«Я живой пример абсурдности закона»: речь журналистки Сони Гройсман на суде по статусу «иноагента»

24 ноября, 18:55
3 216
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

В реестр СМИ-«иноагентов» внесены 62 человека, многие из них — журналисты независимых изданий, тоже признанных «иностранными агентами». В ноябре на рассмотрении Замоскворецкого суда оказались жалобы сразу нескольких физлиц и СМИ-«иноагентов». Среди них — журналистки «Важных историй»* Алеся Мароховская* и Ирина Долинина*, ведущая подкаста «Привет, ты иноагент» Софья Гройсман*, бывший главный редактор издания «Проект» (признано нежелательным) Роман Баданин* и его заместитель Михаил Рубин*, а также телеканал Дождь. Мало кто из тех, кто судится с Минюстом, надеется оспорить включение в реестр в российских судах. «Это решение на будущее», — объясняет Мароховская. Она надеется дойти до ЕСПЧ, и через него добиться снятия статуса. «Азарт какой-то появился, – говорит Долинина*. — Да, расскажите, где у меня сколько подписчиков, что за материал я репостнула... Пусть позорятся, а мы будем писать об этом новости». 

«На таком несостязательном процессе, – говорит Гройсман*, – единственное, что тебя утешает, – это когда ты выступаешь со своей речью о том, как ты дискриминирован по сравнению с другими журналистами, как изменилась твоя жизнь и почему единственным способом выйти из реестра является смерть физического лица (но мы пока не планируем к этому прибегать), и ты видишь, как меняется в это время лицо представительницы МИДа или с каким интересом, несмотря на привычность, смотрит на это представитель Минюста и даже судья поднимает глаза от своих бумажек... это единственное, что может нас утешать». 

Дождь с разрешения Гройсман публикует ее речь в суде. Этот текст лучше любых описаний передает атмосферу происходящего на судах по статусу «иноагентов».

Cоня Гройсман*. Фото: Мария Карпухина / Facebook

Ваша честь, во-первых, скажу, что поддерживаю доводы административного искового заявления в полном объеме. Я категорически не согласна с внесением меня в реестр «средств массовой информации, исполняющих функции иностранных агентов», и прошу суд прислушаться к нашим аргументам и отменить решение Министерства юстиции. 

Хочу кое-что добавить от себя к исковому заявлению. Я, действительно, как указано в справке Роскомнадзора, которую вам предоставили, последние семь лет работала журналистом. Сколько себя помню, еще со школы, мне почему-то казалось, что журналистика — это мое призвание и самая лучшая в мире профессия. Поэтому ровно десять лет назад я поступила на факультет журналистики МГУ, который окончила с отличием. Я сразу знала, что смогу работать только в том издании, где разделяют ключевые принципы профессии, где нет цензуры. Таких мест в российском медиапространстве с каждым годом становилось все меньше из-за беспрецедентного давления на независимые СМИ, но мне повезло работать в нескольких из них. Два из них сейчас со мной в одном реестре, а третье признано нежелательным. 

В центре моих сюжетов и подкастов всегда был человек и его проблемы, мне не стыдно ни за один мой материал. Некоторые из них были отмечены профессиональными премиями. Я всегда работала в интересах людей, мне противна даже сама мысль обслуживать чьи-то интересы, кроме общественных. Если кто-то в этой стране иностранный агент, то это точно не я. Мне кажется, за свою недолгую жизнь узнала о России и ее людях — благодаря командировкам, работе и постоянным путешествиям по стране — больше, чем многие из тех, кто этот закон принимал.

Я догадываюсь, за что на самом деле я наказана включением в этот список. Это хорошо видно из все той же биографической справки, которая приложена к возражениям Министерства юстиции: «В ноябре 2019 года С.Р. Гройсман перешла на работу в издание „Проект.медиа“ (признано нежелательным, – Дождь) как автор и продюсер видеорепортажей».

Это почти буквальная копипаста с моей биографии на сайте «Проекта», которую я же и составляла. Сейчас в списке на сайте Министерства юстиции как минимум 12 журналистов, когда-либо работавших в этом издании. Это значительная доля из всех журналистов в этом перечне. И это очень красноречиво говорит о реальных причинах, почему из всех людей в России, которые что-то публиковали в социальных сетях и получали любые переводы из-за рубежа, — а это миллионы наших сограждан — в списке оказались именно мы. Получается, есть третий критерий — и он не прописан в законе: тебя или твое издание должны хотеть заставить замолчать.

Наличие этого статуса дискриминирует меня. После всего, что произошло, я осталась без работы с клеймом «иноагента». Я — видеожурналист, моя специализация — большие репортажи о людях. За эти 4 месяца ни одно российское издание не пригласило меня работать для них на штатной основе, хотя многие редакторы признавались, что с радостью бы сотрудничали без этого статуса. Если «иноагентами» признают лишь за цитирование других «иноагентов», то какие последствия могут быть у того, кто регулярно публикует фильмы такого человека? Такова логика работодателей. И ведь именно так ответчик [Минюст] и обосновал мое включение. 

Не говоря уже о том, что мне закрыт доступ в любые медиа, живущие за счет рекламы. Дисклеймер о том, что материал создан «иноагентом» в интересах некого другого государства крайне токсичен. Получается, что я нахожусь в неравных условиях с другими журналистами — мне по сути запрещена эта деятельность. А мне бы еще много всего хотелось бы сделать — ведь мне почему-то все еще кажется, что это лучшая профессия из возможных. 

Российские власти утверждают, что этот закон призван сдерживать наших западных партнеров от некого давления. Каким образом тот факт, что где-то в Москве вынуждена сидеть без работы и отчитываться о покупках законопослушная гражданка России, пусть даже и с парой тысяч подписчиков в Facebook, может повлиять на внешнеполитическую ситуацию? Наоборот — это очередной стыдный пример нарушения прав человека, собственного гражданина, и ничего более. 

То же касается и российских граждан. Как их защищает от некого иностранного давления и способствует прозрачности то, что я четыре раза в год должна отчитываться о том, сколько денег я потратила на еду, а сколько на книжки? И речь именно о тратах — поскольку отчеты составлены для некоммерческих организаций, проводящих некие мероприятия, — и таким образом, что в них указываются только потраченные средства. Но жизнь человека устроена иначе, чем СМИ или НКО — я не осуществляю никакой деятельности, кроме моей собственной жизнедеятельности, поэтому в моем отчете нет ничего кроме бытовых трат. Я повторю, что это совершенно недопустимое и унизительное вмешательство в частную жизнь. И как я уже описала — бессмысленное с точки зрения достижения целей государства. Но крайне опасное для меня, ведь ошибки могут привести меня к уголовному наказанию, связанному с лишением свободы. 

По поводу иностранного финансирования. В возражениях ответчика указано, что ему от некоего неназванного «органа государственной власти» поступили сведения о моем иностранном финансировании. Некий «орган государственной власти» признал иностранным финансированием переводы, сделанные мной же при помощи международной платежной системы, которая провела их через банк-корреспондент CitiBank. Он и указан в возражениях в качестве моего иностранного спонсора — но у меня никогда не было никаких трудовых отношений с этой организацией. Фактически Минюст включил меня в реестр из-за использования международных финансовых инструментов. Этот банк находится в Ирландии, где я даже ни разу в жизни не была. Так агентом какой страны я являюсь?

Я убеждена, что включение меня в реестр СМИ-иноагентов, наоборот, противоречит интересам Российской Федерации, поскольку снижает доверие ее жителей к закону и тем, кто такие законы принимает. Я журналистка с отличной репутацией и большой патриот, и для очень многих людей как в России, так и за рубежом — я живой пример абсурдности и неправомерности применения закона об иностранных агентах. Гражданка России, физическое лицо, признана иностранным средством массовой информации, а при любых публикациях вынуждена упоминать, что они созданы юридическим лицом.

Ваша честь, у реального средства массовой информации или организации есть рабочие часы, есть рабочие соцсети, а сотрудники могут уйти домой и вести свои личные. У меня как у физического лица, включенного в реестр средств массовой информации, рабочих часов нет. 24 часа в сутки я вынуждена выполнять те самые «функции иностранного агента», у меня нет выходных от этого статуса и вам хорошо известно, что даже публикации личного характера — должны сопровождаться напоминанием, что ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА. Все это является беспрецедентным вмешательством в частную жизнь и свободу выражения мнений.

И наконец, у организаций и СМИ есть возможность самоликвидироваться — и таким образом быть исключенным из реестра. Для НКО и вовсе прописаны четкие условия выхода из перечня, а для нас — тех, на кого этот закон влияет самым прямым образом и буквально разрушает жизнь, подобных прозрачных критериев в законе просто нет. Вариант «смерть физического лица», несмотря на все трудности жизни в этом статусе, мне пока не подходит. Поэтому моя единственная надежда — справедливый суд. Я прошу принять во внимание все наши доводы и отменить решение Министерства юстиции о внесении меня в реестр. Для вас — это просто решение, для меня — вся моя жизнь и карьера, которая заканчивается, толком не начавшись. Спасибо, ваша честь.

По итогам заседания судья отказалась снять с Гройсман статус «иноагента». Подробнее о суде можно послушать в подкасте «Привет, ты иноагент».

По решению Минюста России «Важные истории», Алеся Мароховская, Ирина Долинина, Роман Баданин, Михаил Рубин и Софья Гройсман включены в реестр СМИ, выполняющих функции «иностранного агента»

Чтобы посмотреть полную версию, станьте подписчиком

Вы уже подписчик? Войти


Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Svetlana Bondarenko

    Vilnius
    30.11.2021

    Являюсь многолетним подписчиком Дождя, но сейчас финансовое положение не позволяет подписаться.

    Помочь
  • Maksim Kolomoyskiy

    Нижний Новгород
    28.11.2021

    Уже пару недель как остался без работы, да еде и закончилась предыдущая подписка. Надеюсь и верю что все наладится, во всех направлениях. Говорить правду легко!

    Помочь
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде