Расследование «Медузы» о фигурантах «пензенского дела» и убийстве: реакция адвокатов, родственников и журналистов

23 февраля, 15:19
18 374

Вечером 21 февраля «Медуза» выпустила расследование о том, что некоторые фигуранты пензенского дела «Сети» (организация признана террористической и запрещена в России) могут быть причастны к убийству и сбыту наркотиков. Публикация вызвала множество споров — Дождь собрал реакцию адвокатов, родственников фигурантов, журналистов и правозащитников.

Фото: «7х7»

«Медуза» утверждает, что к ней обратился знакомый фигурантов по имени Илья, который, как он сам говорит, провел собственное расследование. В расследовании издания говорится, что Дмитрий Пчелинцев, Андрей Чернов, Максим Иванкин и Михаил Кульков работали закладчиками. В компанию также входили двое «гражданских» — Артем Дорофеев и Екатерина Левченко, которые якобы помогали продавать наркотики. 31 марта 2017 года Дорофеев и Левченко пропали, в тот же день Кулькова, Иванкина и их знакомого 16-летнего Алексея Полтавца задержали по подозрению в попытке сбыта наркотиков. В ноябре Дорофеева нашли мертвым в лесу под Рязанью, о судьбе Левченко ничего не известно до сих пор. В разговоре с «Медузой» Полтавец, который уехал за границу, признался в причастности к убийстве Дорофеева и Левченко. Он рассказал, что Иванкин якобы передал ему слова Пчелинцева о «коллективном решении» убить обоих «гражданских». Пчелинцев, как утверждается, опасался, что они могут дать показания против остальных.

«Медуза» также пишет, что сотрудники ФСБ знали о подозрениях о причастности фигурантов дела «Сети» к убийству, но не хотели передавать материалы дела в СК «с не очень убедительными доказательствами террористической деятельности». В редакционном заявлении издание добавляет, что дело «Сети» сфальсифицировано и строится на доказательствах, добытых под пытками. 

Адвокат Дмитрия Пчелинцева Оксана Маркеева в разговоре с «МБХ медиа» назвала публикацию «Медузы» «продуманным вбросом со стороны силовиков». «Если бы они были причастны, а их допрашивали как свидетелей (по делу об убийстве) уже когда они были в СИЗО, — ФСБ обязательно бы зацепилось за это. И сейчас бы о деле „Сети“ никто бы и не знал», — заявила она.

Адвокат Максима Иванкина Константин Карташов сказал изданию «7х7», что не хочет подробно комментировать «этот бред».

«Можно назвать это модным словом хайп, а можно танцем на костях, называйте как хотите. Я бы даже посмеялся над этой статьей, будь я уверен, что она не навредит. К счастью, большинство людей адекватны и правильно отреагируют на этот вброс. Но будут и те, кто в это поверит. А значит, хоть немного, но цель будет достигнута», — сказал он. О какой цели идет речь, он не уточнил.

Адвокат Михаила Кулькова Игорь Кабанов заявил, следственные органы задавали его подзащитному «интересующие вопросы и получили на них исчерпывающие ответы», а также получили образцы ДНК для сравнительного исследования. По его словам, оснований подозревать Кулькова в причастности к исчезновению Дорофеева и Левченко, у следствия нет. Он считает, что дело по факту гибели Дорофеева и исчезновению Левченко «должно быть должным образом расследовано». 

Жена Максима Иванкина и двоюродная сестра Дмитрия Пчелинцева Анна Шалункина заявила, что авторы материала «могут смело проситься в штат ФСБ». По ее мнению, расследование построено на словах третьих лиц. Мать Пчелинцева Светлана Пчелинцева считает, что этот материал «кому-то нужен», чтобы отвести подозрения.

Мать Кулькова Елена Самонина рассказала, что следователи допрашивали ее сына и Иванкина после того, как было обнаружено тело Дорофеева. Она спрашивала у следователя, связывает ли он ее сына и Иванкина с гибелью Дорофеева, на что тот ответил, что, скорее всего, речь идет об  убийстве, но ребята к нему непричастны и проходят как свидетели. Публикацию «Медузы» она назвала «гнусной провокацией». Она добавила, что необходимо расследовать убийство Дорофеева и продолжать поиски Левченко.

Один из авторов расследования «Медузы» Максим Солопов в комментарии «Эхо Москвы» сказал, что редакция «тщательно проверяла» полученную информацию «самыми разными способами».

«Но последним пунктом этой верификации стало то, что мы нашли человека, который был причастен к этому преступлению и он сам является, так или иначе, фигурантом дела „Сети“ (речь об Алексее Полтавце — прим. Дождя). Он находится за границей и рассказал, по меньшей мере, свою версию событий, то, что он видел своими глазами. Мы будем публиковать его подробный рассказ об этом. То есть человека, видевшего изнутри это все», — заявил Солопов.

Бывший фигурант «Болотного дела» и участник проекта «ОВД-Инфо» Алексей Полихович рассказал в фейсбуке, что знаком с Ильей, который сообщил «Медузе» о возможной причастности осужденных к убийству. Он называет его «не очень уравновешенным» человеком, который «любит лезть во все истории, которые считает важными и интересными, что он плодит по одной или больше безумной идее в день».

«Почему в тексте ничего нет про личный конфликт Ильи и Пчелинцева? Почему не упоминается, что Илья после того, как Пчелинцева посадили, стал встречаться с его женой, теперь уже бывшей? Почему там нет ничего о письмах об этом, которые писал Илья Диме в тюрьму? А о тех письмах, которые он писал жене Шишкина (еще один осужденный фигурант дела «Сети» — прим. Дождя)? А о конфликте Ильи с Шишкиным, Сагынбаевым, вообще в принципе о том, что для него все это — личная история — и именно так он ее воспринимает», — пишет Полихович.

Он добавил, что не считает расследование «Медузы» «заказухой ФСБ», а Илью — «провокатором или лгуном». 

«Да, было сложно понять, что из сказанного — плод воспаленного воображения Ильи, а что — мутотень, о которой надо думать. Было сложно добиться ответов от фигурантов, которые в СИЗО и всякую вину отрицали. Было сложно спорить с теми, кто считал, что это ударит по всей поддержке и всем навредит, было сложно с неприятием всего этого родителями. Мы попытались расследовать это силами кампании поддержки. Мы спросили некоторых фигурантов, мы посмотрели дело (это делал не я лично, к сожалению), мы узнали, что думает СК. Мы нашли некоторые странные переписки в деле, которые упоминаются и в тексте «Медузы». Мы решили, что четкими доказательствами мы не обладаем. Не смогли прийти к какому-то единому решению, кто-то окончательно ***** от этих историй и отошел от поддержки, кто-то вспомнил презумпцию невиновности. Лично у меня сформулированного ответа не было. То есть, об этой дилемме: навреди невиновным или сообщи о виновных (предположительно) я думаю все время. Я был тем самым журналистом, который знал об этой истории и не расследовал ее», — написал Полихович. 

Команда «ОВД-Инфо» в свою очередь отмечает, что общество требует справедливого разбирательства в отношении фигурантов в связи с многочисленными нестыковками в деле и их заявлениями о пытках. Они подчеркнули, что установление истины и в деле «Сети», и в деле об убийствах — необходимо.

«И по закону, и на деле ресурсы и возможности для проверки подобных фактов есть только у правоохранительных органов. Полноценный анализ достоверности собранных следствием фактов и их правовая оценка возможны только в ходе публичного и справедливого судебного разбирательства. Проблема заключается в том, что пока рассчитывать на это не приходится. <…> Полученные изданием „Медуза“ сведения необходимо доказать или опровергнуть. Но мы уверены, что вне зависимости от результата — общество не ошиблось, выступив против пыток и фабрикации „пензенского дела“, а сейчас общественное внимание к этому делу становится еще более необходимым», — говорится в заявлении.

Журналист «Медиазоны» Егор Сковорода рассказал в своем телеграм-канале, что узнал о версии активистов раньше «Медузы», проверял ее и продолжит это делать. По его словам, в этой версии — немало «непроясненных вопросов», а в признаниях Полтавца «есть нестыковки».

«Погибшие не должны остаться забытыми. Но эта трагедия и это убийство, к которому все-таки с большой вероятностью причастен кто-то из пензенцев, не отменяют пыток, кошмарных сроков и грубо слепленного „террористического сообщества“ (радует, что вроде по этому вопросу в обществе реакция довольно здоровая и однозначная)», — написал журналист.

Руководитель отдела политики «Новой газеты» Кирилл Мартынов отмечает, что никого не возмущает история о том, что правоохранительные органы в России не расследуют убийства, так как «недееспособность этой системы воспринимается как норма». Он также подчеркнул, что публикация «Медузы» воспринимается «либо как подтверждение версии ФСБ о том, что обвиняемые по делу Сети заслужили сроков, либо как дискредитация общественной кампании по их защите».

«В действительности, ни того, ни другого не происходит. Если людей под пытками судят за терроризм, а на самом деле по версии источников „Медузы“ они совершили убийство, то сначала они должны быть оправданы по делу о терроризме, а потом должно быть разбирательство по убийству — если такие обвинения будут официально предъявлены», — написал Мартынов. Он добавил, что если у журналистов есть общественно значимая информация, то они должны ее публиковать. По его мнению, к публикации «Медузы» «есть вопросы», он предположил, что журналисты могли стать жертвами провокаторов.

Член правления общества «Мемориал» Александр Даниэль считает, что из-за публикации расследования люди, которые следят за делом «Сети», разделятся на два лагеря: тех, кто перестал доверять защитникам осужденных, и тех, кто обличает «Медузу» в «ангажированности». Он считает, что «Медуза» выполнила свой профессиональный долг, так как получила важные, с ее точки зрения, сведения, и сообщила о них обществу. По его мнению, публикация не должна никак сказываться на активности в поддержку фигурантов дела.

«Пытки были? Были, в этом мы не сомневаемся. То, что кто-то из фигурантов, возможно, замешан в тяжких преступлениях (в которых, заметим, следствие их не обвиняет!), хоть как-то опровергает факт пыток? Нет, не опровергает. Все, разговор окончен», — отметил Даниэль.

Расследование «Медузы» упоминалось в сюжете на «России 24», после него про дело «Сети» также написала в твиттере главный редактор RT Маргарита Симоньян. 

Журналист Олег Кашин в своей колонке на Republic отмечает, что история с нерасследованным убийством, «которым пренебрегли, чтобы оно не мешало большому и политически важному делу о терроризму, делает все прежние упреки в адрес силовиков еще более убедительными и уж точно не льет воду на их мельницу». По его мнению, один из героев этой истории — журналист или активист, который был в курсе убийств, но молчал, чтобы не навредить общественной кампании. Он отмечает, что таких людей много, «но делятся своими эмоциями они преимущественно в частной переписке и подзамочных соцсетях, оставляя „Медузу“ наедине с теми, кто готов обвинять ее в сговоре с ФСБ».

«К этим людям хочется обратиться напрямую – друзья, из-за проблем вашего богатого внутреннего мира страдает репутация даже не «Медузы», а конкретного журналиста Солопова, вашего, между прочим, товарища, старого антифа-активиста, «химкинского заложника», и раз уж вы смалодушничали на начальном этапе, давайте теперь объясняйте коллективному Шендеровичу, до какой степени он сейчас несправедлив к „Медузе“, пусть извиняется — „Медуза“ не Кадыров, она заслуживает извинений», — пишет Кашин.

Журналист и член независимого наблюдательного совета «Медузы» Михаил Зыгарь написал, что не считает публикацию «заказом».   

Другая участница наблюдательного совета, основатель The Bell Елизавета Осетинская заявила, что часть вопросов к редакции «Медузы» после публикации расследования справедливы. В ближайшее время издание «прореагирует и постарается снять по крайней мере часть вопросов». 

Дождь обратился в Следственный комитет и ФСБ с просьбой ответить на вопросы, касающиеся расследования «Медузы», ответы пока не поступили.

Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа