«Инвестируя в российский рынок, вы инвестируете в настроения депутата Горелкина»: Андрей Мовчан о компромиссе «Яндекса» с государством

26 ноября, 19:01 Лев Пархоменко
562

В новом выпуске авторской программы на Дожде, Андрей Мовчан рассуждает о сделке «Яндекса» с российской властью, и о том, насколько эта практика может быть применима для иностранных IT-компаний. Сама эта идея не нова для Запада, а в России хирургический скальпель, необходимый для таких тонких операций, превращается в топор, считает эксперт. Ранее депутат Госдумы Антон Горелкин отозвал предложенный им законопроект, согласно которому доля иностранного владения «значимыми интернет-ресурсами» в России ограничивалась бы 20%. Это произошло после того, как «Яндекс» заключил сделку с государством и согласился поменять структуру управления компанией. 

Развивался сюжет с «Яндексом», который тоже сначала выглядел как совершенно какая-то безумная самострельная история с ограничением иностранных инвестиций вообще во всей фактически крупной IT-компании, означающая, в общем, какой-то конец этой отрасли в стране, из которой, кажется, удалось найти некий более или менее такой нормальный выход, устраивающий вроде и сам IT-бизнес, и «Яндекс», и депутата Горелкина, и, я так понимаю, даже администрацию президента, и президента Путина самого, который на днях буквально с акционерами «Яндекса» встречался и, видимо, остался доволен, судя по тому, что ничего мы после этой встречи не услышали.

Тем не менее это такая тоже некая новая конструкция для российского бизнеса, когда появляется некий ― прямо уже так и называется ― фонд общественных интересов, некая внешняя структура, представляющая некие мифические и не очень понятные общественные интересы, и начинает как-то участвовать в управлении частной компанией. С одной стороны, кажется, что это какое-то наше ноу-хау, с другой стороны, кажется, что что-то похожее мы видим и на Западе, движение в эту сторону, когда говорят об Amazon, Facebook, Google, что пора бы уже что-то с ними сделать, они уже слишком большие.

Все-таки мы здесь оказались, так сказать, впереди планеты всей или куда-то опять вбок ушли по какому-то своему особому пути?

Вы знаете, я не стал бы даже рассуждать на тему такой дилеммы, ушли или оказались впереди. У нас в России есть глубоко укоренившаяся традиция делать похоже, но плохо, да. Мы, как правило, делаем похоже, но, как правило, хуже, чем это делают в других местах. А когда в других местах делают плохо, то у нас получается вообще отчаянно обычно.

Идея демонополизации в широком смысле этого слова, защиты рынка, да, весь этот комплекс идей, когда государство приходит и рассказывает бизнесу, каким он должен быть, она же не новая. Вы помните, скажем, как Рокфеллера резали в свое время в Америке и так далее. Несмотря на то, что у государства, даже у американского, есть огромный track record of failures, послужной список неудач, когда все их вмешательства приводили к тому, что на самом деле становилось очень плохо, поскольку свойство бюрократа ― контролировать, они тем не менее пытаются это делать снова и снова. И эти банковские слияния, которые у них были, и too big to fail, и их нововведения, связанные с попытками судить крупных игроков IT-рынка и хайтека, и усиление контроля и так далее. Там очень много всего, все это очень сильно противоречиво. Где-то это работает, где-то это не работает сразу, где-то потом.

Другие выпуски
Популярное у подписчиков Дождя за неделю