Судья КС вступился за дачников в споре с «Газпромом» о сносе домов. Компенсации могут составить миллиарды рублей

1 августа, 09:00
13 846

Судья Конституционного суда (КС) и член президентского Совета по кодификации гражданского законодательства Гадис Гаджиев предложил внести поправки в Земельный кодекс, которые позволят гражданам взыскивать с «Газпрома» и других монополистов компенсации за массовый снос дач, более 30 лет расположенных в защитных зонах магистральных трубопроводов. Госдума по решению КС должна распределить ответственность за возмещения ущерба собственникам, мнение судьи Гаджиева по тому же делу может повлиять на разработку законопроекта.

Фото: ТВ2

Снос без срока давности

До конца 2019 года правительство России должно внести в Госдуму законопроект о том, кто и в каком соотношении должен возмещать убытки граждан в случае принудительного сноса построек на участках, предоставленных под садоводство властями РСФСР. Такое предписание содержится в постановлении КС N26-П от 3 июля. Проблема связана с массовыми исками «Газпрома» (а также «Транснефти» и «Лукойла») к собственникам земельных участков, чьи дачи и коттеджи (в том числе единственное жилье) возведены близко к магистральным трубопроводам. Это разрешено законами, правилами и СНиПами, неоднократно изменявшимися на протяжении более 30 лет. К спорам привели отсутствие единого госреестра недвижимости (ЕГРН), неполнота данных после его введения и «дачная амнистия», позволявшая регистрировать постройки без разрешений на строительство.

Требования о сносе домов за последние годы получили жители многих регионов. Зачастую они впервые узнавали об опасном соседстве из этих исков.

Почему «Газпром» заинтересован в освобождении защитных зон, можно понять из статистики Ростехнадзора: с 2014 года на магистральных газопроводах, две трети которых построены в советское время, произошло более 35 аварий. Ущерб в 2018 году составил 79,6 миллиона рублей (в 2017 году — 79 миллионов рублей).

Страховые выплаты СОГАЗа за ущерб имуществу физического лица по закону об обязательной ответственности владельцев опасных объектов не превышают 500 тысяч рублей, остальную часть убытков погорельцы вправе взыскивать с «Газпрома» через суд. При этом после аварии газопровода в Подмосковье в 2012 году, в результате которой сгорели постройки на 17 земельных участках, большинство исков владельцев к «Газпрому» о возмещении ущерба были отклонены, а их сгоревшие дома признаны самостроем.

Сейчас защитные зоны (где строительство запрещено) должны вноситься в ЕГРН по процедуре, которая предусматривает обязательство владельцев трубопроводов заключать с собственниками попавших в эти зоны и подлежащих сносу домов соглашения об их выкупе или выплате компенсаций. Однако это требование ввел 342-ФЗ от 3 августа 2018 года («О внесении изменений в Градостроительный кодекс и отдельные законодательные акты РФ») и оно распространяется на зоны, установленные лишь после вступления закона в силу (в связи с новым строительством или реконструкцией трубопроводов). Сведения о «старых» зонах в ЕГРН отсутствуют, но суды признают, что «вне зависимости от того, является постройка самовольной или нет, знал или нет владелец земельного участка об имеющихся ограничениях в его использовании», он должен ее снести.

Кто платит за снос

По данным СМИ, некоторые проигравшие споры граждане уже снесли свои дома (их точное число неизвестно ), сотни исполнительных листов по вступившим в силу решениям о сносе «Газпром» и «Транснефть» передали судебным приставам.

Только на снос постройки требуются сотни тысяч рублей. «Исполнение решения может упереться в вопрос о том, кто за это будет платить. У приставов таких денег нет, взыскать их с граждан вряд ли удастся. При этом граждане вправе требовать возмещения убытков и затрат на снос, не дожидаясь его осуществления», — говорит глава аналитической службы юридической фирмы «Инфралекс» Ольга Плешанова.

Новые нормы Земельного кодекса предусматривают, что убытки от сноса собственнику дома должна оплачивать нефтегазовая компания, если она проложила трубопровод после возведения постройки или «не обеспечила публичность информации» о наличии защитной зоны. Однако они пока не действуют: правила их применения для зон, установленных после 2018 года, должно разработать правительство, а на «старые» зоны они не распространяются. Между тем, компенсации убытков гражданам (рыночную стоимость построек плюс стоимость работ по сносу) владельцы трубопроводов не выплачивают, а у муниципалитетов таких средств нет. Несмотря на это, убытки добросовестных застройщиков суды возлагают исключительно на местные власти. 

Помощник Владимира Путина, глава Государственно-правового управления президента Лариса Брычева на недавней конференции в Торгово-промышленной палате назвала проблему масштабной и тупиковой, но конкретного решения не предложила, рассказывает Плешанова.

КС 3 июля признал эту практику неконституционной, удовлетворив жалобу администрации Верхней Пышмы. Суды Екатеринбурга обязали ее выплатить более четырех миллионов рублей компенсаций гражданам, чьи постройки, возведенные более 30 лет назад в защитных зонах газопровода, должны быть снесены по искам «Газпрома». Суды решили, что местные власти должны были предотвратить или пресечь запрещенную постройку. КС признал, что государство не обеспечило учет и доступность сведений о «старых» защитных зонах, и предписал внести поправки в законодательство о выплате компенсаций за счет бюджетов разных уровней. Сам КС при этом рекомендовал установить «конкретную пропорцию распределения возмещения ущерба».

Однако законодатели вправе выбрать альтернативный подход, изложенный в особом мнении судьи Гадиса Гаджиева. Он считает, что ответственность за риски, которые связаны с длительной эксплуатацией трубопроводов и привели к создавшейся ситуации, должны также нести «Газпром» и другие естественные монополии по аналогии с правилами распределения рисков (между компаниями и органами власти), внесенными в 2018 году в Земельный кодекс. Судья напомнил, что они были разработаны по поручению Владимира Путина, и предложил придать соответствующим нормам обратную силу или придумать для «старых зон» похожие правовые конструкции.

Гаджиев — единственный судья КС в президентском Совете по кодификации гражданского законодательства, возглавляемом председателем комитета по законодательству Госдумы Павлом Крашенинниковым. Это придает дополнительный вес особому мнению, которое может оказать влияние на обсуждение законопроекта.

Масштаб и цена сноса

Точные данные о количестве домов, возведенных с нарушением установленных СНиПами минимальных расстояний до трубы, неизвестны. До 13 ноября 2019 года уведомить собственников о необходимости сноса их построек должны нефтегазовые компании (в соответствии с постановлением правительства).

«Газпром» еще в 2011 году заявлял о «670 случаев нарушения требований безопасности, которые затронули более чем 21 тысячу объектов». Два года назад на совещаниях в Госдуме представитель «Газпрома» говорил о 980 тысячах объектов, правозащитники и лидер «Справедливой России» Сергей Миронов ссылались на данные о 1,5 миллиона построек. Год назад председатель комитета Госдумы по транспорту и строительству Евгений Москвичев говорил о «более трех тысячах случаев, когда сносятся именно жилые дома на дачных участках», отмечая, что «каждый день идут суды, каждые три месяца на 10% растет количество». Кроме владельцев садоводческих дач, в споры с «Газпромом» втянуты инвесторы постсоветского комплексного освоения участков под индивидуальное жилищное строительство и крупнейшего торгово-развлекательного комплекса в Подмосковье «Зеленопарк».

Исходя из уже присужденных судами компенсаций по искам собственников участков к властям, размер ущерба оценивается примерно в два-пять миллионов рублей. Таким образом, в случае сноса миллиона построек, о которых говорилось в Госдуме, на компенсации могут потребоваться десятки миллиардов рублей.

«Несмотря на то, что по многим искам о компенсации будет отказано, учитывая количество затронутых объектов недвижимости, общий размер компенсации убытков может исчисляться миллиардами рублей», — оценивает масштаб адвокат Сергей Усоскин. «Но распределить ответственность за исторические проблемы между властями и „Газпромом“ без специального закона будет сложно», — добавляет он.

Для сравнения, в 2018 году на ремонт, эксплуатацию и техобслуживание своих сетей «Газпром» потратил 137,8 миллиарда рублей, чистая прибыль компании составила 1,46 триллиона рублей. Протяженность магистральных трубопроводов превышает 200 тысяч километров, в том числе 170 тысяч километров газопроводов и десятки тысяч километров нефтепроводов и нефтепродуктоводов.

По линии президента

В докладе президенту уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой за 2016 год говорилось, что дочерние предприятия «Газпрома», «обнаружив существующие десятилетиями подобные строения, начали обращаться в суды с требованиями об их сносе, несмотря на то, что сами длительное время не осуществляли контроль за использованием охранных зон, принадлежащих им газопроводов и соблюдением минимальных расстояний от их оси при застройке». Проблема затрагивает и жителей деревень, чьи строения возведены задолго до строительства газопроводов, предупреждала омбудсмен.

Поправки в законодательство, которые судья Гаджиев предложил сделать универсальными, были внесены в 2018 году по поручению президента после «Прямой линии». Тогда в ответ на жалобу на несправедливый снос Путин заявил, что «закон надо изменить», а людей «оставить в покое».

Минстрою и Минэнерго совместно с Минэкономразвития, МВД, Минюстом, МЧС, Ростехнадзором, высшими должностными лицами субъектов, «Газпромом» и «Транснефтью» еще в 2017 году было поручено «определить возможное количество граждан, жилые дома и иные объекты капитального строительства, которых полностью или частично расположены в зонах минимально допустимых расстояний от магистральных трубопроводов, и граждан, в отношении которых поданы исковые заявления о сносе или получены соответствующие судебные решения, в том числе исполненные». Президент также велел представить предложения «о возможности и условиях дальнейшего использования» таких построек. Поручения не были исполнены.

В рабочую группу думской фракции «Единая Россия» во главе с председателем парламентского комитета по энергетике Павлом Завальным, созданную для обсуждения этой проблемы, вошли представители профильных министерств, «Газпрома», «Транснефти» и «Россетей». Но к какому-либо решению прийти не удалось.

При этом Госдума уже приняла в первом чтении проект поправок в КоАП об увеличении штрафов за повторный отказ от сноса в 200 раз. Неисполнение предписания обойдется гражданину в 200-500 тысяч рублей (сейчас 1-2,5 тысячи рублей).

На прошлой неделе в коттеджном поселке «Сухая балка» под Красноярском, где «Транснефть» требует снести около 180 домов и еще несколько сотен объектов, начались митинги. В одном из видеообращений к президенту они заявили: «Ваши слова, сказанные на „Прямой линии“ в 2017 году, о том, что людей, которые уже построились в минимальных зонах магистральных трубопроводов, не трогать, никто не услышал. Суды по-прежнему выносят решения о сносе, несмотря на наличие документов о собственности». Аналогичная ситуация в Томской области.

Между тем, 16 июля истек срок, отведенный ЕСПЧ для заключения властями России мирового соглашения о компенсации по делу «Жидов и другие против России». Европейский суд признал нарушение статьи о защите прав собственности Конвенции по защите прав человека в отношении трех заявителей из-за решений о сносе их домов, возведенных вблизи газопровода. Если стороны (государство и собственники снесенных домов) не договорятся, размер компенсации определит сам ЕСПЧ.

Анна Пушкарская — специально для Дождя

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа