«Государство наделяется сверхполномочиями». Юрист «Роскомсвободы» Саркис Дарбинян — о цензуре в интернете и риске блокировки фейсбука

2 065

Госдума приняла законы о блокировке фейковых новостей и наказании за оскорбление власти в интернете, еще один — о «суверенном интернете» — находится на рассмотрении. Против этих инициатив выступают участники митингов, которые проходят в Москве и нескольких других городах 10 марта. Дождь поговорил с главой юридической практики «Роскомсвободы», управляющим партнером Центра цифровых прав Саркисом Дарбиняном о том, как будут работать эти законы и могут ли в России заблокировать фейсбук.

— Как вы оцениваете законы о фейковых новостях и оскорблении власти в интернете? Можно ли считать их новым вариантом 282-й статьи?

— Оцениваю крайне негативно и считаю, что эти законопроекты внесут еще больше неразберихи в правоприменительную практику, еще больше административных дел в отношении пользователей и остатка свободных медиа. И, конечно, все это увеличит цензуру в российском интернете.

Я думаю, что во многом они [со статьей 282 УК] похожи и практика будет двигаться примерно по одному пути — прежде всего под удар будут попадать пользователи и владельцы пабликов во «ВКонтакте», против которых будут возбуждаться административные дела. Так же, как и антиэкстремистские статьи, они будут применяться точечно в отношении активистов и массово, неизбирательно — в отношении рядовых пользователей на местах.

— Почему эти законы приняли, хотя против них выступили сразу несколько ведомств Минюст, Роскомнадзор, Генпрокуратура?

— Наши депутаты уже давно оторваны и от народа, и от органов исполнительной власти, которые на самом деле не так редко выносят отрицательные заключения после оценки. Но, тем не менее, такие законы штампуются, и прежде всего здесь бенефициары и интересанты — это сами депутаты, которые таким образом пытаются снизить уровень негативных отзывов и критики их работы в интернете. Видимо, это попытка спасти свою репутацию, которая на самом деле в связи с принятием подобных инициатив серьезно страдает, потому что уровень правового нигилизма в стране только растет и доверие населения к законодательному органу нисколько не увеличивается. Такие законы позволят хоть как-то создать видимость сохранения своей репутации и наказывать тех, кто решился высказываться, как говорится в проекте, «в явно неуважительной неприличной форме в отношении органов власти». И абсолютно справедлива позиция, которую высказывали в том числе депутаты, голосовавшие против: штрафы за оскорбление обычных людей (до трех тысяч рублей — прим. Дождя) и органов власти или госслужащих (до 100 тысяч рублей — прим. Дождя) — несоизмеримые.

— В законах много нечетких формулировок, например, оскорбление в «неприличной форме» или «незамедлительное» удаление фейков. Кто будет определять их значение?

— В законах действительно зашито много резиновых формулировок. Видимо, депутаты полагают, что с этим надлежит разбираться уже судам, а все прекрасно знают, когда речь идет об обжаловании решений прокуратура и Роскомнадзора, на чьей позиции стоят российские суды. Это создает правовую неопределенность и остается на откуп исполнителям, которые будут составлять протоколы.

Фото: Саркис Дарбинян / Роскомсвобода

— Как будет работать механизм поиска информации для блокировки — кибердружинники, частные компании или сами прокуроры?

— Это ручная работа прокуроров. Но стоит обратить внимание на то, что последние полгода идет активный тренд по госзакупкам программного обеспечения, которое позволяет мониторить социальные сети на предмет незаконных публикаций. Сейчас, наверное, будет добавляться какая-то информация по метатегам и ключевым словам о каких-то значимых событиях. Думаю, этот процесс будет доведен до автоматизации, когда поисковые роботы будут находить этот контент и далее в системе прокуратуры и Роскомнадзора буду определять этих людей и возбуждать административный материал.

— Будет ли какое-то сопротивление этим законам?

— Если мы услышим о волне административных дел по «ВКонтакте», то, я думаю, пользователи будут покидать российскую социальную сеть, которая сливает все их данные по любому запросу правоохранительных органов, и будут глубже уходить в даркнет, пользоваться инструментами деанонимизации на форумах, где такое возможно.

— Попадут ли под действие закона о фейках группы ВИЧ-диссидентов или людей, выступающих против прививок?

— Тяжело сказать, что будет считаться недостоверной информацией. Абсолютно непонятно, кто будет проводить экспертизу за достоверность или недостоверность. Такого вида экспертиз и экспертов в России в принципе не существует. Какими критериями руководствоваться, мне неясно. Здесь есть определенные белые пятна, которые будут решаться в судах, исходя из внутреннего убеждения и позиций сторон.

— Должны ли сами соцсети бороться с такими явлениями? Facebook и YouTube, например, сами блокируют группы и видео антипрививочников, это правильно?

— Каждая соцсеть имеет право устанавливать собственные правила — наверное, это самый правильный подход. Это допустимо и лежит в рамках договорных отношений — это может нравиться или не нравиться, но у пользователя в таком случае есть выбор, и он может уйти в другую соцсеть. Но когда этот вопрос поднимается на федеральном уровне и государство наделяется сверхполномочиями в рамках такого патерналистского подхода, это недопустимо и приведет ко множеству ошибок и случаев необоснованной цензуры.

— Марк Цукерберг заявил, что фейсбук не будет хранить данные пользователей в странах, где нарушаются права человека, в том числе свобода слова. Это может привести к блокировке фейсбука в России?

— По сути это первое публичное заявление по вопросу локализации данных — до этого компания не отрицала и не признавала то, что будет соблюдать российский закон, в том числе переносить данные пользователей на российские серверы. Это очевидный знак в сторону российских властей — что требования нашего законодательства исполнены не были и Роскомнадзору здесь остается единственный рычаг воздействия — блокировать фейсбук на территории всей страны за несоблюдение закона о локализации данных. Но это не решение Роскомнадзора, это политическое решение, которое должно быть принято где-то выше. Когда оно будет принято и как быстро его приведут в исполнение, пока не известно, но вероятность этого становится все больше и больше.

— Сейчас в России слушается еще один резонансный законопроект — о суверенном интернете. Как он будет реализовываться, если его примут?

— Это, наверное, один из самых скандальных законопроектов за последние месяцы. Он вызывает огромное количество вопросов и у экспертов, и у пользователей, потому что законопроект по сути наделяет Роскомнадзор сверхполномочиями по контролю интернет-трафика в случае появления угроз. При этом там, естественно, не раскрывается, что это за угрозы. Назывались цифры, что реализация законопроекта обойдется в 20 миллиардов рублей. Эксперты говорят, что за эту сумму ничего не сделать, и это обойдется много дороже. Сейчас средняя оценка по рынку — не менее 200 миллиардов рублей.

— Кому этот закон может быть выгоден?

— Он предусматривает закупку определенного оборудования, и некоторые стороны горячо стоят за принятие этого законопроекта — это и Ростелеком, и подконтрольный Роскомнадзору «Главный радиочастотный центр». Думаю, коррупционная составляющая здесь может быть достаточно высокой. И самое главное, что это не принесет никакого результата и не позволит добиться тех целей, которые указаны в пояснительной записке — обеспечение кибербезопасности. При этом эксперты говорят, что безопасность сильно уменьшится, потому что вместо децентрализованной сети появляется единый центр, который гораздо больше подвержен атакам.

— Кто больше всего пострадает от этого закона?

— И российские пользователи, потому что они встретятся с нарушением их фундаментальных прав на доступ и распространение информации, и российский IT-бизнес, который в таких условиях вряд ли сможет полноценно развиваться. Это может привести к очередной волне миграции серверов за пределы России, где правовые условия более приемлемы и комфортны для стартапов.

— Недавно появилась информация, что с 2015 года департамент информационных технологий мэрии Москвы потратил больше полумиллиарда рублей на слежку за горожанами. Это действительно слежка или сбор данных это нормально?

— Не могу сказать, что сбор больших данных — это плохо, потому что это не персональные, а обезличенные данные, которые позволяют выстраивать городскую инфраструктуру. Но мы должны помнить, что любые обезличенные данные вполне могут стать персональными — достаточно лишь запроса к оператору связи.

— С учетом всего этого, как, по-вашему, будет меняться интернет в России в ближайшие пять лет?

— Курс на цифровую суверенизацию будет продолжен, будут очередные попытки частного регулирования, будут вводиться новые нормы в публичное право — все это приведет к определенной самоцензуре. Единственная надежда у пользователей на то, что глупость и строгость российских законов нивелируется необязательностью их исполнения и коррупцией, которые создадут большое количество дыр. Но жить в российском интернете всем станет намного сложнее.

Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа