В Москве ужесточают карантин. Что будет с бездомными? Рассказывают благотворительные организации

4 346

Волонтеры, занимающиеся помощью бездомным, опасаются последствий указа Сергея Собянина об изоляции москвичей, так как во время работы почти постоянно находятся на улице.

Раздача еды сотрудниками фонда «Доктор Лиза». Фото: Кирилл Зыков / агентство «Москва»

С 30 марта в Москве запрещено выходить из дома без особой необходимости, а на улице — нарушать социальную дистанцию в полтора-два метра. Одновременно в столице резко похолодало.      

Организации, занимающиеся помощью бездомным, преимущественно волонтерские. По мере распространения коронавируса все меньше людей остаются работать на улице, резко сократилось количество раздач горячей еды. По словам директора благотворительного фонда «Дом друзей» Ланы Журкиной, возросла и нагрузка — где раньше на раздачу собирались не больше 50 бездомных, теперь стягиваются по 100-150 человек. Хотя это нарушает запрет на массовые мероприятия — «пока на это не сильно обращают внимания, но, может, в конце концов станут обращать». «Дом друзей» думает о том, чтобы начать раздачу сухих пайков.

«Мы с ними [бездомными] разговаривали на прошлой неделе, и они достаточно спокойно реагировали на ситуацию, — говорит пресс-секретарь православной службы помощи „Милосердие“ Александра Шибалина. — Сейчас, к сожалению, ситуация меняется, поскольку НКО закрыли пункты кормежки в Москве, то есть бездомные начинают терять эту почву».

Кроме того, по словам Журкиной, власти в рамках профилактики прогнали бездомных с вокзалов. Шибалина же отмечает, что, «к сожалению, бездомных выгоняли с вокзалов во все времена и сейчас это тоже происходит».

Что делают волонтеры

Участники волонтерской инициативы Food Not Bombs не планировали отменять воскресную раздачу еды, к тому же подопечные просили их организовать дополнительные раздачи. «Но позволит ли нам теперь государство выйти на улицы, я не знаю», — говорит участница инициативы Елена.

Лана Журкина из «Дома друзей» считает, что новые ограничения не должны коснуться фонда: «В этом указе написано, что [выходить] запрещается практически всем, кроме медицинских сотрудников и тех, кто перемещается по работе. Извините, мы медицинские сотрудники и мы передвигаемся по работе».

Созданный «Милосердием» дневной центр помощи бездомным «Ангар спасения» пока продолжает работу как обычно. «Было распоряжение о том, что нужно ограничивать количество людей в одном пространстве. У нас в день приходит до 150 человек. Это достаточно небольшая территория, и теперь мы пускаем туда не больше 30 человек единовременно, чтобы избежать тесного контакта», — поясняет Александра Шибалина.

Ни «Дом друзей», ни «Милосердие» с подозрением на COVID-19 еще не сталкивались. «Тут скорее бездомные могут заразиться, — считает Шибалина. — У них есть свои места обитания в Москве, и они особо далеко не уходят, это специфика их жизни». «В случае чего это будет глобальная группировка заболевших, потому что они между собой общаются, а самоизолироваться им некуда», — добавляет Журкина.

«Ангар спасения» оказался сейчас одним из немногих мест в Москве, где бездомные могут помыться и постирать вещи. По словам Елены из Food Not Bombs, на последней раздаче ей жаловались, что приходится ходить в грязной одежде. «Бездомные хотят поддерживать себя в порядке, просто у них нет возможности. Когда мы раньше раздавали какие-то средства гигиены либо антисептические салфетки, они всегда мигом расходились», — говорит она.

В последний раз активисты Food Not Bombs раздавали бездомным антисептики, часть которых делали сами по инструкциям ВОЗ. «Ангар спасения», чтобы предупредить инфицирование, стал вызывать специалистов для дезинфекции раз в неделю, а не раз в месяц. Медику, который оказывает бездомным первую доврачебную помощь, помогает волонтер. Все сотрудники стали ходить в масках, халатах и резиновых перчатках — это необходимо в первую очередь для того, чтобы не передать вирус подопечным. 

Журкина уверена, что бездомных сейчас нужно где-то размещать — это помогло бы «растянуть во времени» массовость заболевания. НКО пытаются договориться с владельцами пустующих гостиниц, хостелов и других помещений, но пока получают отказы. «Дом друзей» много лет просит власти Москвы выделить место под палатки с обогревом, из которых можно сделать пункты помощи. «Мы еще ни разу не были услышаны. Считается, что достаточно помощи оказывает государственный Центр социальной адаптации [имени Глинки на Иловайской улице]», — говорит Журкина. 

Добиться поддержки от департамента труда и соцзащиты Москвы, по словам Журкиной, пока тоже не удалось. Дождь направил запрос в пресс-службу департамента.

Деньги

Коронавирус отразился и на финансовом положении некоторых организаций, в том числе «Дома друзей». «Сами понимаете, это и в мирное-то время тема, скажем так, не самая приятная и востребованная для донатов», — говорит Журкина.

К чрезвычайным проблемам добавляются стандартные: с наступлением весны обостряются сезонные заболевания и хронические болезни. Сотрудники фонда стали гораздо чаще выезжать на улицы — по словам Журкиной, количество вызовов увеличилось в разы.

У бездомных отношение к происходящему разное — многие, говорит Елена, «настолько устали от своей уличной жизни, что хоть какие вирусы — их уже ничем невозможно напугать». 

«„Ангар“ для них — это не дом, конечно, но место, где они могут прийти в себя, — объясняет Александр Шибалина. — Поэтому важно, чтобы организации вроде нашей продолжали работать».

31 марта российские некоммерческие организации запустили акцию #еслинебудетфондов из-за резкого снижения числа пожертвований на фоне пандемии и падения рубля. Фонды попросят россиян не отказываться от поддержки.  

Популярное у подписчиков Дождя за неделю