«Нам не нужно тихое переназначение Лукашенко». Противник президента Беларуси о том, как сменить власть

19 655

Намеченные на 9 августа выборы президента Беларуси уже стали главным политическим событием на постсоветском пространстве. Избирательная кампания там — это сплошные аресты и протесты. Из 15 претендентов, изначально заявивших о желании побороться за главный пост в стране, зарегистрировали лишь пятерых, а двое оппозиционеров – блогер Сергей Тихановский и экс-банкир Виктор Бабарико оказались в СИЗО. Зарегистрированный кандидат в президенты Беларуси, сопредседатель движения «Говори правду!» Андрей Дмитриев рассказал корреспонденту Дождя Валерии Ратниковой о том, можно ли победить непобедимого Александра Лукашенко и что для этого нужно.

«Я давал пресс-конференцию в пруду по колено, потому что это место определили для агитации»

Андрей Дмитриев. Фото: фейсбук

Выступая во время регистрации в ЦИК, вы сказали, что, если победите, устроите новые выборы президента. Какие вообще у вас планы на кампанию?

План на кампанию у меня один ― чтобы как можно больше белорусов высказались о том, что Беларуси нужен новый президент. Думаю, сегодня ни у одного политика нет большинства в Беларуси, но абсолютное большинство белорусов хочет видеть нового президента. Если мы добьемся этого, нужно формировать переходное правительство, куда войдут альтернативные кандидаты, и объявлять новые президентские и парламентские выборы, чтобы они прошли таким образом, что все могут в них участвовать, никого не задерживают в очередях, никого не сажают в тюрьму за политические взгляды. Это честная конкуренция, где белорусы могут выбрать себе будущее.

Как оцениваете шансы на победу? Сколько людей вас поддерживает?

Есть один индикатор, который будет очень важным: то количество людей, которые пойдут наблюдать. Если мы сможем мобилизовать тысячи людей в наблюдение, это будет индикатором, что действительно белорусы проснулись и готовы сказать законным методом, но громко, что нам не нужно вот это тихое переназначение Лукашенко, которое сейчас пытается устроить его вертикаль, чтобы все было незаметно. Я давал пресс-конференцию в пруду по колено, потому что это то место, которое определили для агитации.

Фото из архива Андрея Дмитриева

Люди хотят нового президента. В этом случае важна не фамилия, а результат: 9 августа новый президент. Это откроет двери для всех, кто сейчас сидит в тюрьме, и для всех тех, кто сегодня участвует в выборах, потому что хочет, чтобы в Беларуси оставались жить наши дети, чтобы они никуда не уезжали, хочет избавиться от этого бесконечного хамства и унижения людей.

Как относитесь к объединению трех штабов других кандидатов? Вы планируете их поддержать?

Только положительно, как к этому можно относиться? Понятно, что так как Бабарико и Цепкало не зарегистрировали, они должны были найти выход, как продолжать кампанию. Они этот выход нашли — поддержали Тихановскую. Но больше всего меня порадовали пять принципов, которые они опубликовали: они абсолютно совпадают с тем, что было сказано в [моей] речи, которую вы упомянули. Это значит, что мы в принципе идем вместе, действуя в одном направлении, добиваясь одной цели. Это значит, что мы — все, кто хочет, чтобы в Беларуси появился новый президент — стали сильнее.

Что касается дальнейших действий, то я абсолютно не исключаю и какой-то общей координации, и каких-то совместных усилий и касательно наблюдения, и касательно проведения мероприятий. Это пойдет на пользу нам всем.

Но на саму кампанию, на разработку какой-то стратегии совсем немного времени — до выборов три недели.

Понимаю. До дня голосования еще надо дойти, да. Два месяца назад в Беларуси было пятнадцать кандидатов в президенты. Пятнадцать! Осталось пять. Двоих исключаем, это Лукашенко и Канопацкая, которые идут в связке. Получается, трое. Сколько из нас дойдет? Я напомню, что ЦИК может лишать кандидатов регистрации за два нарушения. Нарушения можно найти, они у нас находятся легко. Стоишь в очереди подавать в Центризбирком жалобу — уже нарушитель, тебя упакуют в автозак. Тут то же самое.

Думаете, что до выборов можете и не дойти?

ЦИК может легко лишить любого кандидата регистрации. Не любого, Лукашенко, думаю, не может, сколько бы там нарушений ни было. Все остальные ― два нарушения, и тебя могут снять с регистрации.

Центральная избирательная комиссия может легко лишить регистрации любого кандидата. Подавали в очереди жалобы в ЦИК и получали, да, их паковали в автозак. Поэтому давайте мы дойдем до дня голосования, а сейчас наша главная задача ― дойти до белорусов, показать, что мы все хотим нового президента, попросить белорусов прийти голосовать именно в день голосования и наблюдать за выборами. Думаю, в этой цели мы абсолютно едины.

«Выборы этого года ― это то, чего никто не ожидал»

Какова ваша стратегия?

Мобилизация максимального количества белорусов. Власть пытается демобилизовать и демотивировать белорусов, вышибить почву из-под ног у тех, кто верит в перемены, чтобы они никуда не пошли, махнули рукой и в соцсетях один другого, как мы говорим, пляжили, то есть оскорбляли и так далее.

Наша задача показать им: нет, вы должны идти девятого, вы должны голосовать, мы должны это фиксировать и показывать, есть фальсификации, нет фальсификации, добиваться, чтобы их не было. Если  фальсификаций не будет или мы добьемся, чтобы их не было, то, как минимум, должен быть второй тур. Если мы считаем, что в Беларуси мы можем добиться честного подсчета голосов девятого числа, значит, возможно и все остальное. А я думаю, мы можем этого добиться. Нам надо, чтобы порядка 20 тысяч человек пошли в наблюдение.

Как относитесь к другим кандидатам? Кого считаете спойлером и главным конкурентом?

Канопацкая сегодня играет в одной команде с Лукашенко по очень простой причине ― это человек, который ничего не делает для того, чтобы выборы были честными. Она воюет не с Лукашенко, она воюет с альтернативными кандидатами. Все ее заявления громкие ― это про то, какие все остальные альтернативные кандидаты плохие, а вот она и Лукашенко хорошие. Как она сказала недавно, «есть только два кандидата, я и Лукашенко. Никого больше нет» и так далее.

Я не хочу обсуждать Анну. Мы ее знаем с момента, когда ее назначили в парламент демократическим депутатом, мы видели, как она себя в этом парламенте вела, мы видим, как она ведет себя в эту кампанию. Все остальные, все остальные кандидаты говорят про честные выборы, зовут людей в наблюдение, осуждают репрессии, поддерживают друг друга, когда начинается давление, проявляют солидарность.

О каких действиях Канопацкой вы говорите? Что показывает ее нежелание делать выборы честными?

Простое действие, которое я никогда не забуду. «Говори правду!» наблюдала на округе, где она избиралась кандидатом в парламент, и мы передали ей огромный пакет, доказывающий фальсификации, а также то, что явки не было. И это просто было смыто в унитаз, ничего с этим не было сделано. Водораздел ― это солидарность и борьба за честные выборы сегодня. Я это так вижу. Я считаю, что в Беларуси сейчас реально идет кампания солидарности, невероятного душевного подъема людей, которые хотят быть солидарны со своим будущим, с людьми, которые борются за это будущее. Это вызывает огромное уважение, радость, но, безусловно, позволяет определить, кто с нами, а кто нет.

Чем эта кампания отличается от предыдущих?

Выборы этого года ― это то, чего никто не ожидал в Беларуси, ни эксперты, ни политики. Ни этого уровня политизации общества, ни этого уровня солидарности людей, готовности действовать, готовности идти вперед. И сейчас как-то сравнивать это с прошлым можно только в одном аспекте, это аспект безопасности для людей. Если люди выходят на улицу, мы должны думать о том, как мы можем обеспечить максимально их безопасность.

Беларусь сегодня находится в совершенно новом для себя качестве, когда белорусы, как очень терпеливый народ, подождали 26 лет и говорят: «Хватит!»

Беззаконие, которое творится сегодня в отношении политических противников, и не только противников, ведь задерживают видеоблогеров, активистов, просто людей, которые выходят на улицу высказать, что они не согласны с этими решениями. Они ничего не делают, стоят на улице, максимум хлопают. Я с этим категорически не согласен, я считаю, что и Бабарико, и Цепкало должны были быть зарегистрированы. И Сергей Тихановский в том числе. Он не должен находиться в тюрьме. Все эти люди ― патриоты Беларуси, которые хотят будущего для Беларуси. Они могут его по-разному видеть, но у всех есть право, данное нам конституцией, мирными путями добиваться наших целей, добиваться, чтобы в Беларуси был новый президент через выборы. Это то, что мы сейчас делаем.

Мы будем и собирать подписи за свободу политзаключенных, будем об этом говорить и добиваться, чтобы большинство белорусов поддержало нашу позицию.

«Говорить о сдаче суверенитета просто неприемлемо»

Вы поддерживаете протесты?

Я поддерживаю любого человека, который находит способ сегодня высказать, что он не согласен. Мне очень нравится, что в этот раз мы находим абсолютно разные способы. Это не только выход на улицы. Был прекрасный флешмоб, когда после того, как людей задерживали в очереди в сувенирную лавку, люди стали звонить в милицию и спрашивать, как им проехать на работу, как им пойти в магазин за скидками, чтобы их милиция не задержала. Это был такой национальный флешмоб.

Мы все должны искать пути, как публично выражать свое несогласие и свою солидарность, потому что это вдохновляет окружающих. Я ходил по центру города и раздавал открытки, чтобы люди отправляли их политзаключенным. Люди с удовольствием их брали. Этим вы ставите подпись за свободу политзаключенных, вы просто выходите в пикеты и приходите на встречи с кандидатами. Найдите способ, как выразить ваше несогласие, и все вместе мы его выразим девятого тем, что придем и проголосуем за нового президента. И тем, что будем массово наблюдать, не дадим фальсифицировать наши голоса.

Вы сами были на улице?

А как тут не быть? Мне кажется, мы все разделяем негодование из-за той несправедливости и унижения, которые нам сегодня навязывают. Я был.

Международных наблюдателей от Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) ОБСЕ не пригласили на выборы. Как вы к этому относитесь?

МИД Беларуси все-таки отправил приглашение ОБСЕ. И здесь я могу, как кандидат в президенты, только обратиться к ОБСЕ: не будьте формалистами, приезжайте, наблюдайте. Нам нужны международные наблюдатели.

Посмотрите, что происходит в Беларуси, и поймите: это абсолютно судьбоносные выборы. Это не обычная очередная кампания, на которую можно приехать, поездить, написать какой-то отчет и забыть. Эта кампания уже изменила Беларусь, уже изменила белорусов. Мы бы хотели, чтобы она прошла мирно, чтобы она закончилась мирно и чтобы она принесла нам те изменения, которых сегодня в Беларуси ждет большинство. И здесь роль международных наблюдателей очень важна.

Считаете ли вы каких-то кандидатов пророссийскими?

Не вижу смысла говорить о пророссийскости или непророссийскости людей, которые сидят в тюрьме. Про Виктора Бабарико, говорят о том, что он был главой Белгазпромбанка, но для меня в момент, когда человек за политические взгляды садится в тюрьму, на этом моменте заканчиваются любые политические споры, потому что задача ― вытащить его из тюрьмы, а потом будем разбираться, что называется.

То же самое касается Сергея Тихановского, потому что мы все понимаем, что это все-таки Сергей, потому что Света (супруга Сергея Тихановского, кандидат в президенты Светлана Тихановская — прим. Дождя) просто как жена декабриста, которая идет за своим мужем в Сибирь — в нашем случае на выборы — и отстаивает его свободу. Я ее в этом поддерживаю всем сердцем, что называется.

Я думаю и надеюсь, что сегодня все кандидаты Беларуси выступают за независимость Беларуси, понимают, что только так мы можем двигаться вперед. Говорить о сдаче суверенитета просто неприемлемо. Кто-то говорит, что надо быть ближе к Евросоюзу и так далее, но все понимают огромную и важную роль России как большого партнера.

Нам нужно с Россией переворачивать страницу неработающего союзного договора (договор 1999 года о создании Союзного государства России и Беларуси — прим. Дождя), сохранять то, что работает на людей, социально-гуманитарный комплекс, экономический, и дальше выстраивать отношения на основании того, что мы будем говорить друг другу правду. Если вам не нужна единая валюта, давайте мы, наконец, это скажем и перестанем каждый год строить планы на следующий год. Если Россия не готова нам говорить про единый рынок газовый — скажите нам это. И мы пойдем дальше, сохраняя дружеские отношения и выстраивая наши отношения на основе интересов наших стран, на основе дружбы и близости, которая у нас есть.

Страны наши независимые, это сегодня разделяют все. Это разделяет абсолютное большинство белорусов, неважно, за кого они собираются голосовать, за альтернативных кандидатов или за Лукашенко. Сегодня подавляющее большинство белорусов не представляют себе никакой другой жизни, кроме как жизни в независимом государстве. Говорить о включении куда-то и так далее ― это не про нас.

Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа
Россия — это Европа