Зарплаты высших чиновников вопреки закону превысили депутатские на треть — от 575 тысяч рублей

Депутаты и сенаторы до сих пор соблюдали президентский указ о сокращении зарплат чиновников. Доходы министров же, хотя закон приравнивает их к депутатским, с 2014 года постоянно росли и к 2018 году стали по крайней мере на треть выше, чем у парламентариев. Это выяснилось из деклараций о доходах и ответов на запросы Дождя в Госдуму, Совет Федерации и министерство труда.

Узнать зарплаты высших чиновников невозможно ни из данных Росстата, ни из законодательства о госслужбе. Например, Росстат, как поясняет исследовавший эту сферу директор Института стратегического анализа Игорь Николаев, предоставляет данные только о «среднемесячных зарплатах специалиста первой категории или руководителя департамента, а реальная зарплата у отдельного чиновника может отличаться от среднемесячной в разы — благодаря премиям и надбавкам».

Чтобы вычислить усредненный ежемесячный доход чиновника, включающий в себя, кроме оклада, премии (квартальные и годовые), разнообразные поощрения и надбавки, Дождь взял декларации за 2018 год. Мы сделали выборку высших чиновников с самым маленьким обнародованным доходом, которые не меняли место работы в течение года.

В Совете Федерации и Госдуме в выборку попали по пятеро парламентариев. В Совфеде минимальный доход приближается к пяти миллионам рублей: например, сенатор Максим Кавджарадзе задекларировал 4,8 миллиона. В Госдуме, где штрафуют за пропуски заседаний, декларировали минимально от четырех (Андрей Барышев) до 4,3 миллиона рублей (Алексей Бурнашов).

Впервые нынешний уровень зарплат чиновников и депутатов был закреплен в 2014 году. Это произошло после кратного повышения зарплат госслужащим, основанного на указе президента 2012 года (часть «майских указов»). В результате, как подсчитал тогда РБК и уточнил Минфин, месячное содержание министров, сенаторов и депутатов с сентября 2014 года составило 440 тысяч рублей (с учетом ежеквартального поощрения).

Затем, в 2015 году, Владимир Путин подписал указ о десятипроцентном сокращении зарплат высших должностных лиц. Как подсчитал РБК, они должны были составить 400 тысяч рублей (с учетом поощрений) для рядовых представителей обеих палат парламента и федеральных гражданских министров и 707 тысяч рублей — для министров-силовиков (Минобороны, МЧС, МВД, главы ФСБ, СВР и ФСО).

Фото: Денис Вышинский / ТАСС

Десятипроцентное сокращение в обеих палатах действительно произошло и сохранялось в прошлом году, следует из деклараций за 2018 год: совокупное денежное содержание сенатора, включая зарплату и ежеквартальное поощрение, теперь составляет в среднем 400 тысяч рублей в месяц (в Совфеде подтвердили эти подсчеты). Почти столько же получают и депутаты: как уточнили в Госдуме, сумма поощрения составляет в среднем 393 тысяч рублей в месяц — она «может варьировать от месяца к месяцу в связи с подаваемыми сведениями о больничных листах и отпусках».

Столько же должны получать и федеральные министры: по закону о статусе депутата и сенатора (статья 2, пункт 2) зарплаты парламентариев и сотрудников правительства увязаны между собой. Но в реальности министерское жалование росло все кризисные годы. Последний раз данные о выплатах федеральным чиновникам раскрывались в 2017 году. Из данных за 2016 год следовало, что минимальные выплаты в правительстве начинались от 443 тысяч рублей в месяц (столько получал глава Минстроя Михаил Мень). Зарплаты министров-силовиков, за исключением главы МЧС (954 тысяч рублей), не публиковались.

Чтобы определить нынешний размер денежного содержания министра, Дождь изучил декларацию главы министерства труда и социальной защиты Максима Топилина. Его доход в 2018 году оказался самым маленьким среди членов правительства — 575 тысяч рублей. Министерство труда отвечает в том числе за регулирование в сфере уровня жизни и доходов населения. 

Пресс-служба министерства в комментарии Дождю подтвердила, что весь задекларированный Топилиным в 2018 году доход и составил его заработную плату по месту работы.

Судя по прошлым декларациям Топилина (в 2014 его доход составлял 426 тысяч рублей, в 2016-м — 486 тысяч), а также официальным данным и подсчетам за 2014 и 2016 годы, в последние пять лет выплаты министрам могли вырасти в среднем на 30-35%.

Содержание росло и у других членов кабмина, зарплата которых, по данным Минфина за 2016 год, составляет почти весь доход. Так, министр просвещения (на тот момент — министр образования) Ольга Васильева в 2016 году по месту работы получала 496 тысяч рублей при общем доходе в 503 тысячи. За 2017 год ее месячный доход увеличился на девять тысяч рублей, а еще через год — больше чем на 100 тысяч (до 626 тысяч рублей). Зарплата министра здравоохранения Вероники Скворцовой в 2016 году составила 506,9 тысячи рублей при доходе в 550 тысяч рублей. В 2017-м ее доход снизился до 524 тысяч рублей, а в прошлом году составил уже 599 тысяч. У Топилина доход с 2017 года вырос на 80 тысяч рублей.

Дождь

Минфин в ответ на запрос Дождя объяснил этот рост в том числе четырехпроцентной (на уровень инфляции) индексацией. Как образовался разрыв между министрами и парламентариями больше чем в 150 тысяч рублей, ведомство не уточняет.

Николаев считает, что такая разница в содержании могла возникнуть при разморозке зарплат после президентских выборов: «Когда [перед выборами] сначала замораживают, а потом размораживают, возникает период турбулентности, в который можно где-то увеличить, а где-то  чуть попридержать. И у правительственных чиновников в этот момент способов подсуетиться больше — хотя бы потому, что правительство распоряжается деньгами. А сделать это можно с помощью надбавок: они же не фиксированные, а „до стольких-то окладов“».

Николаев уверен, что переговоры о наращивании содержания парламентариев до министерского уровня уже ведутся: «Естественно, не только вы обратили на это внимание — депутаты и сенаторы точно об этом знают. Наверняка вопрос такой ставится — непублично».

Точные зарплаты в силовом блоке правительства, как и в секретных службах, не раскрываются, но, согласно расчетам РБК и подтверждению Минфина, после десятипроцентного сокращения содержание чиновников-силовиков должно было снизиться до 707 тысяч рублей в месяц. Узнать полные зарплаты невозможно — они могут меняться в зависимости от индивидуальных выплат и поощрений, а также от воинских наград.

Однако декларируемые доходы отдельных министров и глав ведомств с каждым годом растут:

  • У главы МВД Владимира Колокольцева после единоразового падения до 565 тысяч рублей в месяц в 2016 году продолжил расти — до 793 тысяч в 2017-м и 835 тысяч в 2018 году.
  • Министр обороны Сергей Шойгу задекларировал доход в 626 тысяч рублей в 2014-м, в следующие три года его доход составлял примерно 870 тысяч рублей, а в 2018 вырос до 961 тысячи рублей.
  • Доход главы ФСО Дмитрия Кочнева за три года в должности вырос с 711 тысячи рублей в 2016 году до 947 тысяч рублей в 2018 году.
  • Самый крупный совокупный доход пять лет декларировал глава МЧС Владимир Пучков, покинувший должность в мае 2018 года. Его месячный заработок все годы, кроме последнего, держался в районе миллиона рублей. Доходы глав ФСБ и СВР также не росли, средний уровень — 950 тысяч и 770 тысяч рублей соответственно (глава СВР Сергей Нарышкин занимает должность с 2016 года).
  • Стабильно рос заработок и у директора созданной в 2016 году Росгвардии. С 2014 года доход Виктора Золотова, занимавшего тогда пост главнокомандующего внутренними войсками МВД (стали основой Росгвардии), вырос с 507 тысяч до 565 тысяч рублей в месяц в 2018 году.

После президентского указа о сокращении зарплат 2015 года выросли и доходы сотрудников его администрации, однако точный уровень выяснить не удалось: в декларациях не указано, какую часть дохода составляет зарплата. Советник президента Михаил Федотов на просьбу Дождя уточнить сумму заработной платы ответил, что не может раскрывать структуру доходов в соответствии с указом президента от 2002 года.

Тем не менее, если судить по минимальным задекларированным за последние пять лет суммам, нижний порог доходов в АП увеличился. Содержание Игоря Щеголева, с 2012 по 2017 годы работавшего помощником президента (он декларирует наименьший доход среди чиновников такого уровня), после сокращения до 589 тысяч рублей в 2015-м стало увеличиваться. Через год оно поднялось до 591 тысячи рублей, а с переходом Щеголева в 2018 году на должность полномочного представителя президента в ЦФО — до 612 тысяч рублей — близко к тому, что получил Дмитрий Калимулин за неполный год работы помощником в 2018-м.

Быстрее растут доходы заместителей руководителей администрации. У Магомедсалама Магомедова, судя по декларациям, с 589 тысяч рублей в 2015 году он в среднем рос на 23 тысяч рублей в месяц или на четверть миллиона рублей в год (в 2018 году — 688 тысяч рублей).

Самую низкую из советников сумму, 456 тысяч рублей в 2018 году, задекларировал советник президента по вопросам культуры Владимир Толстой. Из его прошлых деклараций видно, как заработок восстанавливается после падения в 2015 году (когда было десятипроцентное сокращение) до 440 тысяч рублей уже в 2017 году (уровень 2014 года), а затем до 456 тысяч рублей в месяц.

В Минфине Дождю сообщили, что решение Владимира Путина о десятипроцентном сокращении выплат сотрудникам администрации было «пролонгировано на 2016, 2017 и 2018 годы» и соблюдалось. В своем ответе ведомство ссылается и на другой президентский указ от 2012 года, повышающий зарплаты сотрудникам АП.

Николаев предполагает, что рост мог быть обеспечен за счет незадействованных средств зарплатного фонда: «Даже в администрации президента от 15 до 20% ставок — это вакансии. А фонд оплаты труда рассчитывается с учетом в том числе и вакансий. Фонд оплаты больше, людей работает меньше — и этот жировой запас позволяет ставить вопрос об увеличении зарплат».

В этом году, как говорили источники РБК в конце мая, сотрудники администрации президента и аппарата правительства впервые с 2015 года стали получать зарплаты, не урезанные на 10% в связи с антикризисным президентским указом. Зарплаты в прежнем объеме чиновники стали получать с 1 января, причин им не объясняли.

Как показывают декларации, меньше всех высших должностных лиц в прошедшем году зарабатывали губернаторы. Источники дохода указывают немногие: зарплата по месту работы упоминается в декларации главы Вологодской области Олега Кувшинникова (510 тысяч рублей в месяц при общем доходе в 918 тысяч рублей) и декларации губернатора Новгородской области Андрея Никитина за 2017 год (180 тысяч рублей в месяц в течение неполного срока на своей должности). Доход Никитина в 2018 году без указания зарплаты — 196 тысяч рублей в месяц.

Как минимум у двух третей губернаторов доходы ниже федеральных министров — их месячный заработок был меньше 500 тысяч рублей. Еще четверть задекларировали сумму ниже 300 тысяч рублей в месяц.

Россияне, занимающие государственные должности, получают вознаграждение, состоящее из оклада, ежемесячного и ежеквартального поощрения, ответили на запрос Дождя в пресс-службе правительстве. За более детальной информацией там предложили обращаться в Минфин, который занимается вопросом денежного вознаграждения федеральных министров.

Система зарплат и поощрений крайне сложна и непрозрачна, говорит заместитель гендиректора «Transparency International — Россия» Илья Шуманов: «Вся система содержания госслужащих — это очень неструктурированный и сложный продукт, который нуждается в реформе. Существует сравнительно небольшая ставка, которая берется за базу и наращивается потом премиями, выплатами за секретность, надбавками  за кандидатскую степень, за госнаграды, просто денежными поощрениями, которые идут вместе с благодарностями. И по совокупности это сумма оказывается кратно выше, чем зафиксированная в законе базовая ставка. А система этих надбавок полностью непрозрачна: итоговую сумму практически невозможно подсчитать, потому что решения об увеличении вознаграждений принимаются внутренними документами, а решения о выплате, как правило, непубличные».

Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа