Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

Год Навального: чего ждали перед возвращением политика и к каким последствиям оно привело

10 653
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Ровно год назад, 17 января, Алексей Навальный вернулся в Россию из Германии, где он лечился после отравления веществом из группы «Новичок». В аэропорту Навального задержали, и вскоре суд заменил ему условный срок по делу «Ив Роше» на реальный и отправил его в колонию. В ожидании Навального политологи выдвигали разные версии дальнейшего развития событий. Год спустя Дождь вспоминает основные прогнозы и рассказывает, как в реальности изменился политический ландшафт в России после ареста Навального в аэропорту.

О своем возвращении из Берлина, где Навальный восстанавливался после отравления веществом из группы «Новичка», политик объявил 13 января 2021 года. «Я оказался в Германии, приехав в нее в реанимационной коробке, по одной причине: меня пытались убить. Я выжил. И сейчас Путин, отдавший приказ о моем убийстве, верещит на весь свой бункер и велит своим слугам сделать все, чтобы я не вернулся. <...> Но что они там делают, мне не очень интересно. Россия — моя страна, Москва — мой город, я по ним скучаю. Поэтому сегодня утром я зашел на сайт компании „Победа“ и купил билеты», — сказал Навальный в своем обращении.

За день до этого стало известно, что ФСИН попросила заменить оппозиционеру условный срок по делу «Ив Роше» (который истекал 30 декабря 2020 года) на реальный из-за того, что он «не исполняет возложенные на него судом обязанности и уклоняется от контроля уголовно-исполнительной инспекции». После объявления о возвращении ФСИН пообещала «предпринять все действия», чтобы задержать Навального.

Арест или политические игры

«Это достаточно шоковое событие, потому что наши же рассуждения — о том, вернется он или не вернется, что будет, если он вернется, что будет, если он останется, что будет с его сторонниками, если он долгое время будет в Германии, а как это вписывается в контекст парламентских выборов будущего года. Это возвращение потенциальное было где-то далеко, но не сейчас», — говорил политолог и руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского центра Карнеги Андрей Колесников после объявления Навального о возвращении.

Прогнозы политологов относительно дальнейшей судьбы Навального разделились. Одни считали, что его арестуют сразу в аэропорту, другие предполагали, что возможны варианты. Однако почти все сходились во мнении, что возвращение Навального в Россию — событие, которое неизбежно повлияет на политический ландшафт в стране.

«Ситуация с Навальным очень похожа на два поезда, несущихся навстречу друг другу и неизбежно обреченных столкнуться. Будет много жертв», — предполагала приглашенный эксперт Московского центра Карнеги Татьяна Становая, которая считала, что Кремль «настолько далеко зашел в своей игре на повышение ставок, <...> что не арест будет трактоваться консерваторами и силовиками как проявление слабости». О вероятности ареста политика сразу после прилета говорили и другие политологи — Аббас Галлямов, Григорий Голосов, Алексей Макаркин.

Были и альтернативные версии. Например, политолог и экс-советник руководителя кремлевской администрации Глеб Павловский считал, что немедленный арест в аэропорту — «слишком откровенное свинство и не выглядит здоровым». Андрей Колесников допускал, что власть «может начать играть с [Навальным] в политические игры — оставить его на свободе и мешать ему жить в большей степени, чем это было до того». Однако этот вариант он назвал «слишком тонким» для нынешних властей. 

Политолог и сотрудник Карлова университета Александр Морозов не исключал нескольких сценариев — от моментального ареста до того, что «Кремль впустит [Навального] и будет дальше резать хвост кошке частями, как это делает в отношении многих и многих гражданских активистов и институций». «Возможна ли ситуация, при которой Навальный, вернувшись, получит новый исторический шанс для себя и для тех, кого он представляет? Я даже этого не исключаю», — добавлял он.

В итоге самолет Алексея Навального перенаправили из «Внуково», где он должен был приземлиться и где собрались его сторонники, в «Шереметьево», а там политика задержали сразу на выходе, не дав ему даже пройти паспортный контроль. 

Протесты и спад уличной активности

Татьяна Становая предполагала, что арест Навального «создаст много шума, может спровоцировать (и скорее всего спровоцирует) протесты, обострит полулатентный конфликт власти и прогрессивно мыслящей части общества».

«Важна позиция не Навального, а его сторонников. Важно не испугаться, прийти встретить, не послушать тех, кто рассказывает, что Навальный вор», — соглашался политолог Дмитрий Орешкин, задавая вопросы, смогут ли гражданское общество или партия «Яблоко» поддержать Навального и будут ли люди встречать его во «Внуково» и поддерживать его команду финансово.

Во «Внуково» встречать Навального приехали около двух тысяч человек. Вскоре в аэропорту начались задержания — по данным ОВД-Инфо*, в Москве были задержаны около 60 человек. В это время самолет с политиком развернули в воздухе и отправили в «Шереметьево», где его и задержали.

Протесты продолжились и после задержания. Сторонники Навального трижды выходили на акции протеста — 23 и 31 января и 2 февраля — в день, когда Симоновский суд заменил Навальному условный срок на реальный. Январские акции побили рекорды предыдущих лет по числу задержанных. По данным ОВД-Инфо*, 23 января в 185 городах России задержали более четырех тысяч человек, 31 января — более пяти тысяч человек. В день вынесения приговора, 2 февраля, были задержаны еще более тысячи человек. Позднее российские власти сообщили в докладе для ООН, что в ходе этих трех акций были задержаны 17,6 тысячи человек. 

Год спустя Александр Морозов отмечает, что возвращение Навального запустило и еще одно важное событие — пробуждение российской диаспоры за рубежом. «Во многих городах мира прошли митинги, и в этом был момент новизны», — говорит политолог. 

Также, по его мнению, арест Навального повлиял и на отношения России с другими странами. «Этот арест инициировал обсуждение пакета санкций, но самое главное — каждое такое событие формирует окончательное представление о политическом режиме в России, не оставляя опций взаимодействия с этим режимом», — говорит Морозов.

Следствием зимних протестов в Москве стало «санитарное дело», в рамках которого ключевых сторонников Навального — среди них были политик и соратница Навального Любовь Соболь, его пресс-секретарь Кира Ярмыш, координатор московского штаба** Олег Степанов, оппозиционер Николай Ляскин — обвинили в создании «угрозы массового заболевания людей» из-за призывов на митинг. Многие из них провели несколько месяцев под домашним арестом и запретом определенных действий. Весной прошла последняя массовая акция: 21 апреля в десятках городов России люди вышли на митинги, требуя допустить врачей к Навальному, который объявил голодовку в колонии. По данным «ОВД-Инфо»*, число задержанных приблизилось к двум тысячам человек.

Выборы в Думу и главный проект Навального

Перед возвращением Навального политологи отмечали, что после отравления и восстановления политик вышел на принципиально новый уровень. Профессор Московской высшей школы социальных и экономических наук Григорий Юдин отмечал, что теперь Навальный позиционируется как главный оппонент Кремля и «вопрос в том, сможет ли он что-нибудь предложить этой новой аудитории, которая про него услышала и с интересом и некоторым недоверием за ним следит». По мнению Юдина, дальнейшей задачей Навального было «предложить какой-то новый серьезный проект для страны».

Основным проектом команды Навального в преддверии думских выборов стало «Умное голосование» — система рекомендаций кандидатов, имевших наибольшие шансы победить представителей «Единой России».

Однако если возвращение Навального могло повлиять на прирост сторонников «Умного голосования», то, по мнению политтехнолога Аббаса Галлямова, его следовало отложить ближе к началу думских выборов. В таком случае, считает Галлямов, это могло бы дать «мощную эмоциональную волну, на которой противники режима и должны были провести свою предвыборную кампанию». Иначе, писал политтехнолог, «возникает риск, что поднявшаяся волна угаснет раньше времени — еще весной» и «в электоральном смысле не принесет ничего».

Рассуждая о том, оправдались ли ожидания, Галлямов говорит, что в итоге вместо одного события — избирательной кампании оппозиционных кандидатов и партий, усиленных волной, поднятой возвращением Навального, получилось два: отдельно возвращение Навального и отдельно — избирательная кампания, главной вехой которой, по его словам, в отсутствие Навального стало гораздо менее масштабное событие — недопуск Павла Грудинина. «Если бы Навальный вернулся ближе к выборам, то формально бы ничего не изменилось, и он бы сел, но протестная волна была бы гораздо большей. В результате и протестная явка бы выросла, и желающих поработать наблюдателями на выборах было бы гораздо больше. Сфальсифицировать выборы в этих условиях властям оказалось бы гораздо сложнее, скандал получился бы гораздо более громким, а протест — многолюдным». По его словам, это не свалило бы режим, но судьба режима решается не сейчас — она будет решаться в 2024 году, и к этому времени он бы подошел еще более ослабленным.

Долгосрочным последствием возвращения Навального он называет делегитимизацию режима. «Это не тот результат, который можно пощупать, но в политике не все материально. Сейчас процесс делегитимизации идет полным ходом, и Навальный его ускорил — не так сильно, как могло бы случиться, если бы он вернулся в июне, но тем не менее все равно ускорил», — говорит Галлямов.

Власть использовала против Навального практически весь имеющийся в ее распоряжении ресурс — от давления на IT-гигантов, чтобы те удалили приложения «Умного голосования» из своих магазинов и блокировок с помощью оборудования, установленного по закону о «суверенном» интернете, до признания структур политика экстремистскими. В итоге кандидаты, поддержанные командой Навального, смогли взять 15 мандатов в Госдуме. В Москве несколько кандидатов «Умного голосования» обходили конкурентов от партии власти до подведения итогов электронного голосования, но затем проиграли. «Технически мы видим огромный успех „Умного голосования“. Но по-честному общий результат „победой“ не назовешь. Наш результат тупо украден. Перерисовали самым примитивным образом», — написала команда Навального в его соцсетях.

Фото на превью: Alexander Zemlianichenko / AP

*По решению Минюста России ОВД-Инфо внесен в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции «иноагента»

** Деятельность штабов Навального признана экстремистской и запрещена на территории России

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Лучшее на Дожде