, и в этом главная его ошибка, в том, что он всерьез воспринимает наличие народа и так называемого мнения.

Кремер: Давайте вернемся к закону. Я бы хотела услышать мнение Станислава Александровича о том, насколько вероятно, что он будет принят, этот законопроект.

Невзоров: Абсолютно вероятно, это я скажу и без Белковского.

Кремер: Дайте все-таки возможность вам ответить.

Белковский: Да, я думаю, что такие шаги полностью реалистичны и вполне вероятны, поскольку они сопряжены с очень практическими вещами. Это не святую Софию забирать, что невозможно, естественно. Это 50 миллиардов долларов ЮКОСа, которые надо или выплатить, или объяснить, почему такого не может быть никогда. А 50 миллиардов Россия платить, естественно, не собирается. Кроме того, всякое безумие, даже игрушечное, становится настоящим, просто в силу логики развития ситуации. На Канарах и Мальдивах можно сидеть сколько угодно, но только санкции, введенные против ряда кремлевских людей, они настоящие, и мешают сидеть на Канарах и Мальдивах. Эти санкции являются прямым следствием уже практических действий Кремля, а не теоретических заигрываний с черносотенцами. Кроме того, не надо забывать, что хоть мнение народа и не существует, но у самого народа существует мнение о себе. И когда уважаемый Дмитрий Киселев приходит в студию РИА Новости и рассказывает коллективу, что он не гомофоб, он забывает, что 100 миллионов российских людей об этом ничего не слышали. И под влиянием его пропаганды они проникаются гомофобией, так или иначе, что имеет реальные практические последствия для страны. И здесь мы будем наблюдать, увы, реальные практические последствия для страны, независимо от того, сколь западническими и самоироничными являются взгляды Кремля действительно на эту ситуацию.

Кремер: Да, вы хотели ответить что-то, Александр Глебович, пожалуйста, теперь вам слово.

Невзоров: Я бы сказал, что Стас был непривычно корректен, я просто хочу объяснить, что попытка уйти из мирового всеевропейского правового поля подставит под слишком существенный удар все то имуществешко, все те пожиточки, весь тот скарбик, который с таким трудом накоплен кремлевцами за границей. И поэтому, я думаю, что это решение пока, пока находится на цирковой арене Государственной Думы, и эти клоуны пожонглируют этими словесами, и затем все это благополучно забудут.

Белковский: Все, что накоплено непосильным трудом — портсигар золотой, два. Да, но здесь я бы вот что отметил, что скарбик уже оказался под ударом после аннексии Крыма.

Невзоров: Этого они не понимают, вот на это вот у них мозгов не хватает. Подожди, вот они вот простую вещь, и сложную вещь, как Крым, и собственное имуществешко, они сопоставить не в состоянии. Вот давай не будем их идеализировать.

Белковский: И мое мнение состоит в следующем, что Владимир Путин, которого здесь надо отделить от Кремля в целом и околокремлевских сред...

Невзоров: Отделяем, отделяем.

Белковский: Путин, может быть, даже рад санкциям против своих товарищей, поскольку эти санкции уравнивают их шансы. Ведь Владимир Путин столько лет таскал для них каштаны из огня, пока они прохлаждались на Мальдивах и Канарах, сам не имея такой возможности, теперь, в общем, все равны, теперь Канары да Мальдивы для всех одинаковы. И пусть все почувствуют себя в шкуре того человека, который пятнадцать лет нес на себе бремя ответственности за благосостояние корпорации, и не разделявшие этой ответственности, но разделявшие все те блага, которые приносил этой корпорации Президент Путин.

Кремер: Господа, ваше время истекло. Наша программа завершена, и я хочу сказать, что сегодня очень мало кому удалось угадать слово, которое выбрал наш Монстр. Это было слово «власть». Ну, а мы увидимся в следующий четверг. Это была программа «Паноптикум» и ее главные герои, Станислав Белковский и Александр Невзоров. До встречи.

Комментарии (0)

Комментирование доступно только подписчикам.
Оформить подписку
Другие выпуски

Читайте и смотрите новости Дождя там, где вам удобно
Нажав кнопку «Получать рассылку», я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера