В России за сутки зафиксировали рекордное число смертей и выздоровлений от коронавируса

Не Россией «Единой». Юлия Таратута о том, зачем власть мобилизует звезд перед думскими выборами

5 марта, 20:41 Юлия Таратута
2 984

В феврале Захар Прилепин созвал свою партию «За правду», а Шнуров вошел в «Партию Роста». В какие еще новые партии могут вступить россияне и в чем их «фишка», рассказала в своей колонке Юлия Таратута.

На этой неделе продолжился партийный фестиваль, который в начале февраля стартовал патриотическим перформансом Захара Прилепина. На открытие его новой партии «За правду» приехал американец Стивен Сигал, а во вступительном слове Прилепин почти дословно процитировал грядущие поправки в Конституцию — «Бог есть. Родина одна. Семья — союз мужчины и женщины».

Но Прилепин — привычное, если не сказать приевшееся, лицо родины. А спустя три недели в лайн-апе фестиваля появилось неожиданное имя — музыканта Сергея Шнурова. Ради внезапного участия в съезде «Партии роста» основатель «Ленинграда», чей сценический дресс-код редко выходит за рамки треников и майки-алкоголички, надел костюм-тройку, круглые очки и выглядел так, будто в одной руке у него трость, а на другой — отставленный мизинец.

Сказать, что появление Шнурова в политическом, и даже кремлевском проекте шокирует, сложно. Шнуров бравирует тем, что он человек прагматичный, если не конъюнктурный. На всем зарабатывает, даже на собственной совести, пародирует любой проект, в котором оказался, — и свой, и чужой. То есть считает, что способен переиграть и заказчиков музыки, и недовольных слушателей.

Но не все так просто. Шнурова, знают его знакомые, уже звали на думские выборы, причем все в ту же «Партию роста». Дело было четыре года назад, политическая ситуация была напряженная, а Шнуров — как раз в зените славы. Полные стадионы, битком набитые элитой VIP-трибуны. Зал ревет от восторга, музыкант самозабвенно матерится в такт. Шнуров как будто нравится всем. А толпа поклонников, умноженная на отсутствующий антирейтинг — всегда как минимум сигнал для Кремля. На него придумали отреагировать приглашением Шнурова в правую партию под руководством лояльного производителя шампанского Бориса Титова. Стоит ли говорить, что Шнуров отказался.

Почему музыкант согласился теперь — вопрос открытый. Простая версия состоит в том, что с тех пор изменилась и жизнь певца, и интонации Кремля. Певцу могли сделать оффер, от которого он не мог отказаться. А могли просто предложить выгодный актерский контракт — при слегка утихшей популярности он оказался к месту. Самая экстравагантная версия, впрочем, у светских конспирологов. Они утверждают, что дело в семье. Музыкант снова женился, на этот раз на дочери главы службы безопасности Уральского металлургического комбината, чисто профессионально связанного со спецслужбами. То есть, к будущему кандидату могли зайти через тестя (он теперь работает в Москве), по-свойски, дело оказалось житейским и выгорело. Но это всего лишь версия.

Публицисты сокрушаются, зачем кувалдой-Шнуровым забивать гвозди никому не нужной «Партии роста». Ответ у политтехнологов простой — ничего крупнее на этих выборах для Шнурова у них нет, а у «Роста», при некоторых обстоятельствах, есть даже шансы на парочку мандатов. Куда его еще записывать — не в Единую же Россию.
У «Единой России» тоже проблемы — ее назначили «козой отпущения». Оппозиция, конечно, преуспела в нейминге — название о жуликах и ворах оказалось вполне живучим. Но Кремлю до сих пор кажется, что проблема у власти именно с партией, которая не нравится людям, а не с тем, что эта партия — буквальный, хоть и безликий, выразитель идей власти.

Люди иногда пытаются решить личную драму новой стрижкой или фиолетовой краской для волос — примерно так же власть объявляет ребрендинг своей главной партии. Обещает новое название, нового лидера, а не уволенного в Совбез экс-премьера Медведева, и новые слияния и коллаборации — то ли с «Народным фронтом», то ли с инстаграм-комьюнити. В рамках плана «Б» создают целый ансамбль из мелких партий с названиями-прозвищами, про которые избиратель пока так и не понял, с ним разговаривают в шутку или всерьез.

1 марта прошел (внимание!) закрытый съезд политической партии создателей компании «Фаберлик». О своих планах они объявили накануне, но сами в партийные лидеры не пошли — выставили живым щитом женщину, директора по развитию собственной компании, председателя лиги независимых предпринимателей Ирэну Лукиянову. Партия называется «Новые люди», но делают ее сплошь люди «старые» — методолог Ефим Островский и одиозный Алексей Чадаев, активист и политолог из команды Суркова, в свое время со скандалом уволенный из администрации президента Медведева.

Сам основатель «Фаберлик» Алексей Нечаев, кстати, поклонник детского советского писателя Крапивина и зарниц — его фонд «Капитаны» проводит военные сборы на базе учебного центра «Витязь». А еще — молодежного строительства под эгидой Суркова (в свое время он едва ли не помогал прокремлевским движениям финансово). В 2009 Нечаев стал соучредителем экологической организации ЭКА — это сетевой проект в регионах, который, по стечению патриотических обстоятельств, возглавила комиссар движения «Наши» Марина Задемидькова.

Концепция нового проекта Нечаева «Новые люди» весьма противоречива. То ли это молодежная, опять сетевая, организация для миллениалов, то ли правая партия для бизнес-карьеристов. Но коль финансирует его косметика, при некотором освещении выглядит и как партия красоты, или даже кремлевского эмпауэрмента — возглавила же ее женщина. Политологи говорят, что грех не воспользоваться и региональной сетью ЭКИ — но будут ли «Новые люди» в своем правом изводе ратовать за экологию, вопрос открытый.

К слову, специальная экологическая партия на примете у Кремля тоже есть. Съезд новой «Зеленой альтернативы» назначен на 10 марта. Свои возможности зеленые порепетируют на довыборах в Ярославле. Кандидатом станет художник и музыкант Вася Ложкин. Но в партийном списке могут появиться и федеральные знаменитости. По слухам, возглавить экологическую партию предлагали телеведущей и бизнес-вумен Тине Канделаки. По другой версии, она отправится в парламент самовыдвиженцем по одномандатному округу — во Владимирской или Ярославской области. По третьей, станет членом «Партии роста». В патриотических телеграм-каналах пишут, что в партию звали Юрия Дудя, но мы в это не верим.

Сама Канделаки свои переговоры с Кремлем отрицает — ссылается на то, что пишет бизнес-планы и в следующем году планирует заработать свой первый миллиард. Телеведущая увлечена производством косметических патчей (то есть, ей вполне подошло бы место во главе партии «Фаберлик» — но решили иначе).

И если уж мы опять вспомнили о партии «косметики», как ее называют политтехнологи, конкуренцию ей составит партия «Танков». На 5 марта, а это сегодня, намечен учредительный съезд «Партии прямой демократии» — ее создает директор по продукту World of Tanks компании Wargaming.net Вячеслав Макаров. Это партия айтшников, в ее оргкомитет войдет довольно пестрый набор людей — от юриста «Яндекс.Денег» Бориса Чигидина до бывшего продюсера «Живого журнала» Тимофея Шевяков. Шевяков начинал в ФЭПе у Павловского, в разное время дружил с нацистскими группировками, боролся с оппозицией, писал заметки о том, что с ней надо пожестче, радовался смертям ее представителей. Циничный патриот с выраженной любовью к деньгам — так аттестуют его знакомые. Wargaming, пишет «Ъ», и сама «давно перестала быть просто разработчиком игр». И активно спонсирует патриотические мероприятия в России и Белоруссии. А Вячеслав Макаров просто решил монетизировать свои политические амбиции.

Примерно как Иосиф Пригожин — муж и продюсер «Сильной женщины» Аллы Перфиловой (если вы не знали, это настоящее имя певицы Валерии). «Сильная женщина» — героиня ее песни, а сама Валерия, пережившая насилие со стороны первого мужа, объявила, что возглавит одноименный политический проект. Забавно, что партию равноправия певица создает все-таки голосом Пригожина — это он дал первое объявление о партии в питерской газете «Фонтанка», сказал, что «однозначно в Думе должна быть женская половина», и стал модерировать график интервью своей жены. По слухам, партия Валерии была скорее частным хайпом Пригожина — то есть что-то продюсер с Кремлем согласовал, но серьезного плана женского партстроительства в администрации все-таки не было. Валерии пришлось даже опровергнуть свою же сенсацию на НТВ — будет фонд, партии не будет. Не до женщин (пусть и фейковых), есть и дела поважнее.

Зачем весь этот калейдоскоп, спросите вы? Кажется, лишь гротескная ширма для голого факта — Кремль боится выборов в Думу, не верит в дееспособность даже перелицованной партии власти и пытается поставить ее на костыли. Если голосов, отданных за партии-сателлиты, которые не пройдут избирательный барьер, будет не меньше 20−30 процентов, премия в Думе, то есть число дополнительных мандатов для прошедших, в том числе «Единой России», окажется выше привычной. Впрочем, поверить в победное шествие этого партийного парада, кажется, не могут даже его инициаторы в Кремле. К тому же поражает, сколько энергии, денег и сил российская власть способна потратить на то, чтобы ни в коем случае не проводить нормальные выборы. Сделать все, чтобы ничего не делать.

Новая божественная Конституция, президент навсегда, парад фейков и беднеющие люди в регионах — конечно, не лучший фон для мобилизации населения. С другой стороны, ну выборы и выборы — не такая Единая теперь Россия, но и «Раздельной» ее не назовешь.

И все же, слухи о переносе выборов на год раньше (чтобы люди проголосовали, так и не успев опомниться) звучат все чаще — кажется, в Кремле знают о протестных настроениях чуть больше, чем знаем мы, зрители первого ряда.

Не бойся быть свободным. Оформи донейт.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю