Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

Украшения за 900 тысяч и «абсурдные обвинения»: как прошел допрос свидетелей на суде Навального

Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В покровской ИК-2 продолжился выездной суд по делу Навального. На заседании, прошедшем 21 февраля, допросили двух свидетелей — бывшего сторонника ФБК* Виталия Серуканова и бывшего сотрудника Федора Горожанко, которого команда Навального обвиняла в причастности к утечке базы данных. Серуканов более пяти часов спорил с Навальным, обвиняя его в растратах, и отказывался сказать, сколько получает он сам, а Горожанко под конец заседания заявил, что не считает деятельность Навального мошенничеством и не стал свидетельствовать против него. Дождь рассказывает, как прошел второй день выездного суда над Навальным. 

Второй день суда над Навальным начался с получасовой задержкой. Журналистам снова предоставили зал с трансляцией, а к Навальному пустили его жену Юлию, адвокатов и нескольких корреспондентов, которые могли вести записи только от руки.

Вначале адвокаты повторно попросили разрешить им пользоваться ноутбуками, а Навальному — переодеться в гражданскую одежду на время процесса. Суд это ходатайство отклонил. Также защита попросила дать возможность адвокату Евгению Саломатину отфотографировать обвинительное заключение, зачитанное прокурором на прошлом заседании. Это суд разрешил — и затем Саломатина отпустили, чтобы он мог ознакомиться с материалами дела. 

После выступления защиты слово взял Навальный. Он, как и на прошлом заседании, снова высказался по поводу обвинительного заключения. «В первый день процесса прокурор сказал — сейчас мы начнем с главного. И выяснилось, что там нет ничего. Главным доказательством по этому делу является то, что я оплачивал подписку на Netflix. С 2016 по 2020 год я делал какие-то траты — и это главное доказательство. И нет абсолютно ничего, что хотя бы косвенно указывало, что эти деньги я получал от ФБК*. Мое самое большое доказательство невиновности — просто выложить это дело. И любой человек, пролистав это, рассмеется и скажет: „Тут написано, что это абсолютный бред“», — заключил Навальный. 

Свидетель Серуканов и его работа

В начале процесса суд заявил нескольких свидетелей. Первым выступил бывший сторонник ФБК* Виталий Серуканов.

Официальным сотрудником фонда Серуканов не был, но с 2013 года активно участвовал в предвыборных кампаниях, которыми занималась команда Навального. Он работал на мэрских выборах в Москве, на выборах в Заксобрание в Костроме в 2015 году, на муниципальных выборах в подмосковной Барвихе в 2016, а осенью 2017 года, во время президентской кампании Навального, занимал должность замглавы московского штаба*. 

В декабре 2017 года Серуканов написал пост, в котором резко раскритиковал самого Навального и его соратника Леонида Волкова, обвинив их в «провале» кампании. Уйдя из команды Навального, Серуканов вскоре оказался на телеканале RT, где стал ведущим политического шоу под названием «Прекрасная Россия бу-бу-бу».

В феврале 2018 года Серуканов подал документы на регистрацию «Партию прогресса». Так называлась партия Навального, у которой Минюст отозвал регистрацию в 2015 году. С тех пор соратники Навального неоднократно пытались зарегистрировать свою партию, но Минюст каждый раз им отказывал. 

В опубликованном в апреле 2021 года расследовании команда Навального приводила зарплатные ведомости ведущих Russia Today. Серуканов, по данным команды Навального, оказался одним из самых высокооплачиваемых сотрудников с зарплатой более 750 тысяч рублей в месяц.

На суде Серуканов начал свое выступление с того, что обвинил Навального в «люксовых поездках» за границу. Он заявил, что Навальный в ФБК «возомнил себя маленьким богом» и за счет этого мог вводить людей в заблуждение, поскольку «всегда мог сказать, что не руководил» и «все делали его подчиненные». Упрекая Навального в растратах, Серуканов сказал, обращаясь к «уважаемому суду», что «Алексей Анатольевич может рассказать, как он хорошо шутит, может нахамить, может еще что-то сделать, но ответов он не даст». Во время процесса судья несколько раз делала Серуканову замечания, призывая его не давать оценочных суждений. 

Кроме того, Серуканов заявил, что Навальный во время президентской кампании купил ювелирные украшения на 900 тысяч рублей. Навальный попытался выяснить, кому он покупал эти украшения. «Вы только что солгали всем присутствующим. Я даже с опаской посмотрел на жену, чтоб она не подумала, что я кому-то покупал такие дорогие украшения. Это даже у прокурора в выписках с моих счетов не было», — сказал он. Серуканов ответил, что украшения были куплены со счета Леонида Волкова.

Во время допроса Навальный попытался выяснить у Серуканова, где тот работает:

— У меня гражданский договор с АНО «ТВ-Новости», — сказал Серуканов.

— Это то, что в просторечии называется Russia Today? — уточнил Навальный.

— Я не знаю, чем занимается это АНО «ТВ-Новости». У меня есть гражданский договор, есть права и обязанности, я их выполняю, а что дальше делает работодатель — это наивно задавать этот вопрос, — ответил Серуканов.

После этого суд ушел на часовой перерыв, а вернувшись, продолжил рассматривать показания Серуканова, которые он давал в ходе следствия. Обвинение зачитало четыре протокола допросов. В них Серуканов давал характеристики руководителям ФБК — Навальному, Волкову, Жданову — рассказывал о своих отношениях с ними и рассуждал о том, что Навальный не мог участвовать в президентских выборах из-за судимости, но зная это, все равно собирал донаты.

В ходе заседания Навальный время от времени пытался задавать Серуканову вопросы, в том числе — о его зарплате. Судья этот вопрос снимала, но в итоге сама задала его Серуканову. Тот сказал, что «затрудняется» ответить. И Навальный, и его адвокаты заметили, что свидетель не может «затрудниться» с ответом на вопрос судьи, однако ответ так и не прозвучал.

Также Навальный поинтересовался, было ли у Серуканова рабочее место в ФБК (не было), как он получал зарплату (Серуканов ответил, что наличными) и был ли он официально трудоустроен (не был).

Допрос Серуканова продлился более пяти часов и закончился около 18:30. Затем суд вызвал следующего свидетеля — бывшего сотрудника ФБК Федора Горожанко. 

Показания Горожанко

В отличие от Серуканова, Горожанко был штатным сотрудником фонда. Он занимался почтовыми рассылками и имел доступ к базам данных сторонников ФБК.

В 2019 году Горожанко ушел из ФБК. А в апреле 2021 база сторонников Навального попала в сеть. ФБК обвинил в утечке базы Горожанко — по версии команды Навального, у него оставался ключ API, с помощью которого он мог получить доступ к почтовому сервису. Кроме того, как утверждала команда Навального, незадолго до утечки Горожанко получил на свой счет два платежа общей суммой более миллиона рублей. При этом ранее у него были долги — коллекторы пытались взыскать с него 96 тысяч рублей. 

Горожанко все обвинения в своей причастности к утечке отрицал и говорил, что у него есть «большой вопрос» о том, где команда Навального взяла данные его карточки. Более того, после ухода из ФБК Горожанко активно критиковал деятельность Навального в своих соцсетях и рассказывал, что с некоторыми руководителями фонда — например, Иваном Ждановым — у него остались не очень хорошие отношения. 

Однако на суде Горожанко начал с того, что выступит скорее в статусе свидетеля защиты, а не обвинения, потому что считает, что «Навальный законно осуществлял свою политическую деятельность на основе своих убеждений». 

После ряда уточняющих вопросов суда, касавшихся деятельности Горожанко в ФБК, слово взял Навальный. Он спросил, было ли похоже, что ФБК, созданный им в 2011 году, существовал «для того, чтобы спустя много-много лет похитить деньги».

«Похоже не было, и я считаю, что сами эти обвинения абсурдны», — ответил Горожанко. По его словам, человек, который «создал организацию, платил зарплаты, арендовал офисы, открыл 50 региональных представительств и написал президентскую программу» не мог делать это все «ради того, чтобы покушать в ресторане». «Я считаю, что это абсурд», — повторил Горожанко.

«В такие моменты приятно быть юристом. Главный свидетель обвинения приходит и говорит, что обвинения абсурдны», — заметил Навальный. По его словам, он был уверен, что Горожанко не будет давать против него ложные показания. Отдельно Навальный подчеркнул, что в отличие от Серуканова, у которого не было рабочего места и который, по его словам, получал зарплату наличными, Горожанко был официально трудоустроен в ФБК и «действительно работал».

Кроме того, Горожанко сказал, что свои показания в Следственном комитете он давал под давлением. По его словам, когда он пришел в СК, куда его вызвали повесткой, следователь «выступал в роли режиссера». «Он сунул мне бумагу с обвинительным заключением, где были процитированы мои показания. Что мне было делать— я учил, рассказал ему дважды, его это удовлетворило. Об этом я и хотел сказать», — заявил Горожанко на суде.

После этого суд закончился. Очередное заседание судья назначила на 10 утра следующего дня. На нем зачитают письменные показания Горожанко. После того, как Горожанко закончил выступать, его, как и Серуканова, вывели через отдельную дверь, а журналистов, следивших за трансляцией в соседнем зале, долго не выпускали наружу, ссылаясь на то, что на выходе «пока занято».

*Деятельность Фонда борьбы с коррупцией и штабов Навального признана экстремистской и запрещена в России

Фото на превью: Михаил Шевелев / Дождь

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде