Чиновники из ворованных органов, замер благодати, и как спасти Россию от разврата.

Завещание Белковского и Невзорова
Паноптикум
19:37, 10 марта
Поддержать программу
Поделиться
Вы смотрите демо-версию ролика, полная версия доступна только подписчикам
Скидка 16%
4 800 / год
5 760
Попробуй Дождь
480 / месяц
Уже подписчик? Войти Купить подписку
Ведущие:
Лика Кремер

Комментарии

Скрыть

Демоническая полемика антиподов — Станислава Белковского и Александра Невзорова продолжается. Сегодня в «Паноптикуме» Белковский и Невзоров поспорили о том, кто и зачем напал на журналистов на границе Чечни и Ингушетии, кто подставил Марию Шарапову и возможен ли спорт без допинга, почему возвращается культ Сталина, как Америка может окончательно развалить наши мозги и обсудили другие самые злободневные темы недели. 

Мы как обычно обсуждаем главные безумия недели. Но сегодня, впервые за все время существования программы, мы, по просьбе одного из участников, возвращаемся к теме прошлой недели и прошлой программы, потому что вдохновение настигло героя уже после эфира. Итак, мы возвращаемся к теме шимпанзе, которые, по мнению ученых, обрели собственную религию, потому что стали создавать в древесных стволах непонятные сооружения из камней. Что вас так взволновало, Александр Глебович, что вы умолили меня вернуться к этой теме?

Невзоров: Я просто внимательно все просмотрел, все материалы и посмотрел те исследования, которые были опубликованы Scientific Reports, потом я посмотрел все ролики, которые они предлагали. И вот эта вечная, эта, кстати говоря, не камерная тема, эта тема серьезная, поскольку с таким же успехом можно было сказать, что обезьяны осваивают какие-нибудь методы восточных единоборств, с таким же успехом можно было сказать, что они занялись планировкой небоскребов. Ну вот когда доценты, когда сами непосредственно зоологи, биологи берутся что-то обобщать, вот мы всегда имеем на выходе такую пустую и такую шумную псевдосенсацию. И природа этих псевдосенсаций такова, что… Ученые замечательные люди, но они зациклены на очень маленьком, очень узком участке, который они обязаны исследовать. Они не видят ничего вокруг. Вот для того, чтобы говорить, что это религия, надо прежде всего понимать, что такое религия, и каковы ее отличительные черты. Дело просто только в том, чтобы никогда не давать себя охмурить этим поспешным оценкам, этим скоропостижным пустяковым сенсациям, а позволить где-нибудь в течение 10-15 лет в этом разобраться, и вероятно, прийти к совершенно диаметрально противоположному выводу. Вот действительно, это не дело всяких ученых обобщать и делать выводы. Мы прекрасно знаем, что например такие замечательные вещи, как трюфели, ищут тоже, скажем так, особого рода существа, но эти существа, но эти существа никогда не дают советов по приготовлению этих трюфелей, они доверяют это поварам и рестораторам. Делать обобщения и выводы — это все-таки уже удел публицистов, а не узких специалистов.

Вы просто хотите побольше себе пригрести поближе к сердцу работы всякой, да? Потому что вы хотите зарезервировать за собой право обобщать.

Невзоров: Так оно мне принадлежит по праву профессии.

Да, понятно. Хорошо. Я бы хотела узнать. Что думает по этому поводу Станислав Александрович.

Белковский: Я думаю следующее: во-первых, я вспомнил, что моя школьная учительница биологии говорила мне, что в профессиональной среде биологов подобно тому как физики-атомщики говорят атОмные, а не Атомные, о чем справедливо напомнил нам Александр Глебович Невзоров в прошлой программе, так и зоологи говорят не шимпанзЭ, а шимпАнзе. Мне кажется, это очень принципиально для понимания того, строят ли действительно они храмы или нет. И в прошлой программе, если вы помните, мы ведь пришли к выводу, возможно, они строят бомбоубежище на случай четвертой мировой войны. И если таковая случится, то по теории эволюции, адептом которой является Александр Глебович Невзоров, человек должен вскоре появиться как-то заново, и уже здесь без шимпанзе не обойтись. Что же касается выводов и обобщений, я бы сформулировал этот тезис несколько иначе: исследования — это удел профессионалов. Как известно, специалист подобен флюсу, его полнота односторонняя. А выводы и обобщения должны делать дилетанты, то есть люди, которые знают понемногу обо всем, но заодно выступают несравненными перекрестками ассоциаций и самых разных дисциплин и теорий.

И это главные герои этой программы.

Невзоров: Да, совершенно верно, то есть они должны с глубины подавать из своих шахт, где они добывают эту руду, нам на поверхность то, что они добыли, а мы уже сами разберемся, что с этим делать.

Давайте же устремимся в эти шахты и перейдем ко второй теме.

Белковский: Не дай бог, в шахтах сейчас всякое бывает. С высокой концентрацией метана, нет, предоставим это профессионалам.

Невзоров: В шахтах нам делать нечего.

 

Хорошо, давайте перейдем к следующей теме. Вчера вечером на границы Чечни и Ингушетии неизвестные напали на микроавтобус с журналистами и правозащитниками, избили их, а автомобиль с вещами сожгли. Сегодня чеченский омбудсмен Нурди Нухаджиев заявил, что подозревает правозащитников в нападении на самих себя. И предположил, что к этому нападению может быть причастен например председатель «Комитета по предотвращению пыток» Игорь Каляпин. Я сейчас процитирую, он сказал: «Я его не обвиняю, я говорю, что это его почерк», так заявил омбудсмен. А я вас хочу спросить, давайте начнем со Станислава Александровича, чей почерк вам видится в этой акции? И в чем был смысл этого нападения?

Белковский: В этой акции мне видится политический почерк Рамзана Ахматовича Кадырова и близких к нему кругов. А то, что в общем унтер-офицерская вдова сама себя высекла, и все люди, в покушениях на которых подозревали круги, близкие к чеченскому руководству, сами себя убили или по крайней мере дали к этому весомый повод — это стандартная позиция руководства Чечни со времен гибели Анны Политковской в 2007 году и вплоть до последнего громкого убийства в этом ряду Бориса Немцова в году 2015. И здесь мы не должны инкриминировать чеченскому руководству европейское политическое мышление. Вот ко мне часто обращаются с глуповатым вопросом «Ну как же, неужели они сами не понимают, что страдает их репутация?». Нет, они так не считают. Их репутация не строится на том же, на чем, скажем, руководство Франции, Германии или США. Их репутация строится на возможности демонстрировать неограниченное применение грубой физической силы в любых формах и в те моменты, когда им это нужно, необходимо и приятно. И то, что их невозможно остановить при применении этой силы, — это и есть их главный козырь, их главный аргумент в собственную защиту и пользу.

Полный текст доступен только нашим подписчикам
Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.