Искусство в помощь Японии

Музы
28 марта 2011
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Как мировая культура помогает жертвам землетрясения в Японии и какой вклад вносят в это наши соотечественники? В вопросе вместе с МУЗАМИ разбирался директор центра современного искусства "Гараж" Антон Белов.

Анна Монгайт: Мы сегодня решили обсудить как культура реагирует на глобальные катастрофы. Вот, например, ситуация с Японией. Кто первым приходит на помощь, каким образом, последние весточки с родины… 29 марта, например, Светлановский оркестр сыграет Чайковского в благотворительных целях – деньги пойдут жертвам японских бедствий, часть концертов Пасхального фестиваля, организованного Валерием Гергиевым, пойдут на помощь пострадавшим от японского землетрясения, все средства от продажи билетов на летний фестиваль русской культуры в Японии уйдут в японский Красный крест, туда же направят гонорары хор Пятницкого и солисты Большого театра – это самая последняя информация. Как объединился мир вокруг этой конкретной трагедии и как концерты, спектакли и шоу превращаются в нечто действительно ценное и как люди искусства помогают те, кто сейчас действительно в трудной ситуации.

На самом деле, ощущение, что в России реагируют на подобные ситуации довольно поздно. Если у американцев большой опыт, они сразу собираются, тут же организовывают большой сборный концерт… Они вообще умеют правильно заниматься благотворительностью. Между тем, мы решили доказать обратное. Мы пригласили для этой цели Антона Белова, директора центра современного искусства "Гараж", который сегодня в нашем эфире тоже решил сделать заявление этого направления.

Антон Белов: Мы, собственно, никакого заявления делать не хотим. Придуман проект, который кажется нам важным не столько с финансовой точки зрения, сколько с точки зрения моральной, социальной и информационной поддержки Японии. Мы придумали акцию "Помоги Японии". Ее идея в том, чтобы привлечь внимание людей к этой проблеме и привлечь какое-то количество средств в японский Красный крест. Мы, наверное, видите мой прекрасный значок "помоги Японии" с кричащей девочкой и майку, которую выпустили лимитированным тиражом, правда, для нас самих и для ближайших друзей, которые жертвут достаточно большие суммы.

Ольга Шахина: Майка великолепна.

Белов: Да, она произвела фурор в спортклубе, поэтому, я думаю, люди, которые ходят в спортклуб, с удовольствием будут брать такие майки.

Шахина: Как минимум.

Монгайт: Вот вы придумали сделать майки и значки, что бы хотели чтоб происходило дальше? Если не секрет, сколько это будет стоить, где продаваться, что должно быть в идеале.

Белов: В идеале: у нас на рецепции в "Гараже", куда сейчас много людей приходит (в выходные по 3 тысячи человек, а в будние по 700-800), чтобы люди, покупая билеты и спрашивая информацию, видели наш прекрасный ящик, подходили к нему, им будут рассказывать про что этот проект, как мы поддерживаем Японию. Они могут положить любую сумму какую пожелают и им взамен дается значок или, если человек жертвует достаточно большую сумму, мы будем дарить майки. Цель – привлечь внимание и рассказать, что в Японии сейчас проблемы, и это не то что страна, с которой мы до сих пор не подписали мирное соглашение или которая мечтает у нас отнять Курилы, а то что это такие живые люди, они страдают и им тяжело несмотря на все их золотовалютные резервы.

Шахина: Курилы сейчас, видимо, не первая проблема…

Белов: Да, абсолютно не первая. И нужно поддержать.

Монгайт: Скажите, а вы знакомы с такой практикой, когда другие художественные институции каким-то образом объединяются вокруг подобных целей? Потому что вот в России я ничего не могу вспомнить, честно говоря… Вот Андрей Макаревич дал недавно концерт, причем он был такой полутайный концерт, и нигде он его не комментирует, и видео у него не сохранилось.. то есть какая-то мистификация.

Шахина: Ну и для российских арт-деятелей кто-то время от времени что-то делает- вспомните акцию Бентли для арт-группировки "Война". Но это не глобальная катастрофа…

Белов: Это вообще нормальная практика заграницей, когда приходишь в Тейт Модерн и можешь купить билет стандартный, а можешь купить билет с небольшой наценкой и они говорят на что идет эта небольшая сумма, то есть, например, цент или два в пользу Фонда по борьбе со СПИДом, или карточка, с которой ты становишься "друг Тейта" – точно так же ты можешь отдать деньги сверху и они пойдут в благотворительность. То есть это у них в крови. Естественно, что любая беда в их регионе или соседнем или близком по духу, они делают как, например китайцы в 2008 году после землетрясения в одной из своих провинций устроили аукционный, дом, устроили торги, и собрали, по-моему, 12 млн. Точно так же когда была на Гаити беда в 2010 году лос-анджелесские галереи объединились (по-моему 11 галерей было в объединении) и устроили аукцион, выставив работы 38 молодых художников, которых они считали перспективными и которые были уже достаточно известны – с "нормальными" ценами, и точно так же собрали какую-то сумму денег. То есть заграницей эта практика естественная – люди умеют, любят и хотят, и желают жертвовать деньги на поддержку других людей.

Монгайт: Вы действительно думаете, что надпись на ресепшн, что мы продаем что-то в помощь жертвам Японии, может побудит кого-то что-то купить? Особенно нашего отечественного потребителя…

Белов: У нас не то что "купить что-нибудь", у нас просто написано "Помоги Японии". Почему нет? К нам приходят вполне продвинутые люди и центр современного искусства "Гараж" сам по себе, такой остров толерантности, европейского духа абсолютно и свободы. Мы точно так же хотим посылать месседжи не только в область современного искусства и культуры, но и некоторой социальной ответственности культуры перед чем-то. К нам люди приходят, и если мы их обучаем современному искусству и пониманию мира, которое нам кажется важным, через мастер-классы, образование, экскурсии выставки, которые мы делаем, точно так же мы объяснять и про наш посыл. Если нас это взволновало, наших учредителей всех взволновало, и нам интересно, весь коллектив у нас делает значки, занимается майками, обсуждает и всем реально интересно как сделать проект интересным для других, то, скорее всего, и людям будет интересно.

Монгайт: Мне кажется, это идея комьюнити вменяемых… Есть как бы группа адекватных, которая группируется вокруг какой-то культурной институции, и, например, они все увлечены тем, что делают что-то в пользу жертв японских событий.

Скажите, пожалуйста, как вы решали – вот соберете вы энную сумму и что с ней будет дальше, куда вы перечислите эти деньги.

Белов: Когда мы решили, что надо помочь как-то, что надо собрать деньги, то сразу вопрос встал – куда. Единственный, кто сейчас официально представляет Японии и осуществляет сбор средств в пользу пострадавших в Японии, это Красный крест. Соответственно, японский Красный крест – это сейчас единственная организация, которая принимает эти средства. На ее счет и будут переведены все собранные средства.

Монгайт: Интересный момент. После этих драматических событий в Японии, стране с процветающим современным искусством, вообще процветающей в культурном плане, что с ней будет происходить дальше. То есть будет ли это какой-то ренессанс, или наоборот будет стагнация и будет людям не до этого…

Белов: Понимаете, мне кажется нация, которая в момент беды сплотилась, не мародерствовала, работает до сих пор и поддерживает друг друга, реально велика и мощна, и с ней ничего не будет и с ее культурой. В то время когда у нас выводится капитал, у них приток капитала – компании возвращают деньги в страну чтобы поддержать страну. Или та замечательная фотография в интернете, когда две части дороги и одна волной идет относительно другой, и когда наши специалисты сказали. Что восстановить такое очень сложно, на это уйдут года, а японцы через полтора года за неделю это восстановили и сейчас пользуются как нормальной дорогой… То же самое и в искусстве – я не думаю, что это та нация, которая отчается, она, наоборот, я думаю, будет быстро восстанавливаться, рефлектировать и активно участвовать в мировом процессе.

Шахина: А в какую сторону это может направить вот этот вот арт-процесс?

Монгайт: Может ли она в принципе на него как-то повлиять. Например, война в Ираке заставила американское искусство еще очень долго рефлектировать на эту тему. Будет ли современное искусство в Японии как-то осмыслять потом эту историю?

Белов: Может быть частично и будет, но Япония такая страна, которая пережила столько всего, у нее многовековая история, такой богатый визуальный, эстетический, концептуальный язык, который не требует, мне кажется, подпитки на событиях. Которые, может быть, даже не столь значительны в масштабе их временной истории.

Монгайт: Очень интересно, что звезды японского современного искусства реагируют во вкусовом плане исключительно деликатно и тактично. Например, всем известный художник Такаси Мураками, у которого должна была открыться достаточно большая ретроспектива на родине, выложил все произведения с этой выставки в максимальном разрешении и качестве в Интернете, чтобы все те люди, которые естественно не смогут попасть на выставку, потому что ее просто не будет, смогут хоть как-то к проекту присоединиться. То есть жизнь не кончилась, если не смогли пойти на выставку – можете посмотреть ее в Интернете. И еще приятный момент – там есть Интернет, связь осталась.

Белов: Там были проблемы со связью, естественно, первые дни, когда коллапс был… У них все будет нормально – я в этом уверен, их просто надо поддержать в этой сложной ситуации, потому что никто не знает чем закончится с "Фукусимой".

Монгайт: А если вернуться к вкусовому вопросу. Когда вы решали как оформить ваши майки и значки. Как вы вычисляли баланс правильного? Какое вы ставили тз дизайнеру?

Белов: Дизайнер точно так же живой человек у нас. Все понимают, что это проблема, ощущение есть беды, отчаяния людей, которые хотят вырваться, хотят спать в тепле и пить горячий чай и не волноваться за свое будущее. То есть показать отчаяние и в то же время некоторую надежду, и твоя возможность пережить это в эмоциональном плане и помочь.

Монгайт: А вы хоть раз в жизни покупали, скажем, билет в музей, который стоит чуть дороже, чтобы помочь людям больным СПИДом?

Белов: Да, я купил и в Тейт карточку такую, и билет, всегда какие-то браслеты покупаю, потому что для меня это не критичная сумма потратить 100, 200, 300 рублей…

Монгайт: Сколько будет стоить майка "Помоги Японии"?

Белов: У нас ничего не продается. Ни значок ты не покупаешь – ты кладешь столько, сколько считаешь нужным денег.

Шахина: А каков нижний порог?

Белов: Давайте так: кто пожертвует тысячу – тому даем майку.

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.