«Раковые клетки экстремизма». Как заявления Си Цзиньпина оборачивались репрессиями против уйгуров

1 декабря 2021
899
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

The Guardian опубликовал новую утечку документов, свидетельствующих о преследовании уйгуров китайскими властями. В файлах есть секретные речи генерального секретаря компартии Китая Си Цзиньпина, произнесенные им в 2014 году, а также другие правительственные документы, касающиеся политики Пекина в отношении уйгуров. Исследователи отмечают, что эти документы, в отличие от прошлой утечки 2019 года, делают более очевидной связь заявлений Си Цзиньпина с последовавшими за ними репрессиями в отношении уйгуров. 

Женщина отдыхает на улице в Урумчи на фоне защитного ограждения с вооруженными силовиками, Синьцзян-Уйгурский автономный район, КНР, 19 мая 2015 года.
Фото: Ng Han Guan / AP

Репрессии против уйгуров — этнического мусульманского меньшинства, живущего преимущественно в китайской провинции Синьцзян — начались после беспорядков 2009 года, ставших ответом на убийство нескольких уйгурских рабочих китайцами. По мере того, как волнения в регионе продолжались, репрессии стали усиливаться. Власти начали обвинять уйгуров в экстремизме и пытаться «перевоспитывать» в специально созданных для этого «образовательных центрах», которые затем превратились в «лагеря перевоспитания». Кроме того, был введен ряд запретов, касавшихся уйгурских религиозных традиций и обрядов. В Синьцзяне начали пропадать люди, а власти окружили места проживания уйгуров видеокамерами с круглосуточным наблюдением и полностью взяли под контроль поступление информации из региона во внешний мир. Новости о репрессивных законах против уйгуров практически перестали выходить за границы провинции Синьцзян. 

В 2018 году Human Rights Watch опубликовала доклад о репрессиях против уйгуров, в котором рассказывалось о «лагерях перевоспитания», видеослежке и системе «социального кредита». Спустя год после этого появился еще один источник информации — газета The New York Times получила большой архив правительственных документов, присланных ей неназванным «представителем китайской политической элиты». Эти файлы, получившие название «Синьцзянские документы», свидетельствовали о масштабных репрессиях против уйгуров. Часть из них была опубликована, но множество документов в публичный доступ так и не попали. Однако эта утечка оказалась не последней.

Чем важна новая утечка?

В сентябре 2021 года еще одну порцию документов от анонимного источника получил независимый народный Уйгурский трибунал, базирующийся в Лондоне. Сравнив эти файлы с «Синьцзянскими документами», исследователи, среди которых был немецкий академик Адриан Зенц — антрополог и синолог, изучающий уйгуров — выяснили, что они произошли из одного источника.

В файлах, полученных Уйгурским трибуналом, содержались конфиденциальные материалы, касающиеся политики Пекина в Синьцзяне — регионе на северо-западе Китая, где находятся «лагеря перевоспитания», в которых уйгуров подвергают угнетению и пыткам. 

В частности, в одном из документов под грифом «секретно» содержались три речи, произнесенные президентом КНР Си Цзиньпинем в 2014 году, которые, как писала The New York Times, «подготовили почву для угнетения» уйгуров. Однако если в публикации 2019 года приводилось недостаточно фактов, показывающих связь между заявлениями китайского лидера с последовавшими репрессиями, то из новой утечки эта связь становится гораздо более очевидной.

«Мощный наркотик экстремизма»

В документах говорится, что в 2014 году Си Цзиньпин уполномочил правительство провинции Синьцзян разработать правовое регулирование «религиозного экстремизма» и «насильственного сопротивления». В итоге в апреле 2017 года был принят закон о «деэкстремификации». Этот закон относил к экстремизму практически все религиозные традиции и обряды уйгуров, занимавшие в их жизни существенное место. 

Такой подход к экстремизму привел к первым попыткам «перевоспитания» уйгуров. После неоднократных заявлений Си Цзиньпиня о том, что необходимо повышать «иммунитет» людей к «экстремистской идеологии» в Синьцзяне на базе так называемых «центров образования» начали появляться лагеря «перевоспитания» уйгуров, а правительство региона отчитывалось о положительных результатах среди людей из «уязвимых групп». 

В своих выступлениях Си Цзиньпин назвал религиозный экстремизм «мощным психоделическим наркотиком» и предрек, что «акты терроризма будут множиться как раковые клетки», если их не пресечь. Глава компартии Китая заявил, что провинция Синьцзян поражена «сердечным заболеванием», которое может быть вылечено только «сердечной медициной», которая способна «поддержать правильное и искоренить зло». Впоследствии эти высказывания были дословно процитированы в отчетах региона о программах «перевоспитания». 

«Защита от эксплуатации злодеями»

Анализ документов демонстрирует, что программа насильственного переселения уйгуров и устройства их на работу в промышленные компании также стала следствием заявлений Цзиньпиня. Авторы отмечают, что в провинции Синьцзян почти 3 миллиона сельских рабочих перевели на полную занятость за счет «активного развития трудоемких производств». Необходимость этого власти объяснили защитой сельского населения от безделья и от «эксплуатации злодеями».

По словам Си Цзиньпиня, «безработные склонны провоцировать неприятности», а работа в больших компаниях способствует смешению разных этнических групп и помогала работникам противостоять «религиозному экстремизму». Развитие трудоемких производств при этом объяснялось их важной ролью в обеспечении «долгосрочного мира и стабильности» в регионе. Премьер-министр страны утверждал, что Синьцзян должен «изменить представление людей о занятости». Эти формулировки вскоре были отражены в официальных директивах о принудительном труде.

В засекреченном тексте выступления Си Цзньпина в мае 2014 года говорится о планах обеспечить полной занятостью в швейном и текстильном производстве «минимум миллион человек». К февралю 2018 года эти планы были выполнены. 

«Оптимизация этнического состава»

Также, как показывают исследователи в своем анализе документов утечки, заявления правительства страны оказались напрямую связаны с подавлением рождаемости в популяции уйгуров. Си Цзиньпин отменил политику рождаемости, согласно которой уйгуры могли иметь больше детей, чем ханьцы (крупнейшая этническая группа Китая), и потребовал равенства для всех этнических групп, что привело к значительному снижению рождаемости в популяции уйгуров. Вслед за этим формулировка «равенство всех этнических групп» появилась и в целях на 2019 год, установленных национальной комиссией по здоровью. Для достижения целей в этом документе, в частности, были прописаны такие меры, как бесплатный контроль рождаемости, включая стерилизацию женщин. Это должно было привести к «оптимизации этнического состава».

В одной из своих засекреченных речей Си Цзиньпин называет безопасность населения и его пропорциональный состав основой «долгосрочного мира и стабильности». Эти заявления в июле 2020 года цитировались высокопоставленным чиновником, который делал вывод, что доля ханьцев в уйгурских провинциях слишком низкая (а уйгуров, соответственно — высокая).

В других секретных документах содержатся заявления о «дисбалансе» в этническом составе Синьцзяна и о чрезмерной концентрации уйгуров в этом регионе. В них говорится, что к 2022 году 300 тысяч человек — в основном, ханьцев — должны быть переселены в Синьцзян, чтобы сбалансировать этнический состав провинции.

«Учиться, жить и расти в школе» 

Материалы утечки показывают, что политика, направленная на принудительную ассимиляцию уйгуров, также стала следствием заявлений властей Китая. Например, Си Цзиньпин потребовал, чтобы детей из сельских местностей отправляли в интернаты, где они могли бы «учиться, жить и расти» в школе. Его замечание о том, что «некоторые религиозные люди вмешиваются в повседневность» вскоре вылилось в постановление о строгом запрете вмешательства религии в светскую жизнь. К 2017 году высказывания Си Цзиньпина относительно религии привели к криминализации большинства обрядов и религиозных практик этнических меньшинств. 

Кроме того, программы ассимиляции уйгуров включали обучение на китайском (мандаринском) языке, на котором говорит большинство страны, и программу подселения китайских чиновников в уйгурские семьи.

В файлах утечки также можно найти мотивацию, стоявшую за принятием репрессивных мер против уйгуров. В одной из речей Си Цзиньпин утверждает, что его внешнеполитическая инициатива под названием «Один пояс, один путь» требовала стабильности и безопасности внутри страны. По его словам, национальная безопасность Китая и достижение главных целей в 21 веке окажутся под угрозой, если ситуация в Синьцзяне не будет взята под контроль. Он потребовал от властей региона «предотвратить распространение насильственной террористической деятельности» на остальную часть Китая. 

В правительственных отчетах, оказавшихся в утечке, говорится, что в феврале 2017 года, всего за несколько недель до кампании по интернированию уйгуров, чиновников в префектурах и округах проходили интенсивную программу обучения, в рамках которой их обязали тратить не менее двух часов в неделю на изучение речей Си Цзиньпина и других официальных чиновников «для достижения общего понимания и единомыслия в интеграции этой идеологии во всеобъемлющие цели».

Чтобы посмотреть полную версию, станьте подписчиком

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Nikolay Trusov

    Москва
    05.12.2021

    С Дождем жизнь понятнее

    Помочь
  • виктор заяц

    Волгоград
    16.01.2022

    Мне нужна правдивая информация.Но на пенсию купить подписку не могу.Надеюсь что найдется ДОБРЫЙ человек который подарит мне подписку.

    Помочь
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде