Последствия на десятки лет и миллиарды рублей. Главное об аварии в Норильске

4 июня, 00:02
5 534

В Норильске 29 мая произошла авария на ТЭЦ — бак с дизельным топливом разгерметизировался, и из него вылились 20 тысяч тонн дизельного топлива. Они попали в почву и ближайшие реки. 3 июня в Норильске объявили режим ЧС федерального масштаба — после совещания с участием президента России Владимира Путина. Рассказываем главное об обстоятельствах и последствиях аварии.

Хронология событий

ТЭЦ принадлежит Норильско-Таймырской энергетической компании (НТЭК), дочерней структуре «Норильского никеля».

Днем 29 мая там разгерметизировался топливный бак: по информации компании, это произошло из-за внезапного проседания свай, прослуживших более 30 лет «без нареканий». Аварию заметили после того, как загорелся автомобиль, проезжавший мимо бака.

Фото: МЧС

Пожар потушили за два часа, никто не пострадал, но выяснилось, что 20 тысяч тонн дизельного топлива разлилось за пределы промышленной площадки предприятия — в ручей, а затем в реки Далдыкан и Амбарная.

Фото: Светлана Родионова / фейсбук

3 июня глава Росприроднадзора Светлана Родионова сообщила, что предельно допустимая концентрация вредных веществ в воде в Норильске превышает норму в десять тысяч раз.

В соцсетях появилось видео начала разлива нефтепродуктов:

Исправлено. В первоначальной версии заметки был опубликован скриншот с «Яндекс. Карт» и утверждалось, что на нем изображен разлив дизельного топлива в Норильске в июне 2020 года. Это не так — спутниковый снимок, который используют «Яндекс. Карты», сделан в 2012 году. Фотографию заменили на актуальную, опубликованную «Роскосмосом» 5 июня. Редакция приносит извинения за ошибку.

Фото: «Роскосмос»

Когда об аварии узнали местные власти

Губернатор Красноярского края Александр Усс на совещании с Путиным сообщил, что местное правительство узнало об аварии спустя два дня — о разгерметизации бака и утечке топлива стало известно не сразу.

По словам Усса, сначала сообщалось о возгорании автомобиля, затем о возможной разгерметизации бака, при этом спасательная служба ТЭЦ якобы сообщила о том, что экологической угрозы нет.

«Только после появления тревожащей информации из социальных сетей и настойчивых вопросов соответствующим должностным лицам была выяснена реальная картина происшествия», — сказал Усс. Это произошло спустя два дня после аварии, 31 мая.

Глава МЧС Евгений Зиничев сообщил, что сотрудники министерства также узнали об аварии с опозданием.

Однако гендиректор компании НТЭК Сергей Липин на том же совещании с Путиным сообщил, что ТЭЦ среагировала на аварию в соответствии с регламентом и вовремя сообщила о ней. Он добавил, что план ликвидации последствий разлива не подразумевал того, топливо может попасть в водоемы. 

Липин заверил, что информация «была передана» в соответствии с планом. После этого Путин заявил, что попросил правоохранительные органы разобраться в этом. Глава МЧС Евгений Зиничев сказал, что у них «время [поступления информации] зафиксировано, поэтому опровергать что-то будет трудно».

В тот же день Генпрокуратура сообщила о задержании начальника цеха ТЭЦ, а Липину объявили предостережение. Прокуратура возбудила уголовные дела о порче земли, загрязнении воды и нарушении правил охраны окружающей среды. 

Вечером 3 июня первый вице-президент «Норникеля» Сергей Дяченко заявил журналистам, что информацию о разливе топлива на ТЭЦ в день аварии передали в штаб по гражданской обороны и чрезвычайных ситуаций Норильска, а оттуда она в тот же день поступила в МЧС.

Масштабы бедствия и почему последствия трудно устранить

Разлившееся топливо предлагают сжигать. 

Однако местность, в которой произошла авария, труднодоступная — река несудоходная, и ее окружает бездорожье. Из-за этого ликвидировать последствия сложно, для этого задействуют вездеходы и вертолеты.

Глава Минприроды Дмитрий Кобылкин заявил, что ситуация очень тяжелая и он не представляет, как сжигать такое количество топлива.

Координатор проектов по климату и энергетике Greenpeace Василий Яблоков в беседе с Дождем назвал «колоссальным» ущерб от аварии. На восстановление, по его оценке, уйдут десятки лет.

«Притом, что Норильск и вообще норильский регион в принципе являются зоной экологического бедствия, говорить о каком-то восстановлении сложно», — отметил Василий. В Greenpeace произошедшее сравнивают с аварией танкера «Эксон Валдиз» на Аляске в 1989 году. Ликвидация последствий тогда потребовала десятков лет и расходов на сумму в шесть миллиардов долларов. 

Фото: ТАСС

Яблоков отметил, что топливо убирают из воды с помощью боновых (плавучих) заграждений, но проблема в том, что нефтепродукты оседают на дно и смешиваются с водой, поэтому нужно механически откачивать воду и дизтопливо и отвозить на переработку. «Все рекомендации сжечь — это полный бред. Это приведет к еще большему загрязнению, в том числе воздуха», — считает Яблоков. 

В Росприроднадзоре оценивали ущерб «десятками миллиардов рублей»; Яблоков считает, что самый минимальный ущерб водным объектам составит шесть миллиардов рублей.

Кандидат географических наук, старший научный сотрудник географического факультета МГУ Татьяна Пузанова назвала аварию «региональной катастрофой на многие года».

«Глупость заключается в том, что они молчали долго, долгое молчание — это самое ужасное. Нефтяная пленка распространяется быстро, практически мгновенно», — отмечает эксперт. Пузанова добавила, что из-за разлива нефти начнут умирать рыбы, а также в опасности жители ближайших деревней, если они берут воду из неглубоких колодцев. В нее могут попасть полициклические ароматические углеводороды (ПАУ) — они высококанцерогенны. 

На вопрос о том, как нужно решать проблему, Пузанова ответила так: «Как правило, это происходит процессом выжигания. К сожалению, других вариантов толком и нет».

 

Популярное у подписчиков Дождя за неделю