Телеканал Дождь временно приостанавливает свою работу

«Надо было выдвигать Навального в президенты»: Илья Яшин — о главных ошибках Болотной спустя 10 лет после протестов

9 декабря 2021 Юлия Таратута
3 889
Данное сообщение (материал) создано и (или) распространено иностранным средством массовой информации, выполняющим функции иностранного агента, и (или) российским юридическим лицом, выполняющим функции иностранного агента.

Гостем программы «Нюансы» стал политик, муниципальный депутат Илья Яшин. Юлия Таратута обсудила с ним акции протеста на Болотной площади в декабре 2011 года — он объяснил, почему на его взгляд это был первый митинг, который внушал большие надежды, какие были допущены ошибки его участниками, а также почему так по-разному сложились судьбы 
политических героев тех событий. Кроме того, поговорили о том, правда ли блогер Юрий Хованский и рэпер Моргенштерн перешли политические «красные флажки» и теперь за это расплачиваются, и почему сам Яшин не боится критиковать власти. 

А теперь я хочу представить своего сегодняшнего гостя. Это российский политик, муниципальный депутат Илья Яшин.

Привет!

Привет! Я хочу всех предупредить, мы с Ильей Яшиным знакомы давно, еще с тех пор, когда он был начинающим…

Страшно представить сколько.

Да-да, начинающим оппозиционным уже тогда политиком, а я начинающей…

Юной журналисткой.

Да, журналисткой. И в этом смысле мы решили говорить на ты, чтобы не вводить в заблуждение и зрителей, и самих себя. Темы у нас не такие радужные, как наше, собственно, ты и вы, но, с другой стороны, в каком-то смысле связанные с приятными воспоминаниями. Я позвала тебя в гости еще и потому, что ты очень прочно ассоциируешься с Болотной площадью, с «болотными» протестами, а сейчас годовщина этого времени, все пишут посты, какие-то воспоминания. Какое твое самое сильное воспоминание от Болотной, которое бы ты рассказал первым?

Ты знаешь, много очень впечатлений было, потому что это же действительно исторические были события. И одно из главных впечатлений было в том, что абсолютно неожиданно много людей вышло на улицу, я же прекрасно помню, как накануне первого митинга, еще на Чистых прудах, мы с Навальным переписывались, обменивались смсками. Я буквально за пару часов до этого митинга отправлял ему сообщение, что коммунисты тоже пытаются собрать митинг и к ним четыреста человек пришло на Пушкинскую площадь. Навальный говорил, что не исключено, что и к нам придет ненамного больше.

И первое яркое впечатление, когда мы появились на Чистых прудах и увидели полностью заполненную площадь, то есть там было, не знаю, тысяч пятнадцать, может быть, по тем временам это был совершенно невероятно прорыв.

В «Википедии» пишут, что с 1993 года ничего подобного не было.

Это правда. Мы к тому времени уже проводили много акций, и на них выходило двести, триста человек, на крупнейшие «Марши несогласных» выходило две-три тысячи человек. И тут неожиданно вся площадь заполнена.

И самое главное впечатление, что по сравнению с предыдущими акциями очень много молодых лиц, потому что, ты знаешь, всегда было такое гнетущее немножко ощущение, на всех этих оппозиционных митингах первое десятилетие нулевых годов, когда ты выходишь на трибуну и ― при всем уважении к людям старшего поколения ― не видишь молодых лиц, не понимаешь вообще, а есть ли будущее у всего этого, потому что если молодые люди не интересуются этим, то ощущение, что это все какая-то такая архаика. И вот тогда, 5 декабря 2011 года, я впервые почувствовал, что мы действительно представляем будущее поколение и боремся на самом деле за прекрасную Россию будущего, что вскоре стало мемом.

На самом деле самое яркое, конкретно если говорить, воспоминание ― это когда мы пошли к Лубянке после митинга. Ты помнишь, митинг закончился, и мы двинулись в сторону Лубянки, чтобы постучать в двери Центральной избирательной комиссии и сказать, что мы недовольны результатами выборов, что мы не согласны с фальсификациями. Несколько раз дорогу нам преграждал ОМОН, мы проходили через это оцепление и буквально несколько метров не дошли до ЦИК, нас разогнала в итоге полиция.

Но самый яркий, наверно, самый такой колоритный момент, когда мы подошли к Лубянке. У Лубянки в очередной раз выстроилось оцепление, и я помню, как сотрудники ФСБ, которые там стояли, курили или дежурили около Лубянки, увидели эту нашу колонну, движущуюся к Лубянке, и у них было такое замешательство в глазах! Они начали забегать в здание ФСБ, некоторые из них начали расчехлять кобуру и потянулись за табельным оружием. С одной стороны, это было как-то так пугающе, устрашающе, то есть люди действительно тянутся к оружию, но, с другой стороны, это недоумение в глазах людей, которые привыкли считать Москву своим городом, а Россию ― своей собственностью, дорогого стоило.

Чтобы посмотреть полную версию, выберите вариант подписки

Вы уже подписчик? Войти

Партнерские материалы

Подвешенная подписка

Выберите человека, который хочет смотреть , но не может себе этого позволить, и помогите ему.

    Другие выпуски
    Лучшее на Дожде