Отчеты Пентагона раскрыли, как США годами занижали число жертв среди гражданских при авиаударах

26 декабря 2021
218
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

The New York Times проанализировала более 1300 документов Пентагона об авиаударах США во время военных кампаний в Афганистане, Ираке и Сирии. Журналисты пришли к выводу, что военное руководство игнорировало многие случаи гибели мирных жителей, не расследовало их, чтобы избежать повторения ошибок. Насколько количество реальных жертв превышает официальные данные, по данным журналистов, уже не установить, но, как пишут они, речь идет о сотнях скрытых смертей. Дождь пересказывает расследование NYT.

Переход на приоритетно воздушные военные кампании произошел в последние годы правления президента Барака Обамы на фоне растущей непопулярности нескончаемых войн, в которых погибло более 6000 американских военнослужащих, напоминает NYT. Соединенные Штаты отказались от большей части наземной военной техники в пользу самолетов, которыми управляют диспетчеры, сидящие за компьютерами, часто за тысячи миль от разворачивающихся военных действий. Президент Барак Обама назвал это «самой точной воздушной кампанией в истории».

В ответ на вопросы газеты капитан представитель Центрального командования США Билл Урбан сказал, что «даже при использовании лучших в мире технологий ошибки все же случаются, будь то вследствие недостатка информации или неправильного толкования имеющихся данных. И мы пытаемся извлечь уроки из этих ошибок». Он добавил: «Мы усердно работаем, чтобы избежать подобного ущерба, и сожалеем о каждой потере невинных жизней». 

По официальным подсчетам военных, в результате авиаударов в ходе кампании против «Исламского государства»* в Ираке и Сирии погибли 1417 мирных жителей, а с 2018 года в Афганистане в результате воздушных операций США погибло не менее 188 гражданских. Большая часть документов, изученных журналистами, представляет собой конфиденциальные оценки самих военных об этих жертвах среди гражданского населения. Они раскрывают, что авиаудары нередко направлялись ошибочными разведданными, поспешными и часто неточными прицеливаниями и сопровождались гибелью людей, пишет NYT. 

Документы были получены начиная с марта 2017 года благодаря запросам журналистов о свободе информации и искам, поданным против Министерства обороны и Центрального командования США. Всего NYT получила 1311 документов из не менее 2866 запрошенных отчетов об авиаударах в Ираке и Сирии в период с сентября 2014 года по январь 2018 года. Каждый отчет — результат проверки, которая начинается, когда становится известно о жертвах среди мирного населения.

Как показал анализ NYT, расследование таких случаев происходит достаточно поверхностно, очень редко встречаются задокументированные попытки определить основные причины ошибок или извлечь из случившегося уроки. Ни одна из представленных записей не содержит сведений о правонарушениях или дисциплинарных взысканиях. Как пишет NYT, журналисты сделали то, чего, по признанию военных, те не делали сами: проанализировали совокупные данные о потерях, чтобы выявить закономерности неудач, посетили более 100 мест бывших военных действий и опросили большое количество выживших местных жителей, а также нынешних и бывших американских чиновников.

Склонность к подтверждению

Журналисты обнаружили, что многие утверждения о жертвах среди гражданского населения были неточными, а в официальных документах не были учтены сотни смертей. Документы также указывают на психологический феномен «склонности к подтверждению» — тенденции искать и интерпретировать информацию таким образом, чтобы подтвердить существовавшие ранее убеждения. Например, предполагать, что люди, направляющиеся к месту новой бомбардировки, являются боевиками ИГ*, а не гражданскими спасателями.

По правилам любые ожидаемые потери среди гражданского населения должны быть пропорциональны полученному военному преимуществу, но, как отмечают журналисты, военные не дают точного определения того, что является пропорциональным. По сути, ожидаемые потери среди гражданского населения считаются «пропорциональными», если так решил принимавший решение офицер.

Газета приводит пример одной из операций с большим количеством жертв среди гражданского населения. В январе 2017 года Кусай Саад с семьей бежал из Восточного Мосула и оказался в районе, который все еще находился под контролем террористов. Они нашли убежище в заброшенном доме его брата, где прятались еще несколько семей. Первый авиаудар был нанесен, когда семья Саад села завтракать, они выжили. Когда он вытаскивал из-под обломков своего семилетнего сына, произошел второй удар — весь трехэтажный дом был разрушен. Тела своей жены, четырехлетнего сына и 14-месячной дочери он смог найти только через два месяца. 

Журналисты NYT пообщались с Саадом и нашли военные оценки той операции. Целью удара было здание, в котором, по данным разведки, находились четыре боевика ИГ*. Съемка после первого удара показала, что из-за «неисправного оружия» здание обрушилось лишь частично, в его центре двигались четверо взрослых и четверо детей. По зданию снова нанесли удар, и оно полностью рухнуло. Отчет был признан достоверным, восемь мирных жителей были убиты, но дальнейшее расследование не проводилось. В документе говорится, что погибли также восемь «врагов».

Из 1311 проверок, проведенных Пентагоном, только в одном случае эксперты лично посетили место удара. А свидетелей и выживших опрашивали лишь дважды. Вместо этого в качестве доказательств зачастую приводились именно видеозаписи, снятые сразу после удара.

По данным журналистов NYT,  посетивших места авиаударов, треть всех смертей и ранений среди гражданского населения происходит из-за ошибок при идентификации целей. Например, 20 ноября 2016 года разведка  сообщила о фабрике взрывчатки в сирийской деревне к северу от Ракки. На территории, обнесенной стеной, военные заметили «белые мешки», предположительно, с нитратом аммония. Был нанесен авиаудар, погибли девять мирных жителей, 10 получили ранения. На самом деле, там не было нитрата аммония, а уничтоженные здания были «скорее хлопкоочистительным заводом, чем фабрикой по производству взрывчатых веществ». 

Неспособность обнаружить мирных жителей

Часто военные не видели или не понимали, что на месте будущего удара есть мирные жители. По данным Пентагона, это стало причиной пятой части случаев гибели гражданских. По данным NYT, из-за этого погибали или получали ранения три четверти от общего числа жертв ударов. 

Капитан Урбан заявил журналистам, что террористы часто преднамеренно используют гражданских лиц в качестве живого щита, и «они не подписываются ни на что отдаленно похожее на международное гуманитарное право, под которым подписываемся мы».

Тем не менее, пишет NYT, документы показывают, что часто при принятии решения о нанесении военного удара военные аналитики полагались не на продолжительное наблюдение, а на краткое сканирование территории и тратили чуть больше 10 секунд, чтобы определить, есть ли в районе гражданские. Из-за нехватки беспилотников, особенно во время сражений за Мосул и Ракку, у военных экспертов часто была крайне ограниченная картинка. В ряде случаев цели, которые запрещает бомбить международное гуманитарное право (речь идет о школах, пекарнях, гражданских госпиталях), разрушали после того, как военные ошибочно приходили к выводу, что объекты используются исключительно противником.

Нередко на видео, снятом с воздуха, невозможно рассмотреть людей внутри зданий, под деревьями, под алюминиевыми или брезентовыми покрытиями, которые защищают автомобили и рыночные прилавки от солнца. Та же проблема возникает и с видео последствий ударов — в отчетах Пентагона сообщения о жертвах среди гражданского населения регулярно игнорируются, потому что на коротких видео с воздуха не видно тел в развалинах. 

В июле 2016 года специальная оперативная группа сообщила о большом количестве боевиков ИГ* в двух километрах от того места, где поддерживаемые США силы сражались с противником. Они наблюдали, как боевики ехали на пикапах в сторону трех «плацдармов», где не должно было находиться мирных жителей. Разведка пришла к выводу, что боевики собираются для контратаки. Около 3 часов ночи военные разбомбили три плацдарма и пять автомобилей, сообщив об убийстве 85 боевиков. Почти сразу в сети появились сообщения о большом количестве погибших среди гражданского населения. Оперативная группа провела полное расследование и определила, что в результате удара могли быть убиты «от семи до 24 гражданских лиц, находившихся рядом с боевиками».

The NYT посетила Тохар в декабре 2018 года. Выжившие жители деревни рассказали, что в ту ночь, как и каждую ночь в течение месяца, около 200 сельских жителей вышли на окраину деревни и укрылись в четырех домах, которые находились в отдалении от района, где шли военные столкновения. По словам очевидцев, нет никаких доказательств того, что бойцы ИГ* находились рядом с каким-либо из этих четырех домов. Местные жители считали, что силы коалиции знают о перемещениях гражданских: дроны коалиции летали над головами в течение нескольких недель до удара. В результате удара погибли более 120 человек.

«Плохие вещи иногда случаются»

Капитан Урбан в разговоре с NYT признал, что в некоторых случаях оценка числа жертв среди гражданского населения не совпадает с оценкой внешних групп. «Мы делаем все, что в наших силах, с учетом обстоятельств, чтобы полностью оценить последствия наших операций и вред, причиненный невинным людям», — сказал он. 

В нескольких исследованиях Пентагона, проведенных военными, ничего не говорится о том, почему авиаудары часто заканчиваются неудачно. Лоуренс Льюис, бывший советник Пентагона и Госдепартамента, рассказывает, что при составлении отчетов проводятся интервью с сотрудниками Пентагона. Таким образом можно обнаружить определенные закономерности, но ряд систематических ошибок, которые становится причиной больших потерь среди гражданского населения, остаются вне поля внимания, считает Льюис.

Бывший высокопоставленный американский чиновник, участвовавший в кампании против ИГ*, считает, что составление отчетов по итогам инцидентов имеет еще одну цель — создать «психологическую оболочку» для тех, кто вовлечен в военные операции. У них должна быть возможность говорить: «Мы сделали то, что нам нужно было сделать. Иногда случаются плохие вещи».

Сам он получил сильную психологическую травму от увиденного и после увольнения начал лечиться. По его словам, американские удары по Ракке были сравнимы с ударами России по Алеппо и превратили город в некрополь. «В конце концов я перестал считать, что это была самая точная бомбардировка в истории войн», – заключает он.

*Организация «Исламское государство» признана террористической и запрещена на территории России

Чтобы посмотреть полную версию, станьте подписчиком

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Антон Астров

    Санкт-Петербург
    18.01.2022

    Денег на подписку к сожалению не хватает,а правду знать хочется!!!

    Помочь
  • Nikolay Trusov

    Москва
    05.12.2021

    С Дождем жизнь понятнее

    Помочь
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде