Сможет ли ЕСПЧ вытащить российских обвиняемых из клеток и аквариумов

Новости сайта
18 сентября 2013
500
0
Поделиться

«Обезьянник» – вне закона? В Страсбурге сегодня большая палата Европейского суда по правам человека начала рассматривать жалобу российских обвиняемых на то, что в судах их держат в металлических клетках.

С таким иском обратились два жителя Магаданской области. В 2002 им предъявили обвинения в тяжких преступлениях, одного осудили, а в 2008 они обратились с совместной жалобой в ЕСПЧ. По мнению бывшего обвиняемого и бывшего осуждённого содержание в клетке противоречит конвенции о правах человека. Можно ли обойтись без обезьянника и аквариума, выяснял Родион Чепель.

Чепель: С наручниками, самоуправством конвоиров, душными аквариумами и тесными обезьянниками вряд ли расстанемся. Хотя бы потому что, что ЕСПЧ регулярно принимает решения по подобным делам, вынуждая российские власти выплачивать десятки тысяч евро, и ничего.

Вот дело «Валентин Моисеев против России». Валентин Моисеев, напомню, был замдиректора департамента МИДа, в 1998 году его обвинили в передаче секретных документов Южной Корее и арестовали.

Обвинений в свой адрес он не признал и в 2009 году выиграл процесс против России в ЕСПЧ. Тогда суд установил, что транспортировка через «отстойники» в самом СИЗО и «стаканы» в автозаке в зал суда, а также содержание в камерах суда унижают человеческое достоинство и мешают защите подсудимого. Моисееву Россия выплатила 30 тысяч евро. После этого был так называемый «второй процесс по делу ЮКОСа». Адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант, помня о прецедентном решении Европейского суда по правам человека, попытался обжаловать условия содержания своего подопечного.

Тогда адвокаты пожаловались в Страсбург, и европейский суд снова удовлетворил иск. Ходорковскому тогда выплатили 10 тысяч евро. «Аквариумы» в судах, правда, не отменили – в результате во время процесса по «болотному делу» омбудсмен Владимир Лукин вынужден был обратиться к председателю Мосгорсуда Ольге Егоровой – обвиняемым просто нечем дышать. Только тогда для обвиняемых установили дополнительную стеклянную клетку, но при этом адвокаты продолжали жаловаться на систематические нарушения закона судебными приставами.

А вот – для сравнения Андерс Беринг Брейвик, убивший 77 и ранивший 151 человек, к своему стулу в зале суда он прикреплен комфортным ремнем безопасности. В советских судах любых обвиняемых, даже обвиняемых в серийных убийствах, в зале суда содержали просто за барьером, по бокам которого вставали два конвоира, и всё. В России закона, регулирующего нормы содержания под стражей, нет, зато есть внутренние ведомственные документы. Например, наличие клетки в зале суда заложено не где‑нибудь, а в «Своде правил по проектированию и строительству «Здания судов общей юрисдикции»: там и про решетку высотой от 220 см до потолка, и про площадь клетки на 20 подсудимых, и про то, что прутья должны быть диаметром не менее 14 мм. У МВД есть неопубликованный приказ №140 от 7 марта 2006 года об утверждении «Наставления по служебной деятельности изоляторов временного содержания, подразделений охраны и конвоирования». Он вроде бы противоречит 3‑ей статье конституции РФ, которая гласит, что «законы подлежат официальному опубликованию а неопубликованные законы – не применяются». Тем не менее, именно на приказ №140 ссылаются суды, когда их действия пытаются оспорить. Придавать всё это огласке и выставлять на общественные слушания – слишком сложно для неповоротливой системы. Проще – заплатить очередные 10 тысяч евро бывшим магаданским узникам.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.