Игра на грани. Есть ли шанc, что Путин не посадит Навального

14 января, 20:33 Юлия Таратута
8 053

Алексей Навальный возвращается в Россию 17 января рейсом «Победы» из Берлина в Москву. У экспертов почти нет сомнений — арест политика обязательно произойдет, если не сразу у трапа самолета, то немногим позже. В своей колонке Юлия Таратута рассуждает о том, как Кремлем воспринимается такой ход политика, почему он решил резко повысить ставки в противостоянии с властью, а также осталась ли хоть малейшая надежда на то, что Навальный избежит тюрьмы.

Навального часто называют блогером презрительно — чтобы обидеть. Ну то есть никакой он не политик, а так, просто ловко складывает буквы в соцсетях. На этот раз буквы сложились в заголовок-фейерверк. Навальный возвращается в Россию с «Победой». В это воскресенье. Уже купил электронный билет. Это была их победа — над коронавирусом, японцами или иностранными агентами. Теперь это его Победа, даже если он — третий в пятом ряду. 

Победа, конечно, моральная. Российский интернет под впечатлением от самого решения политика вернуться, то есть от того, насколько отважно это звучит, придумал уже десятки мемов. В каждом из них, как в пародийном фильме про войну, враги строят козни герою. Под врагами все время проваливается пол, бокалы падают из рук, постиранное белье уносит попутным ветром, так что враги героя сами оказываются голыми. 

Все шутят про то, что компания Победа заявит о самоликвидации, что сделает крюк над территорией ДНР, что Россия закроет границы с Германией. Рисуют капли пота на лбу у руководства авиакомпании, возродили знаменитую картину, на которой глава Следственного комитета Бастрыкин с лупой изучает ближайшие рейсы из Германии в Россию. Только ленивый не использовал в мемах «солсберецких» туристов и всю бригаду отравителей ФСБ, которую разоблачил в своем фильме сам Навальный — их уже виртуально переодели в форму и шапки бортпроводников Победы. Ах да, остроумно предлагают переименовать компанию в «Беду», ну или даже «Еду», убрав из названия слишком торжественный слог.

Сложно сказать, что именно думает Алексей Навальный. Обывателю действительно сложно представить себе, что человек ради убеждений или политической карьеры может решиться на тюремный срок, латентный период которого начнется у трапа стартующего из Берлина самолета. Навальный знает историю Михаила Ходорковского, не склонен недооценивать противника и вообще предпочитает не стрелять вхолостую, в обратном случае предпочитает бойкот. Даже его отравитель Кудрявцев назвал Навального человеком осторожным. Он моет руки перед едой и не сует их без надобности в пасть тигру. 

Есть популярная околокремлевская версия, что с Навальным больше не будут действовать в лоб, как костоломы. Что демонстративный и телегеничный арест в московском аэропорту в планы собирательного Кремля не входит. Наконец, что посадить Навального, несмотря на обилие открытых против него дел, не так-то просто. По сути, перспективы для ареста есть только у свежего обвинения в мошенничестве. Ни оскорбление ветерана, ни дело об отмывании средств ФБК таким потенциалом не обладают. 

Посадить Навального по делу о мошенничестве надолго тоже якобы нельзя — слишком велик риск скандала и превращения Навального в совсем уж исполинского Муромца. В этой логике, якобы, не надо сажать Навального физически, лучше оставить под домашним арестом, лишив связи с внешним миром. В рассуждениях о мягком сценарии всегда фигурирует сбор компромата. Если Навального не сажают, всегда ведь можно продолжать вести кампанию, что Навального не сажают, потому что он агент Кремля.

И вообще получается, что Навальный не смельчак, а просто человек с гэмблерским расчетом. Его игра на грани, но это не значит, что в ней нет стратегии.

При этом очевидно, что поступок Навального вызывает у его верховных оппонентов не только аллергию, но и что то вроде священного ужаса. Его действительно пытаются любыми средствами удержать за пределами родины. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков уже сказал, что гражданина России нельзя не впустить на территорию этой самой России. Но окологосударственные люди все еще закономерно прогнозируют нелетную погоду для Навального, просроченный билет на самолет, лозунг «Наше воздушное пространство не резиновое», или приветственную новость о том, что Навальный опоздал и все места в самолете уже заняты.

Дело дошло до того, что вчера ближе к ночи телеграм-канал Mash опубликовал сканы документов о том, что еще в последних числах декабря Алексей Навальный был объявлен в федеральный розыск. Это то ли последнее московское предупреждение Алексею Навальному, то ли идиллическая попытка повлиять на Интерпол — вдруг он воспримет наезд московских спецслужб на лидера российской оппозиции не как политику, а как криминал. Как думаете вы, а не подхватившая версию российская пропаганда: что на самом деле выберет Интерпол?

Но все это прокремлевская лирика. У российской власти может и не быть страха сажать Навального. Не было же страха его травить. Дело даже не в том, что сама власть завысила ожидания по мере пресечения политика Навального. А в том, что в арсенале запугивания и наказаний остается не так уж много непротестированных инструментов. Навального же нельзя катапультировать на Луну. 

Политологи любят мысль о том, что кремлевские башни говорят разными голосами — ястребы-силовики жаждут крови, для них посадка Навального после всемирного позора с телефонными звонками — вендетта и дело чести. 

Администраторам, как их называет, например, Татьяна Становая, больше нравится удерживать Навального за границей, а не с грохотом сажать в России — на кону выборы, а в России что не регион, то пороховая бочка — меняют региональное и муниципальное руководство. С Якутска по добровольному «состоянию здоровья» сняли Сардану Авксентьеву. После 8 лет работы на ответственном государственном посту уволился глава Хабаровского избиркома Геннадий Накушнов. Наконец, есть ресурсная элита, которой арест Навального вообще не нужен, а только вредит — золотая антилопа в клетке, то есть в изоляции, не поет. 

Но кажется какофония башен — это желаемое, а не действительное. Во-первых, и башни уже давно выучили партию и поют в унисон. Никакой специальной симпатии администрация президента к фамилии Навальный не испытывает. А за давлением на оппозицию давно стоят не только демонические силовики, но и человекообразные чиновники из администрации с демократическим прошлым в аккуратных очках и костюмах.

Но главное, собирательный Кремль — не место для дискуссий. Там не проводят совещаний, что делать с Навальным. Эти дебаты, если и проходят, то в одной единственной голове. Президент России любит рассуждать о том, что любое нападение на действующую власть — это попытка отпилить у этой самой власти её ресурса. Даже если рассуждать в этой логике, у Навального все получилось. Его популярность растет вместе с подписчиками ютьюба, а его узнаваемость (для которой неважна даже лояльность политику) стала повсеместной. Навальный не мнимый, а реальный фактор российской политики. Большая проблема. Посадив Навального, Путин, конечно, может назвать его мелким мошенником. Но самой посадкой он своим голосом подтверждает, что пытается съесть очень большую фигуру. 

Это удивительная война нервов. Повышение ставок, ожидание выстрелов. Но можно предположить, что уже сам факт, что Навальный считает возможным вернуться, говорит нам о том, что он сам считает — шанс остаться на свободе для него все-таки существует. То есть, вынося за скобки его бесконечную смелость, он не считает эту войну такой, в которой он обязательно все потеряет и не сможет победить.

ФБК признан иностранным агентом на территории России

Купите подписку

Вы уже подписчик? Войти

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю
Партнерские материалы
Россия — это Европа