«Асада бы не было без Путина»: рассказы жителей Сирии о пытках, казнях и голоде в военной Сирии

2 апреля, 12:01
19 861

Российские правозащитники опубликовали доклад «Десять страшных лет. Нарушения прав человека и гуманитарного права во время войны в Сирии». Документ, подготовленный при участии «Мемориала»*, «Молодежного правозащитного движения», председателя комитета «Гражданское содействие»* Светланы Ганнушкиной и юриста «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» Александра Горбачева, основан на более чем 100 интервью с сирийцами, бежавшими из страны. Они рассказали правозащитникам о пытках, внесудебных убийствах, жизни под постоянными бомбежками и в условиях блокады. Причастными к нарушениям прав человека правозащитники назвали все стороны конфликта, но значительную часть нарушений связали с действиями режима Башара Асада, поддерживаемого Россией, на которую правозащитники и местные жители возложили часть вины за все нарушения. 

Как пишут правозащитники, подавляющее большинство опрошенных ими людей воспринимали Россию не как спасителя, а как «деструктивную внешнюю силу, чье военное и политическое вмешательство удержало Асада во главе страны». Утверждение «Асада бы давно не было без Путина» — одно из самых распространенных среди людей, с которыми общались авторы доклада. «Россия воспринимается как сторона, непосредственно ответственная за грубые нарушения международного гуманитарного права. Часть опрошенных нами потерпевших прямо заявляла о том, что они или их близкие стали жертвами российских бомбардировок», — указывают авторы доклада. 

Президенты Сирии и России Башар Асад и Владимир Путин в православной церкви Святой Девы Марии в Сирии. Фото: Kremlin.ru 

Пытки

Ни одной правозащитной организации так и не удалось установить точное число погибших в сирийских тюрьмах людей. Human Rights Watch в 2018 году посчитало, что с 2011 года более 90 000 сирийцев пропали без вести после задержания официальными силовыми структурами. Чаще всего людей, подозреваемых в оппозиционной деятельности,  задерживали дома, на работе или просто на улице. С этого момента связь с человеком пропадала на месяцы или даже годы. Сначала он содержался в полицейском участке, затем переводился в военную тюрьму. Задержать могли кого угодно, а пытали и избивали вне зависимости от пола и возраста. 

«Во время допросов стали бить, как я предполагаю, металлической трубой. После этого нас всех вернули в камеру, где мы находились еще неделю. Новые допросы были уже совсем другими. Нам угрожали: что снимут платки, что изнасилуют. Начали трогать руками. И так продолжалось два месяца: они требовали, чтобы мы все рассказали», — рассказала 17-летняя на момент задержания девушка, которую привезли в тюрьму прямо из школы. 

«В Дамаске мы видели все, все ужасы. Нас было 100 человек в комнате 5 на 5 [метров]. Когда ночью спали, спали на боку, да и то по очереди — кто-то стоял, а потом менялись. Там люди просто сходили с ума, ходили в туалет под себя», — рассказал еще один задержанный. Тех, кто жаловался на еду, условия содержания или нехватку лекарств, могли убить. Правозащитники приводят несколько таких рассказов:

«Был случай: диабетик сказал, что ему нельзя есть рис, нет ли возможности ему давать булгур. Его избили очень жестоко, а потом месяц всю камеру [почти] не кормили. А диабетик умер»

«Другая немолодая женщина, учительница по профессии, родила преждевременно во время допроса с избиениями. Сначала они услышали плач новорожденного, который резко оборвался. Потом истошный крик матери: „Зачем вы убили моего ребенка?!“ Эту женщину свидетельница больше никогда не видела в живых»

Одна из пыток, применяемая в сирийской тюрьме. Изображение: HRW

Рассказывая о пытках, бывшие заключенные чаще всего перечисляли избиение пластиковыми шлангами и металлическими трубами, пытки электрическим током, избиение тяжелыми предметами человека, находящегося внутри резиновой шины, и «немецкий стул». «Руки за спиной, ноги — к ножкам — и заставляют прогибаться назад. Многие погибали так из-за перелома спины. Меня самого пытали так — и я дважды терял сознание», — описывает «немецкий стул» один из заключенных. 

Те немногие, кому удавалось получить тело убитого в тюрьме родственника, в качестве причины смерти видели «инсульт» или «сердечный приступ». Оценить масштабы пыток и смертей в тюрьмах стало возможно в 2014 году, когда из страны сбежал штатный фотограф-криминалист военной полиции, который лично фотографировал тела умерших заключенных и задержанных и участвовал в составлении архива с тысячами других аналогичных фотографий. Всего ему удалось вывезти с собой более 50 тысяч снимков. 

Часто пытки начинались сразу после задержания, уже на допросе. «Охранник с наручниками сестре заламывал руки и за волосы ее схватил и потащил в комнату — так называемую — для расследования. Для допроса. Сразу стал ее бить, руками и потом...он ее бил каким-то кабелем, три хвоста, и на них что-то было типа пучка, она не поняла, что это такое, потому что она не видела, и он ее бил до того состояния, пока она не потеряла сознание. Она была в коме потом 12 дней», — рассказала правозащитникам бывшая студентка университета в Алеппо. 

Изнасилования как одобренный метод пытки 

Охранники тюрем также использовали в качеств пытки сексуальное насилие. «Охранники становились перед камерой, где содержались мужчины, и говорили: “Сегодня я заберу одну и буду развлекаться с ней”. Называли имена родственниц тех, кому это “послание” было адресовано. Внутри кто-то начинал кричать: “О Аллах! Побойтесь Аллаха! Вы что делаете!” Тогда заходили и избивали его. Они их так подавляли. Мою подругу раздели перед ее братом и отцом, издевались над ней, чтобы они признались в причастности к оппозиции. В таких случаях мужчины ломались», — описывает тактику охраны одна из заключенных. 

Чаще всего женщины не решаются рассказывать о сексуальном насилии, поскольку в сирийском обществе это считается несмываемым позором. Правозащитники приводят несколько подобных историй. Одна женщина пропала в 2015 году, когда вышла в магазин. Через несколько месяцев она вернулась сама. Ее тело было покрыто следами побоев и ожогами от сигарет. Она рассказала, что солдаты режима схватили ее и отвезли в отдел на окраине Кабуна близ Дамаска. «Каждый вечер военные выбирали одну или двух женщин среди узниц и насиловали группой. Спустя 25 дней после возвращения она умерла, „не смогла пережить произошедшего с ней“. Она не обращалась за медицинской помощью, боялась выходить из дома, муж и родные отвернулись от нее. Поддерживали только дети», — пишут правозащитники. 

Сексуальному насилию подвергались и мужчины. Сирийский юрист, работавший с жертвами пыток, рассказала, что из 400 опрошенных ею каждый четвертый рассказал об изнасилованиях. В 2018 году международная комиссия ООН отчиталась, что сотрудники сирийских правительственных сил не только знали о сексуальном насилии, но и, вероятно, отдавали приказы применять эти методы давления на задержанных. 

Бомбежки мирного населения и больниц

По данным Amnesty International, с 2011 по 2014 год под обстрелами могли погибнуть более 200 тысяч гражданских лиц. В 2015 году в войну вступили США и Россия, после чего количество обстрелов значительно увеличилось. «Когда американцы или русские бомбили эти места, погибали мирные жители, а игиловцы прятались…когда начиналась бомбежка, они просто исчезали в туннелях, и потом, после бомбежки, они появлялись снова», — рассказал правозащитникам один из местных жителей. По словам другого сирийца, ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация) использовал мирное населения в качестве живого щита. 

«25 сентября 2016 года российская авиация бомбила город кассетными бомбами, — рассказал житель Алеппо, — Когда произошел первый удар, я взял камеру и побежал на место. Но была такая тактика бомбардировщиков: сбросить бомбу, и когда на место удара сбегутся люди помогать раненым, самолет возвращается и наносит еще один удар. Чтобы поразить как можно больше людей. Поэтому в определенный момент люди стали бояться помогать».

«Бункеров и мест для укрытия не было. Люди оставались в своих домах, в тех комнатах, которые казались им самыми безопасными, — рассказывает житель Хомса, — Но когда русские пришли, они использовали такие бомбы, которые, попадая на крышу, пробивают все здания насквозь и взрывают изнутри все здание целиком». По его словам, местные жители научились отличать российские самолеты по высоте, звуку и точности попадания в цель: «Сирийские пилоты — трусы, бьют свысока, а русские снижаются и бьют более точно». 

Отдельно правозащитники подчеркивают, что режим Асада регулярно обстреливал больницы. По утверждению организации Medecins du Monde, к моменту перехода всего Алеппо под контроль режима Башара Асада в конце 2016 года в городе, бывшем до этого фактической столицей страны, не осталось ни одной действующей больницы. С начала войны по февраль 2020 года международная организация «Врачи за права человека» задокументировала 595 нападений как минимум на 350 медицинских учреждений, причем более 90% из них были осуществлены сирийскими правительственными войсками и их союзниками, включая негосударственные вооруженные формирования и российские вооруженные силы.

Разрушенное здание больницы для женщин и детей в Идлибе. Фото: UNICEF

Некоторые больницы были атакованы несколько раз, несмотря на передачу их координат воюющим сторонам. «Эти факты могут свидетельствовать об умышленном характере атак», — пишут правозащитники. Россию неоднократно обвиняли в бомбардировках именно тех госпиталей и медицинских пунктов, координаты которых были переданы России в рамках деконфликтного механизма ООН (1, 2, 3).

Минобороны регулярно отвергало обвинения правозащитников, называя сообщения о пострадавшем от бомбежек мирном населении и использовании запрещенного вооружения «вбросами» без доказательств и «манипуляцией». «Минобороны России с первых дней проведения операции в Сирии проводит регулярные брифинги, на которых с беспрецедентной открытостью демонстрирует результаты ударов российской авиации только по террористам. Все бездоказательные утверждения анонимных источников не заслуживают доверия», — заявляли в российском ведомстве.

Использование запрещенного оружия 

После вступления России в войну правозащитники зафиксировали увеличение случаев применения кассетных боеприпасов. По сообщениям организации, многие обнаруженные с этого времени кассетные снаряды были произведены в России или бывшем Советском Союзе. Россия эти обвинения также отвергала.

Но по-настоящему беспрецедентной сирийская война стала в плане применения запрещенного химического оружия. С 2012 по 2018 годы международные организации насчитали от 40 до 300 с лишним подобных атак — в зависимости от методик подсчета. Самой серьезной стала атака с применением зарина в Восточной Гуте в 2012 году. С тех пор наблюдатели продолжили фиксировать подобные атаки. После одной из них — в марте 2017 года — от отравления погибло почти 100 человек. Комментируя этот случай, Россия, которая вместе с Сирией отрицала использование химоружия, предложила свое объяснение произошедшего: бомбардировке сирийских военно-воздушных сил подверглись цеха по производству химоружия, которые контролировались террористами, и утечка химического вещества стала следствием разрушения цехов.

Именно использование химоружия стало одним из поводов для западных стран (в том числе Великобритании, Франции, США) вступить в войну в 2014 году. Россия предлагала альтернативу: министр иностранных дел Сергей Лавров сказал, что, если США откажутся от военного удара, Сирия присоединится к Конвенции о запрещении химического оружия и немедленно начнет выполнять свои обязательства. Так и произошло, а в 2014 году Сирия уничтожила все заявленное ею оружие. Однако химатаки продолжились, из-за чего наблюдатели пришли к выводу, что Сирия просто не раскрыла международному сообществу все свои запасы. Все попытки ООН провести расследования блокировались Россией, которая в итоге наложила 12 различных вето по вопросам, связанным с Сирией. 

Последствия атаки зарином правозащитникам описал врач из Гуты:

«Сначала у людей исчезает зрение, потом они задыхаются, изо рта пена, наступает паралич. Я видел тридцать детей — они лежали мертвые, но их продолжали обливать водой. Почему-то они напомнили мне рыбок, никогда эту картину не забуду. Я привык, что обычно раненые кричат, плачут, — а тут тишина. Те, что были ближе к эпицентру, погибли сразу. Даже врачи не знали, какие действия предпринимать, у нас не было опыта. Не надо было их так быстро хоронить. Мы это поняли поздно, когда спустя 48 часов пришли в себя два человека, которых мы считали мертвыми».

Города в блокаде

«Были случаи, когда человек менял машину на еду для ребенка. Мебель не продавали — ее жгли и этим грелись. Ели кошек, черепах. Весной — траву ели. Городской парк освоили под кладбище, потому что было много умерших», — так один из местных жителей описывал ситуацию после блокады его района. ООН назвало методы сирийской армии «голод или капитуляция». Цель блокады — вынудить жителей территорий, подконтрольных оппозиции, покинуть эти районы. Через различные формы блокады прошло 10% населения Сирии, подсчитали правозащитники: 

«Представьте, вы идете по улице, а там люди от голода падают в обморок...Я помню, люди стояли перед магазином и просто смотрели на картинки еды, они стояли и смотрели, они мечтали... Все мы, когда шли спать, мечтали о еде... Мы стали есть собак и кошек. Я съела кошку, ее звали Софья... Никогда не смогу это забыть»

По словам местной жительницы, власть в осажденных городах брали боевики:

«Там реально была река, река крови, знаете, как бывает в сказках, когда наступает королевство тьмы? Вот это было там. Потом, после того как они победили шиитов и Сирийскую свободную армию (или ССА, одна из вооруженных группировок, ведущая борьбу против правительства Асада, - Дождь), они между собой стали разбираться. А при этом простые жители умирали от голода. Жители были слишком слабые, потому что они были просто голодные, они не могли сопротивляться всему этому... Исламисты никогда бы не укрепились у нас, если бы не голод».

В конце июля 2016 года сирийское и российское правительства начали создавать гуманитарные коридоры для ввоза продуктов и эвакуации людей из осажденного Алеппо, в котором оставалось около 250 000 мирных жителей. Сергей Шойгу также поручил организовать десантирование с воздуха продовольствия, медикаментов и предметов первой необходимости жителям Алеппо.

Однако, по рассказам местных жителей, многие оказались перед выбором: остаться в городе без еды и под постоянными бомбежками или перейти на территории, подконтрольные правительству Башара Асада, где их ждало неизвестное. «Со стороны правительства меня знают и преследуют, так как я был репортером. Я думаю, что на стороне правительства меня арестуют и либо убьют, либо, что еще хуже, будут пытать. Были люди, как я, которые рисковали, и некоторые из них были арестованы», — рассказал один из жителей.

Сирийские беженцы в России

Возникший в результате войны миграционный кризис стал самым масштабным после Второй мировой войны. Больше всех беженцев приняла Турция — более 3,6 млн человек, Ливан — около 1 млн, Иордания — около 700 тыс., Германия — 790 тыс. Россия — один из ключевых участников войны — за девять лет предоставила защиту 4,5 тысячи человек. Одномоментно в России не находилось более двух тысяч беженцев из Сирии. По состоянию на 1 октября 2020 года в России было два беженца из Сирии, еще 370 получили временное убежище

При этом, начиная с 2014 года, когда число беженцев во всех странах начало резко расти, в России число тех, кому удалось обратиться за статусом беженца или временным убежищем, резко снизилось. «Это невозможно назвать иначе как целенаправленными действиями российских государственных институтов по созданию невыносимых условий многим гражданам Сирии для проживания и получения убежища в России», — пишет «Мемориал». 

Число граждан Сирии, которым удалось обратиться с заявлением о предоставлении статуса временного убежища, а также тех, кто получил этот статус с 2011 по 2019 гг.

«Мемориал» поговорил с 16 сирийскими беженцами в России. В большинстве случаев выбор страны был обусловлен доступностью визы или приглашением от работодателя, родственников или знакомых. В миграционных службах все они столкнулись с грубостью, вымогательством, формализмом и установкой на отказ. Все опрошенные мужчины рассказали, что сталкивались с вымогательством денег со стороны полиции.

* По решению Минюста России «Мемориал» и комитет «Гражданское содействие» включены в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Игорь

    21.10.2021

    Финансовой возможности купить подписку в настоящее время нету. Спасибо если поможете.

    Помочь
  • Екатерина

    22.10.2021

    В декрете со вторым ребёнком. Скучаю по Дождю, особенно ведущим и программе Деньги!

    Помочь
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде