«Материнство под землей». Глава из книги датского писателя о «скопинском маньяке»

12 марта, 10:31
6 032

Издательство «Эксмо» 15 марта выпустит книгу «Непобежденная» датского писателя Карстэна Граффа. Она посвящена истории «скопинского маньяка» Виктора Мохова и его жертв — двух девочек, Кати и Лены, которых он больше трех с половиной лет держал в подвале и насиловал. На момент похищения им было 14 и 17 лет, старшая за время заточения родила двоих детей. Главы в книге написаны от лица маньяка Мохова, одной из его жертв и писателя, который побывал в Скопине и переписывался с Моховым. С разрешения издательства Дождь публикует одну из глав — «Материнство под землей», в которой описаны события после рождения первого ребенка.

Виктор Мохов

Когда в темнице появился Влад, Виктор принес нам стопку старых простыней наподгузники. А еще он притащил потрепанный чемодан без крышки. Мы с Леной поставили его на стул, положили внутрь тряпки — получилась колыбелька. Виктор дал нам иголку с ниткой, и я из обрезков ткани кое-как сшила распашонки и шапочки для Влада. За несколько дней мы собрали малышу небольшой гардероб. От недоедания у Лены почти не было молока. Владу не хватало питания, и он постоянно кричал. Мы почти не спали и очень переживали за него. Лена просила нашего мучителя принести молока для младенца, но Виктор отказал.

— Ты что, не хочешь кормить собственного сына? — возмутился он. — У любой женщины есть собственное молоко!

Лена постоянно плакала, отчаянно пытаясь выжать из своей груди хоть несколько капель молока, но у нее ничего не получалось. Мы по очереди укачивали Влада, чтобы хоть как-то успокоить этого орущего голодного младенца. Мне казалось, что малыш совершенно не похож на своих родителей. Когда я качала его, он напоминал мне невинного маленького ангелочка, спустившегося с небес в наш подземный ад. Несчастный ребенок был лишен всего, что должен был иметь в нормальной жизни. Он не видел солнца, не получал достаточного количества пищи, спал в нечеловеческих условиях и совершенно не дышал свежим воздухом. Его появление на свет стало результатом ужасного преступления, жестокости, страха. Его мать была похищена и изнасилована. И все же когда я глядела на него, то вспоминала чистый и прекрасный мир. То, что этот ангелочек не умер после нескольких дней жизни в нашей клетушке, было настоящим чудом.

После рождения Влада наша жизнь резко изменилась. Мы постоянно готовили еду, стирали и сушили подгузники и пытались успокоить рыдающего младенца. Поскольку вентиляции еле-еле хватало на нас с Леной, с появлением третьего человека в камере стало так влажно, что мы с трудом могли дышать. На стенах и потолках образовались большие пятна плесени, из щелей в стенах и полу полезли страшные черные жуки. Обитали они над нашей постелью и часто падали на нас, когда мы спали. Прежде чем улечься рядом с Леной, я обычно закрывала лицо куском ткани, чтобы эти отвратительные твари не ползали по лицу и волосам. Раньше мне казалось, что хуже быть уже не может, но после рождения Влада я впала в еще более черную депрессию, чем раньше. Я давно поняла, что наш похититель — хладнокровный маньяк, но даже представить не могла, что он позволит своему ребенку родиться и существовать в таких нечеловеческих условиях. Оставив его в шести метрах под землей, он подписал младенцу смертный приговор. Я не могла понять, как отец может обречь собственного сына на такое ужасное существование.

Когда Владу было две недели, Виктор потребовал, чтобы Лена отдала ему ребенка.
— Я скорее умру, чем отдам его тебе хоть на секунду, ублюдок! — воскликнула она. — Я не дам тебе убить его!
— Я не собираюсь его убивать, — ответил Виктор. — Я сдам его в приют.
Естественно, мы не поверили его словам. После непродолжительного спора Виктор сдался и ушел. Два месяца он не упоминал Влада, но как-то утром мы проснулись и обнаружили, что младенца нет. Мы обыскали всю камеру, но мальчика так и не нашли. Нам стало ясно, что Виктор подмешал нам снотворное и, пока мы были без сознания, вошел в комнату и забрал ребенка. Когда на следующий день он явился за очередной порцией секса, Лена потребовала вернуть ребенка.
— Влад в больнице, — ответил Виктор. — Я оставил его возле жилого дома. Его уже наверняка кто-нибудь нашел.
Мы не могли поверить ему. Мы отлично знали, что он говорит нам лишь то, что, по его мнению, мы хотим услышать. Нам пришлось смириться с мыслью, что Виктор убил маленького сына Лены. Эта мысль была чудовищной. Я не могла избавиться от жутких картин убийства, встававших перед моим мысленным взором. Виктор наверняка убил Влада и закопал где-нибудь в саду. С того дня Лена постоянно плакала. Влад все равно не смог бы выжить в нашей камере, но она очень любила ребенка. Мысль о том, что сделал Виктор, разбивала ей сердце.

Спустя какое-то время Виктор принес нам местную газету, где была небольшая статья о найденном в Скопине брошенном младенце. В заметке говорилось, что ребенок здоров и с ним все хорошо. Мы испытали огромное облегчение. Теперь мы знали, что ребенок Лены может дышать свежим воздухом, нормально питаться, за ним присматривают. Это была лучшая новость с того ужасног одня, когда Виктор нас похитил.

Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде
Партнерские материалы
Россия — это Европа
Россия — это Европа
Россия — это Европа