Дело для любого соратника Навального: как следствие доказывает вину экс-главы штаба политика Лилии Чанышевой

29 ноября 2021 Редакция Дождя
11 927

Следователи по делу экс-координатора уфимского штаба Алексея Навального* Лилии Чанышевой  доказывают ее вину в создании экстремистского сообщества на основании данных ЕГРЮЛ, показаний двух бывших волонтеров и постов в соцсетях, в которых она писала о деятельности местного штаба Навального. Об этом свидетельствуют материалы «большого» дела политика, по которому проходит активистка и с которым ознакомился Дождь. При такой логике следствия на месте Чанышевой может оказаться практически любой  бывший руководитель штабов Навального*, говорит ее адвокат.

Одиночный пикет в поддержку Лилии Чанышевой на Невском проспекте в Санкт-Петербурге, 11 ноября 2021 года
Фото: Андрей Бок / Коммерсантъ

О деле против Чанышевой стало известно 9 ноября. В этот день рано утром в Уфе прошли** обыски у нескольких бывших сотрудников местного штаба Навального*. Кроме Чанышевой, силовики посетили юриста Федора Телина и еще шестерых активистов. «Силовики пришли к нам в шесть утра. Сначала был стук, затем громкий звонок, и одновременно с этим начали выламывать дверь», — рассказывал*** муж Лилии Чанышевой Алмаз Гатин. По его словам, в числе пришедших были сотрудники нескольких ведомств — Росгвардии, УБЭП МВД, ЦПЭ — и следователь с постановлением Басманного суда Москвы на обыск. К вечеру почти всех активистов отпустили. Единственной задержанной осталась Лилия Чанышева. После допроса ей предъявили обвинение по статье о создании экстремистского сообщества (ч. 1 ст. 282.1 УК РФ) и задержали на 48 часов. На следующий день суд арестовал Чанышеву на два месяца, несмотря на то, что во время заседания она заявила о своей возможной беременности. Наказание по предъявляемой ей статье предполагает от шести до десяти лет лишения свободы.

Обыски и допросы у активистов в Уфе проходили в рамках объединенного уголовного дела против Навального и его соратников. Оно включает шесть уголовных дел, возбужденных ранее: первое из них (о легализации денежных средств, полученных преступным путем) появилось в августе 2019 года, последнее (о создании экстремистского сообщества) — 28 сентября 2021 года. Кроме этого, Навального и его соратников обвиняют в мошенничестве в особо крупном размере, в создании НКО, посягающей на личность и права граждан и в вовлечении несовершеннолетних в опасную деятельность. В начале октября 2021 года все эти обвинения объединили в одно уголовное дело — и первой задержанной по нему стала Лилия Чанышева. 

«Структурные подразделения» Навального

Как следует из материалов «большого» дела Навального, с которыми ознакомился Дождь, следствие обвиняет Чанышеву в «руководстве структурными подразделениями, входящими в экстремистское сообщество». Основным создателем экстремистского сообщества следствие считает Навального, который «не позднее 2014 года» учредил некоммерческую организацию «Фонд борьбы с коррупцией»**** «с целью осуществления экстремистской деятельности, направленной на изменение основ конституционного строя в Российской Федерации».

Лилия Чанышева
Фото: Liliya Chanysheva / Facebook

Затем, по версии следствия, Навальный «и иные неустановленные лица» создали «структурные подразделения ФБК**** в виде различных юридических лиц». В числе этих юридических лиц — несколько некоммерческих фондов, учрежденных с 2014 по 2020 годы самим Навальным, бывшим директором ФБК**** Иваном Ждановым, бывшим начальником сети штабов Леонидом Волковым «и иными неустановленными лицами». В материалах дела не объясняется, как эти фонды связаны с Навальным, но следствие приходит к выводу, что их роль заключалась в «обеспечении деятельности преступного сообщества и создании условий для совершения преступлений».

Среди этих фондов есть и организация, учрежденная Лилией Чанышевой — «Фонд защиты прав граждан „Штаб“»*****. Из материалов дела следует, что фонд был создан 17 апреля 2019 года (в «СПАРК-Интерфакс» датой регистрации значится 24 мая). Чанышева указана единственным учредителем фонда и его директором.

Названия фондов, сведения об их учредителях и подробное описание структуры и деятельности ФБК**** приводятся на первых 90 страницах материалов дела. Формулировки из этой части практически полностью повторяются и в постановлении о привлечении Чанышевой в качестве обвиняемой.

Следствие считает, что Чанышева, учредив «Фонд защиты прав граждан „Штаб“»***** (это был уфимский штаб Навального), стала «руководителем структурного подразделения экстремистского сообщества» и «осуществляла финансирование» его деятельности «путем выплаты материального содержания участникам экстремистского сообщества, аренды помещений, закупки необходимой атрибутики, техники и т.д.». Все это, пишет следствие, было необходимо «для организации и проведения несанкционированных массовых мероприятий и беспорядков». Также, как утверждает следствие, Чанышева «была оформлена и получала денежные средства для осуществления экстремистской деятельности» в четырех других фондах, учрежденных соратниками Навального.

(справа налево) Лилия Чанышева, Алексей Навальный и Леонид Волков на открытии уфимского штаба Навального* в начале марта 2017 года
Фото: Евгений Фельдман

Кроме того, в материалах дела говорится, что созданные Навальным, Ждановым, Волковым и другими фонды обеспечивали деятельность незарегистрированного общественного движения «Штабы Навального»*, созданного в 2017 году. Следствие считает, что движение штабов Навального* как структурное подразделение ФБК**** «фактически являлось организацией, созданной для привлечения новых участников в различных регионах» и «координации деятельности преступного сообщества». Лилия Чанышева, говорится в материалах дела, «не позднее 13 марта 2017 года вступила в экстремистское сообщество» и организовала штаб Навального* в Уфе.

«Формировали негативный образ»

Кроме документов, касающихся юрлица, в материалах дела Чанышевой есть протоколы допросов двух свидетелей — бывших волонтеров штабов Навального*. 

Одна из них — 28-летняя Регина Александрова. Как следует из материалов дела, Александрова живет в Уфе и работает воспитателем в коррекционной школе. Ее допросили 2 августа.

Александрова рассказывает, что стала участвовать в политической деятельности в 2017 году. По ее словам, организаторы мероприятий в штабе обещали волонтерам деньги, поэтому, как пишет следователь, целью ее деятельности была «не только борьба за справедливость в стране, но и получение прибыли».

Рассказывая про митинг, прошедший в Уфе 12 июня 2017 года, после выхода фильма «Он вам не Димон», Александрова говорит, что на нем было много «несовершеннолетних лиц», а сотрудники штаба подогревали лозунгами собравшихся подростков и — цитата из протокола допроса — «разжигали ненависть в их глазах, унижая политический строй страны и критикуя органы власти, вызывая у молодежи ярость и гнев».

Александрова, как следует из протокола допроса, тоже участвовала в мероприятиях штаба, но «впоследствии поняла», что эти мероприятия «несли угрозу для жизни и здоровья людей, формировали негативный образ к политическому строю страны и были направлены на призыв к насильственному свержению действующей в стране власти» — все эти формулировки в деле оформлены как прямая речь Александровой, а не слова следователя. Осознав это, Александрова, по ее словам, перестала заниматься волонтерской деятельностью.

Денег за свою работу она так и не получила, а уйти из штаба решила после участия в суде над активистом Рустемом Мулюковым, где выступала свидетелем. Александрова утверждает, что покинула штаб летом 2018 года. Однако, как следует из картотеки уфимского суда, уголовное дело Мулюкова поступило туда в октябре 2018 года. Заседания по нему несколько раз подряд откладывались, и если верить картотеке, начались только в феврале 2019 года.

На вопрос следователя о целях, которые ставил перед собой штаб (в протоколе допроса почему-то фигурирует не «в Уфе», а «в Челябинске»), свидетельница отвечает, что перед волонтерами ставилась цель — «формирование правильного политического мнения, навязанного обществу командой Навального, дискредитация органов государственной власти и проводимой ими внутренней и внешней политики, формирование общественного мнения о необходимости смены власти в Российской Федерации».

@lchanysheva / Instagram

Вторым свидетелем в деле выступает челябинский блогер Арслан Энн — он же Арслан Нигаматьянов. Его допросили на следующий день после Александровой. 

Нигаматьянов рассказывает, что он тоже родом из Уфы, но в 2017 году учился в Челябинске, где и присоединился к открытому там штабу Навального*. Он завел свой блог, ставший популярным, и в октябре занял второе место в конкурсе блогеров, который устроил Навальный. В челябинском штабе Нигаматьянов был волонтером и денег за свою деятельность не получал.

В начале 2018 года он начал критиковать Навального, рассказывает Нигаматьянов. В протоколе допроса он приводит несколько причин. По его словам, у Навального была только «отрицательная повестка», а после митинга «Он вам не Димон» ФБК**** не оплатил полученный им штраф в 10 тысяч рублей. Кроме того, Нигаматьянова не устраивало, что тогдашний координатор челябинского штаба Борис Золотаревский состоял в «Свидетелях Иеговы» (организация признана экстремистской и запрещена в РФ); в штабе использовалась нецензурная брань, а остальные региональные координаторы «по приглашениям выезжают за границу на форумы, посвященные политическим вопросам».

После этого, как говорит Нигаматьянов, сотрудники ФБК**** внесли его в черные списки, и в начале 2018 года он «прекратил протестную и блогерскую деятельность». В 2020 году Нигаматьянов вернулся в Уфу. Там он узнал, что координатором местного штаба была Лилия Чанышева. Вспомнив разговоры с активистами из Челябинска, «а именно, что координатор московского штаба курировал протесты в регионах России», он захотел пообщаться с ней, но Чанышева проигнорировала его вопросы и поговорить с ней Нигаматьянову не удалось. 

После этого он отправил в прокуратуру Уфы запрос на проверку фонда Чанышевой. В июле 2021 года Минюст на основании проведенной проверки внес «Фонд защиты прав граждан „Штаб“»***** в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента.

В одном из своих последних видео, опубликованных в день обысков в Уфе, Нигаматьянов предполагает, что Чанышеву завербовали сотрудники Навального в компании Deloitte, где она работала до того, как стать координатором штаба, а в следующем видео называет ее решение забеременеть «одним из самых мерзких и поганых поступков, которые могла совершить женщина», зная, что ей грозят риски преследования.

«Вместо Чанышевой можно подставить любого» 

«Раньше организацию признавали экстремистской, и ее участников привлекали, если они продолжали деятельность. Здесь ситуация обратная», — говорит адвокат Владимир Воронин, защищавший ФБК**** в суде. Воронин объясняет, что все некоммерческие организации сдают отчетность в Минюст. Делал это и ФБК**** — но если раньше у Минюста претензий не возникало, то теперь ведомство утверждает, что в деятельности фонда был экстремизм. «То есть по сути теперь они привлекают задним числом и опровергают свое собственное решение», — добавляет Воронин. 

По его словам, никаких обоснований «экстремистской деятельности» Лилии Чанышевой в материалах дела нет. «Там не написано конкретно, что она совершала такие-то экстремистские действия такого-то числа, в такое-то время. Там по сути написано, что Лилия Чанышева экстремист, потому что — а дальше идет огромный кусок текста из дела ФБК****», — говорит Воронин. Он отмечает, что все дело строится на рапортах оперативников и никаких других источников информации в материалах нет. «Нас заставляют поверить что такая информация есть, но на мой взгляд, там просто лежат какие-то материалы из которых не выстраивается ничего», — говорит Воронин.

Кроме цитат из объединенного дела ФБК**** и допросов двух свидетелей, в материалах дела Чанышевой также есть протоколы осмотра интернет-ресурсов, датированные 3 ноября 2021 года. Следствие изучило ее профиль в инстаграме и страницу группы уфимского штаба «ВКонтакте».  

В протоколе осмотра инстаграма — более 30 скриншотов, в протоколе осмотра паблика «ВКонтакте» — 46. В постах, приведенных в материалах дела, Чанышева рассказывает о деятельности штаба, акциях в защиту шихана Куштау и судах над активистами и поддерживает арестованного Навального.

Каждый скриншот сопровождается описанием, сделанным следователем. Выглядят они, например, так: «29.12.2018 Чанышева Л.А. опубликовала пост, согласно которому Навальный А.А. выражает ей благодарность. На фотографии изображен журнал с фотографией Навального А.А. на котором имеется рукописный текст: „Лиля спасибо огромное Навальный“».

 

Объяснений того, как эти посты доказывают виновность Чанышевой, в деле тоже нет. «Там есть, например, ее фотография с Навальным — вот что она доказывает? Я эту логику понять не могу», — говорит Воронин. 

Адвокату Дмитрию Динзе, работавшему в делах БАРС (Балтийский авангард русского сопротивления) и «Аум Синрике» (признана террористической и запрещена на территории РФ), дело ФБК****, впрочем, не кажется прецедентным и представляется логичным с учетом репрессивности уголовного процесса и уголовного законодательства. Динзе объясняет, что практика по делам об экстремизме неоднозначна — каждый судья сам определяет признаки экстремизма по нескольким критериям: вела ли организация какую-то преступную деятельность, какая роль была отведена конкретным лицам, которые привлекаются по этому делу, какие преступления они совершали. При этом, по его словам, в рамках экстремистской деятельности необязательно совершаются преступления экстремистского характера — это могут быть и общеуголовные составы.

«Вы не видите общей картины, которую видят органы предварительного следствия. Только когда вы посмотрите, какие признаки они вкладывают, вы можете сделать вывод, осуществляла та или иная организация экстремистскую деятельность или не осуществляла», — говорит Динзе.

По его мнению, в этом деле не идет речи об обратной силе закона. «Тут речь о том, что незнание закона не освобождает  от ответственности, и [Чанышева], по мнению органов предварительного следствия, вполне могла нарушать закон. Важно, что они делали в ее отношении, какие шаги предпринимали, чтобы она понимала, что что-то идет не так — это могли быть административные задержания, предписания прокуратуры, вызовы на допросы. Если человек это игнорировал, то странно говорить, что он ничего не знал».

Воронин считает, что схема, использованная против Чанышевой, может быть применена и в отношении остальных начальников штабов. «По сути вместо Чанышевой можно подставить любого координатора любого штаба, вместо Уфы подставить нужный город, и с точно с такой же фабулой ездить по городам и предъявлять обвинения всем», — говорит он.

*Деятельность штабов Навального признана экстремистской и запрещена на территории РФ

**В тексте упоминается материал «ОВД-Инфо» — организации, включенной Минюстом России в реестр незарегистрированных общественных объединений, выполняющих функции «иностранного агента»

***В тексте упоминается материал Idel.Реалии — издания, включенного Минюстом России в реестр СМИ, выполняющих функции «иностранного агента»

****Деятельность ФБК признана экстремистской и запрещена на территории РФ

*****Фонд защиты прав граждан «Штаб» включен Минюстом России в реестр НКО, выполняющих функции «иностранного агента»

Чтобы посмотреть полную версию, станьте подписчиком

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

  • Антон Астров

    Санкт-Петербург
    18.01.2022

    Денег на подписку к сожалению не хватает,а правду знать хочется!!!

    Помочь
  • Nikolay Trusov

    Москва
    05.12.2021

    С Дождем жизнь понятнее

    Помочь
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Лучшее на Дожде