На Украине задержали подозреваемых в убийстве журналиста Павла Шеремета

Топ-5 театральных постановок 2018 года

По версии Дениса Катаева
31 декабря 2018 Денис Катаев
1 753

Денис Катаев подвел культурные итоги 2018 года. В этом выпуске он рассказал о самых заметных и важных театральных премьерах этого года.

5. Балет «Анна Каренина»

Пятое место занимает лучший на сегодняшний день балет Большого театра — «Анна Каренина» в постановке Джона Ноймайера. Знаменитый хореограф перевез это произведение на главную сцену страны из репертуара своего Гамбургского балета. Такой прогрессивной постановки здесь давно не было.

Большой на высоте. Толстой запущен в космос. Русская культура слилась с мировой. И получилось эффектное представление. Судите сами: Каренин здесь — не просто политик, а фактически кандидат в президенты, с компанией в стиле Обамы, Макрона или самого Навального. А Левин и вовсе стал то ли американским фермером, то ли ковбоем, который с упоением проводит время на ранчо с Китти под душераздирающую музыку Кэта Стивенса и его гитары. Вронский — модный спортсмен а-ля Федор Смолов, правда играет не в футбол, а в лакросс, но главное, что он при этом — звезда светского общества. Местами это и вовсе триллер, переходящий в душераздирающую драму. В общем, это вызов, но такой сильный и безукоризненный, что скорее всего даже отъявленные консерваторы не смогут найти аргументов в защиту русской классики. А еще этот балет получился очень  мужским, несмотря на тему и потрясающие женские партии Светланы Захаровой в роли Карениной и Екатерины Шипулиной в роли Долли.

4. Опера «Тристан и Изольда» 

Лучший в опере у нас один режиссер из года в год — это Дмитрий Черняков. Но на родине он уже давно не ставил, поэтому поклонники вынуждены за ним гоняться по всему миру. В этом году было замечено паломничество в Берлин. Там Черняков своей постановкой «Тристана и Изольды» Вагнера открывал отреставрированную историческую сцену государственной оперы. У нашего режиссера получилась как всегда эффектная вещь, которая вызвала бурю восторга не только у наших поклонников, но и у европейского зрителя. 

Это масштабная опера Вагнера «Тристан и Изольда», которую он уже ставил в 2005-м в Мариинке, теперь — в Берлине вместе с дирижером Даниэлем Баренбоймом это произведение Черняков в очередной раз переосмыслил. Средневековых персонажей с их любовным напитком он сделал гостями роскошной яхты, которые отправляются в свое последнее плавание. И все максимально не по канонам, с вызовом к консервативной публике, которая и рада оскорбиться. Священный для немцев Вагнер тут передан с особой интерпретацией. Здесь вам не шаблонная история про любовь, а скорее остросюжетная драма про смерть. Да и Тристан здесь — не романтический герой, а светский, как и публика в зале, самоуверенный повеса. Изольда — типичная неуравновешенная неврастеничка. Перед нами (например, как в третьем акте) настоящее раздолье с воспоминаниями и галлюцинациями предсмертного Тристана, который оказывается в своей коммунальной квартире из детства, где появляются призраки его умерших родителей, например. Триумф смерти — так можно еще назвать эту постановку. Герои находятся как будто не на яхте, это все иллюзия, а скорее — на лодке Харона, у которой только один пункт назначения. С этой лодки убежать не получится, потому приходится соглашаться на многочасовые объяснения и признания. Все действие в легкой дымке можно принять за попадание в зазеркалье, в пространство между жизнью и смертью, где находится человек в течение 49 дней, если верить буддистам. В общем, Черняков снова замахнулся на святое. Благо поборники чистоты Вагнера не такие громкие в Берлине, и там нет своих Вишневских, которые могут громко топнуть ножкой.

3. Опера «Триумф Времени и Бесчувствия»

Главный театральный хулиган, чьи постановки по классическим текстам обычно не оставляют от первоисточника камня на камне на этот раз решил быть паинькой и не отступать от пьесы Чехова. То есть видеопроекции и неоновые декорации — это все, что осталось от фирменного богомоловского стиля на сцене. Он максимально близок к тексту. На нем главный акцент, режиссер интонирует так, чтобы было понятно каждому, кто сидит в зрительном зале, чтобы было без нафталина и отторжения, чтобы зашло. И вот таким образом язык чеховской пьесы на наших глазах становится предельно живым, предельно современным, предельно естественным. А потому предельно понятным. Но Богомолов не был бы Богомоловым, если бы не припас для зрителя разные сюрпризы. В данном случае, например, пригласил на главные роли самых актуальных молодых актрис, преимущественно играющих в кино: Светлану Устинову, Александру Ребенок, Марию Фомину, Софью Эрнст. Из революционных, казалось бы, решений — актриса Дарья Мороз в роли барона Тузенбаха. Но и тут все как надо — Тузенбах же, согласно авторскому тексту, «обабился». Богомолов максимально снял пафос с заезженной постановки — и это главный итог.  «Не надо делать таких удивительных глаз, как будто все у тебя в первый раз», — песню, которую поет Мороз за Тузенбаха, идеальный эпиграф к этому серьезному высказыванию.

«Триумф Времени и Бесчувствия» — дебют на оперной сцене, и вот уж точно провокация Богомолова. В соавторы он пригласил барочного Генделя и его ораторию, либретто на которую написал вечный спутник Богомолова — писатель Сорокин. В этом спектакле четыре героя, четверо певцов, которые на вечер должны забыть о своих телах, а только выставить характеры — то есть красоту, удовольствие, бесчувствие и время. Вызывающие и вычурные костюмы Александра Терехова, прогрессивные декорации, пупсы, черепа, скелеты, свечи и аутентичные инструменты ансамбля Questa Musica Филиппа Чижевского сделали свое дело и сотворили фурор. Получилось как всегда полифоничное актуализированное высказывание про наше время. А на сцене в темных и зловещих декорациях Ломакиной нет, да промелькнет тень Чикатило, о себе заявит запрещенный в России ИГ, четверка аллегорий превратятся на время в группу АBBA. Кстати, безупречные приглашенные певцы — все иностранцы — подняли постановку еще на одну ступень выше. Особенно хочется отметить феноменального контратенора из Германии Филиппа Матмана — его красота зашкаливает. Вот в конце года Серебренников поставил свое запутанное, противоречивое и хаотичное в Гоголь-центре «Барокко». В этом «Триумфе» Богомолов тоже проявил свой барочный характер — неспокойный, витиеватый, зловещий, неконвенциональный и немного запретный. Все это про отклонения, которые будоражат и очаровывают.

2. Спектакль «Идиоты»

Год театра открылся под знаком абсурдного и нелепого театрального дела. Однако Кирилл Серебренников как режиссер даже под домашним арестом продолжает выпускать премьеру за премьерой. И его #годтеатраКС намного эффектнее и заметнее, чем унылый официальный. И не только в России. В Цюрихе недавно отгремела его версия оперы Моцарта «Так поступают все женщины». В Гоголь-центре в декабре выпустили новый спектакль – «Барокко». А еще фильм «Лето» в Каннах, потом документальный – «После лета». Я же хочу отметить его новую версию «Идиотов», которые ездили в Авиньон несколько лет назад, а теперь обрели новое звучание как раз на фоне этого кафкианского процесса. И это лучший спектакль года.

1. Спектакли «Сережа» и «Анна Каренина»

Лучшим режиссером года назову Дмитрия Крымова, который ушел в этом году из родной «Школы драматического искусства». Ему стало «душно» в этом театре, поэтому свою театральную свободу он нашел на других площадках. В Театре наций поставил «Му-му», а в МХТ – спектакль «Сережа», свою версию «Анны Карениной». И оба спектакля –— это невероятное театральное волшебство и магия. А еще обе постановки — бенефис главной крымовской актрисы Марии Смольниковой. Она сегодня главная звезда и главная актриса года, конечно.

Хоть сцена и другая, а все-таки это Крымов и его фирменный театр, театр художника. На большую сцену Театра наций он перенёс все лучшие приемы из родной Школы драматического искусства. Получается необычная, но очень узнаваемая история, по почерку близкая к другому резидента театра — Бобу Уилсону. Оба они еще те художники со своим специфическим вниманием к деталям. Но это все-таки вызов для такого камерного мастера как Крымов. Выход на большую сцену — уже работа над собой. Зрительское восприятие и масштабы здесь иного рода, пришлось искать новые ходы и визуальные эффекты. И, похоже, Крымов справился. Внутри, как всегда, — волшебные перевертыши и метаморфозы из подручных материалов. Получилось остроумное высказывание о бессмысленности жертвы. Да и история все-таки человеческая: Муму у него не собачка, а девочка, ее как раз и играет Мария Смольникова, вводя зал в состояние гомерического хохота. Артист Алексей Вертков — уже в роли охотника из тургеневских же записок, самый видный из женовачей, добавляет этой постановке особый шарм. А вообще на каждый крымовский спектакль надо идти как на праздник. Это особая степень удовольствия.

В этом спектакле все смешалось, но не только в доме Облонских, которых здесь в версии Крымова и нет вовсе,  но и вообще. Крымов не стремился пересказывать Толстого, у него свое художественное высказывание. Скорее эффектная зарисовка, эскиз или шарж, который начинается как фэшн-шоу, а заканчивается как стенд-ап камеди. Главный герой здесь — Сережа, сын Анны и Алексея Карениных восьми лет, который превращен им радикально в куклу. Но ведь именно такой куклой, невинной жертвой распада семьи, он в итоге и стал. Разменная монета, который постоянно лежал в кроватке со своими няньками и игрушками, а потом незаметно для всех стал юношей. Можно сказать его яркий сон мы и видим на сцене МХТ. Это сын Сережи, который прерывается кошмаром XX века. У Крымова в представлении задействована вся сцена, декорации Марии Трегубовой ходят ходуном, а его театр художника касается здесь самых маленьких деталей, выстрелит даже плафон, висящий на балконе. При помощи Марии Смольниковой Крымов здесь опять же играет со всеми толстовскими образами и клише: если женщина падает, то до конца. В общем, получился очередной эффектный и очень технологичный аттракцион, который местами напоминает фильм Джона Райта по той же «Анне Карениной», где отлажено работает театрализованная машинерия с намеренной бутафорией.  Каждый эпизод — игра и модель для сборки, отличная формула театрального искусства, которую выстраивает Крымов.

А также

Главные гастроли года — это спектакль Кристофа Марталера на фестивале нового европейского театра NET –— «Мы берем это на себя». Это музыкальное путешествие от живого швейцарского классика, послание нам будущим и ода человечество. В ходе этого спектакля прощаются все грехи. Ведь он забирает с собой в будущее всех мошенников и грешников, нечестных священников и бизнесменов. Все вместе они оказываются на космическом корабле и веселят нас, дурачатся и исполняют самую разнообразную музыку — от «Летучего голландца» Вагнера до хитов Элтона Джона. Самый легкий, кинематографичный и живой спектакль этого года. 

 

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю