Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

«Пытки в резиденции Кадырова» и «мошенничество в „Эльдорадо“»: за что преследуют семью судьи Янгулбаева

24 января, 20:23
12 628
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В четверг, 20 января, в Нижнем Новгороде задержали Зарему Мусаеву — жену судьи Верховного суда Чечни в отставке Сайди Янгулбаева и мать бывшего юриста «Комитета против пыток» Абубакара Янгулбаева. Ее увезли в Чечню якобы на допрос по делу о мошенничестве, не дав ей взять с собой ни теплой одежды, ни лекарств, которые нужны ей из-за диабета. Больше суток ее родственники не знали, где она и в каком состоянии. Спустя два дня министр печати Чечни сообщил, что Мусаева арестована на 15 суток из-за нападения на полицейского, которое, по его словам, произошло уже в Грозном. При этом Мусаева более трех лет не была в Чечне, а повестки  о ее приводе оформлено на адрес в несуществующем городе. Дождь рассказывает, что известно об этом деле и почему власти Чечни преследуют семью Янгулбаевых.

 

Сайди Янгулбаев и Зарема Мусаева
Фото: «Комитет против пыток»

«Пытки в резиденции Кадырова»

«В 2015 году меня похитили, вместе с отцом и братом отвезли в резиденцию [Рамзана Кадырова], и там меня пытали — лично Кадыров меня пытал. Пытали и били моего отца, моего старшего брата. Они хотели меня защитить, но их тоже избивали», — рассказывает Ибрагим Янгулбаев. Он создал и открыто вел в социальных сетях группы, в которых, по его словам, активно критиковал чеченскую власть. 

Вскоре отца и брата отпустили, а Ибрагима, как говорит он сам, отвезли в здание местного СОБРа и полгода продержали в подвале, продолжая пытать — в том числе, током. Все это время семья не знала, где он и что с ним, говорит Ибрагим. В это же время, по его словам, отца, который с 2012 года был судьей Верховного суда Чечни, вынудили уйти в отставку. 

На этом преследования семьи не закончились. В 2017 году Ибрагима Янгулбаева задержали по «экстремистской» статье 282 УК РФ («возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства»). Формальным поводом стало то, что он якобы опубликовал в соцсетях фотографии мирных жителей, убитых в ходе первой и второй чеченских кампаний. «Меня били пластиковой трубой по телу. Также в этом кабинете меня пытали электрическим током и подвешивали за руки и ноги на металлическом ломе. При этом я несколько раз терял сознание», — рассказывал он. Ибрагим провел в СИЗО более полутора лет. Отпустили его только после декриминализации 282 статьи. После этого Ибрагим с семьей уехал из Чечни и обратился в Европейский суд по правам человека.

В конце декабря 2021 года старший брат Ибрагима, юрист «Комитета против пыток» Абубакар Янгулбаев, сообщил, что в Чечне похищены 40 его родственников. Вскоре самого Абубакара задержали в его квартире в Пятигорске. После обыска и допроса в качестве свидетеля по делу об оправдании терроризма его отпустили. По словам Абубакара, правоохранителей интересовала его причастность к оппозиционному ресурсу 1ADAT, в котором критиковались действия чеченских властей. После допроса Абубакар Янгулбаев уехал из России.

В июле 2021 года Заводской суд Грозного признал информацию, распространяемую сайтом и другими каналами 1ADAT, запрещенной. В ноябре сайт 1ADAT начали блокировать. Однако Абубакар Янгулбаев, по его словам, не имел отношения к этому ресурсу. Его брат Ибрагим сказал, что пока не будет комментировать эту тему.

«Фантастическая история»

В четверг, 20 января 2022 года, в квартиру родителей Абубакара Янгулбаева в Нижнем Новгороде ворвались несколько вооруженных людей в масках и гражданской одежде. В этот момент там находились его отец Сайди Янгулбаев, мать Зарема Мусаева и сестра Алия. Вскоре на место также приехали юристы нижегородского «Комитета против пыток».

Вооруженные люди представились чеченскими правоохранителями и показали адвокату постановление о приводе Сайди Янгулбаева и его жены Заремы Мусаевой в Чечню в качестве свидетелей по уголовному делу. Самого Сайди силовики забрать не смогли из-за того, что он находится в статусе действующего федерального судьи, но его жену задержали и вывели из квартиры без документов, верхней одежды, обуви. На видео, полученном «Комитетом против пыток» с камер наблюдения у подъезда, Зарему Мусаеву ведут к машине босиком по снегу.

Кроме того, Мусаевой не дали взять с собой необходимые лекарства. У нее диабет II типа — ей нужно пять раз в день колоть инсулин. Когда Мусаеву выводили из квартиры, она потеряла сознание на лестнице. Кроме того, как рассказали юристы «Комитета против пыток», в этот день Мусаева сдавала тест на коронавирус и с высокой долей вероятности была больна. Однако Мусаеву силой посадили в машину с чеченскими номерами и увезли. 

Во время задержания, как рассказала дочь Сайди Янгулбаева Алия, силовики били и ее отца, и мать, а также ударили по лицу адвоката, находившегося в квартире.

Вечером чеченский омбудсмен Мансур Солтаев опубликовал в своем аккаунте в Instagram видео, на котором Зарема Мусаева сидит напротив него и отвечает на вопросы. Она отвечает, что лекарства купили и укололи, никакого насилия к ней не применяли. На видео заметно, что у Мусаевой полуприкрыты глаза, она с трудом говорит.

«Это сплошной ад. У меня нет слов. Я не верю, что такое может происходить в России. Я знаю свою мать, и сейчас на видео она в очень тяжелом состоянии и просто никакая», — сказал Абубакар Янгулбаев.

На следующий день пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, услышав историю о похищении Заремы Мусаевой, назвал ее «фантастической», заявив, что в Кремле «предпочитают не верить в такие сообщения без каких-либо подтверждений».

Город Городецкий, улица Учительская

На следующий день после задержания глава Чечни Рамзан Кадыров, комментируя ситуацию с Мусаевой в своем телеграм-канале, заявил, что все действия чеченских силовиков «проводились в соответствии с процессуальным законодательством».

В постановлении о приводе, выписанном 11 января, говорится, что дело о мошенничестве (ч. 3 ст. 159 УК РФ) возбуждено 12 июля 2021 года. Из краткого описания дела следует, что с июня по август 2019 года некая Мадина Азимова в магазине «Эльдорадо» в Грозном оформила потребительские кредиты на нескольких человек, а деньги похитила. Мусаева в этом постановлении не упоминается ни среди тех, на кого были взяты кредиты, ни где-либо еще. По словам одного из сыновей Заремы Бакара Янгулбаева, его мать не была в Грозном и оборвала все связи с Чечней еще в середине 2017 года. 

В адресе, по которому должно быть доставлено постановление, указан город Городецкий Нижегородской области, улица Учительская. Такого города в регионе не существует. На карте можно найти только поселок Городецкий, расположенный в 36 км от Нижнего Новгорода по прямой, но улицы Учительской в нем нет. Кроме того, в постановлении указано, что привод назначен на 24 января, но Зарему Мусаеву увезли 20 января. 

Сотрудники «Комитета против пыток» рассказывали, что во время задержания к дому Янгулбаевых подъехала машина ППС. Вышедший оттуда участковый, по их словам, пообщался с чеченскими силовиками, и после «дружелюбного разговора» автомобиль уехал. Ни Следственный комитет, ни прокуратура, ни ФСБ Нижнего Новгорода не отреагировали на обращения «Комитета против пыток». Полиция приехала на место только через три часа после задержания. В местном УФСБ дежурный ответил на вопрос журналистов «Новой газеты» о похищении сказав, что «такого не может быть».

В течение суток с момента задержания вечером 20 января родственники Мусаевой не знали, где она и в каком состоянии. В сообщении Кадырова говорилось, что Мусаева, будучи доставленной в Грозный, «напала на сотрудника полиции и чуть не лишила его глаза».

На третий день после задержания министр печати Чечни Ахмед Дудаев в эфире Дождя сообщил, что Зарема Мусаева арестована на 15 суток за нападение на полицейского и находится в спецприемнике УМВД по Чеченской республике. При этом Дудаев не смог уточнить, где и когда прошел суд. Юристы «Комитета против пыток», проверившие все сайты грозненских судов, не нашли подтверждения словам Дудаева.

Как утверждал Дудаев, следователь «неоднократно отправлял» Мусаевой повестки с требованием явиться в качестве свидетеля по уголовному делу о мошенничестве (по словам Кадырова — трижды). Однако Сайди Янгулбаев сказал, что не получал никаких повесток.

Отвечая на вопрос о пытках Ибрагима Янгулбаева и его родственников в 2015 году, министр печати Чеченской республики заявил, что эта информация «однозначно не соответствует действительности». «Сегодня негатив и градус напряжения, недовольства в чеченском обществе очень высокий. И пытаясь оправдать всплывшие записи (ранее в сети появились аудиофайлы, на которых, как утверждал Дудаев, братья Янгулбаевы унижают чеченский народ — прим. Дождя), они пытаются какую-то предысторию придумать, какое-то сумасшествие, что их кто-то куда-то увозил куда-то в резиденцию. Там прекрасные залы, холлы для совещаний международного уровня, там нет таких локаций», — сказал Дудаев. 

Либо в тюрьме, либо под землей

Комментируя задержание Заремы Мусаевой, Рамзан Кадыров обвинил семью Янгулбаевых в унижении чеченского народа. По его словам, в сети появилась переписка, из которой стало известно, что члены семьи Янгулбаевых «организовали нападение в Турции» на бывшего сотрудника чеченских правоохранительных органов. «Из тех же файлов следует, что Янгулбаевы всей семьей однозначно поддерживают террористические группировки и планируют принять участие в организации целой сети», — пишет Кадыров. По его версии, «террористическая» деятельность братьев Янгулбаевых финансировалась «Комитетом против пыток».

Кадыров заявил, что «каждый из Янгулбаевых замарал руки в гнусных публикациях телеграм-канала (видимо, имеется в виду 1ADAT — прим. Дождя)» и «у всей семьи нет понятия чести и достоинства». «Эту семейку ждет место либо в тюрьме, либо под землей», — добавил Кадыров.

В субботу 22 января стало известно, что Сайди Янгулбаев с дочерью Алией покинули Россию из-за угрозы жизни. На следующий день Абубакар Янгулбаев сообщил, что еще около 15 его родственников в Чечне перестали выходить на связь. В их домах адвокату никто не открыл, сами они не отвечали на звонки.

Вечером в воскресенье Рамзан Кадыров опубликовал еще один пост в своем телеграм-канале, в котором назвал террористами также главу «Комитета против пыток» Игоря Каляпина и журналистку «Новой газеты» Елену Милашину, «которые зарабатывают на теме Чеченской Республики и чеченцев, разрабатывая сценарии и нашептывая на ухо своим персонажам тексты и поведение». «Если есть в России закон и правоохранительные органы, то обращаюсь к ним: задержите этих пособников террористов», — написал Кадыров.

«Да, действительно, он употребляет слово „пособников террористов“ в отношении этих людей. Это его право. И право этих же людей защищать свою честь и достоинство. Все-таки здесь мы должны основываться на том, что мы живем в правовом государстве», — прокомментировал Дмитрий Песков.

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Лучшее на Дожде