Краш с ружьем: как подростки-стрелки становятся секс-символами

Казанский стрелок Ильназ Галявиев, отправленный в СИЗО на два месяца, стал секс-символом в TikTok. На этой неделе сразу несколько телеграм-каналов обратили внимание на то, как подростки обсуждают фотографию молодого человека с заседания суда и признаются ему в любви. О феномене смертельной сексуальности в колонке на Дожде рассуждает журналист Ренат Давлетгильдеев.

Ильназ Галявиев в суде. Фото: Егор Алеев/ТАСС

«Я 10 минут на это залипаю».

«Он такой красивый, жалко, что поступил плохо, но извините, он очень красивый».

«Он такой красивый и спокойный. Комментаторов прошу не оставлять под моим свои комментарии».

Это лишь немногие комментарии в TikTok под снятой в суде фотографией казанского стрелка Ильназа Галявиева. Парень, убивший девять человек, уже на следующий день после похорон своих жертв стал секс-символом. Ильназ грустно смотрит в объектив, чуть наклонив голову. Девушки-подростки массово влюбляются в массового убийцу.

Скриншот из тиктока
Скриншот из тиктока

В октябре 2018 года 18-летний студент Керченского политехнического колледжа Владислав Росляков заложил взрывное устройство в столовой и открыл стрельбу по ученикам и преподавателям колледжа. Одетый в футболку с текстом «Ненависть» Росляков убил 21 человека, ранил больше шестидесяти и застрелился сам.

Не прошло и недели после самого массового скулшутинга в новейшей истории России и Европы, как в соцсетях появились фан-клубы Рослякова. Закрытые паблики, на аватарках — фотографии стрелка в сердечках, на стенах — записи с признаниями в любви. Девушки, реже парни, восхищаются внешностью убийцы. Пишут о его сексуальности, о его красивом теле.

«Не знаю, как это объяснить. По-началу мне было очень жалко убитых. Но потом его стало очень жалко. Я буквально влюбилась в него».

«У меня то же самое. Уже третий день думаю о нем, не могу выкинуть из головы, как будто помешалась».

Скриншот из «ВКонтакте»

«Футболка как у Рослякова купить» — довольно популярный запрос в поисковике «Яндекса». Похожая на творчество модных российских дизайнеров футболка стрелка за секунду стала хитом продаж магазинов, торгующих майками с принтами. Спустя три года ее все еще можно себе заказать. Но уже со скидкой — 1990 рублей вместо 2500. Маска Ильназа Галявиева с красными буквами «Бог», несомненно, повторит успех кровавого мерча.

«Подростковый возраст — это время гнева на себя и на весь мир, и школьные убийцы реализовывают тайные сиюминутные желания подростков, — говорит журналистка Ксения Леонова, написавшая главные репортажи из Керчи. — Но подростки еще не осознают последствий содеянного. Они не понимают, какую цену придется заплатить за такие убийства: покалеченным, погибшим, их родственникам, самому убийце, его близким». 

Мама Владислава Рослякова, убийцы из Керчи, вынуждена была поменять фамилию и уехать из города. Местные жители обещали ее убить. Едва ли Росляков хотел для нее такой доли. 

Подростки романтизируют не только школьных убийц, но и войны, самоубийства, психические заболевания. В 2012 году один из таких убийц застрелил 5 человек в офисе сети аптек «Ригла». За 5 часов до трагедии убийца опубликовал манифест, который собрал тысячи лайков. Я тогда разговаривал с людьми, поставившими лайки (для портала Openspace). Мало кто мог вразумительно объяснить свой поступок. Большинство поставили лайки, поддавшись сиюминутному импульсу.

Фото: магазин Teestore

Эстетика скулшутинга наполнилась сексуальностью после фильма Гаса Ван Сента «Слон». Культовый режиссер медитативно летал камерой над улицами родного Портленда, штат Орегон, смакуя приметы подростковой необузданности — широкие джинсы, лохматые прически и скейты. На роль подростков-убийц выбрал актеров-красавчиков. В паре сцен раздел обоих догола, насытил историю внезапной гей-линией, а перед кровавой бойней в старшей школе «Колумбайн» слил обнаженных парней в страстном поцелуе в душе.

Однажды я сам стал пленником такого образа. И снял сюжет для телеканала «Настоящее время»*, романтизирующий подростка-стрелка. Тогда в Псковской области появились свои «Бонни и Клайд», Катя и Денис. Правда, тот мой внезапный краш, симпатичный парень с ружьем, людей не убивал, хотя и стрелял по машине Росгвардии. Застрелил соседских собак. И покончил с собой вместе со своей девушкой — после чего тут же стал секс-символом. 

Сексуальность зла, привлекательность бунта подростков-максималистов, помноженная на моду на школьников, делает из стрелков кумиров в глазах их ровесников, тоже бунтующих по поводу и без. Парни, тщательно подбирающие образ, отдающий милитари-эстетикой, пишущие манифесты и стреляющие в тех, кого провозглашают своими врагами, вдруг превращаются в кумиров таких же подростков, как они. Им кажется, что жертвы не в счет, а красивые глаза перевешивают то, что не должны никогда и ни при каких обстоятельствах перевешивать — жизни детей.

*По решению Минюста России «Настоящее время» включено в реестр СМИ, выполняющих функции иностранного агента

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти


Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде