Как нападали на правозащитников в Чечне. Хронология событий

Монгайт. Вечернее шоу
4 июня 2015
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Анна Монгайт
Теги:
Чечня

Комментарии

Скрыть

Комитет против пыток сам спровоцировал погром своего офиса в Грозном ради получения американских грантов — таково мнение главы Чечни Рамзана Кадырова о штурме здания, где располагались правозащитники.  Сегодня утром неизвестные люди в масках захватили и разгромили офис комитета, сами сотрудники сбежали через окно. Кто и за что охотится на комитет против пыток? почему на него нападают уже во второй раз за полгода, расскажет Петр Рузавин.

Ситуацию прокомментировали также сотрудник мобильной группы Комитета против пыток Альберт Кузнецов и депутат Госдумы от Чечни Шамсаил Саралиев.

Монгайт: Расскажите, пожалуйста, кто, на ваш взгляд, организовал этот погром, кто были те люди, которые громили ваш офис?

Кузнецов: Мы, к сожалению, не можем сказать точно, кто были эти люди, поскольку они были в масках, лиц их не было видно. Это были какие-то молодые люди, первое, что они сделали, это как раз камеры все у нас сорвали. То, что мы их спровоцировали – это совершенно не так, поскольку в момент, когда они начали штурмовать офис, я тогда увидел, что у них написано на плакатах. Я взял образец заявления, чтобы спуститься к ним и сказать, что у нас нет заявления, и мы готовы работать по заявлению, если они его напишут. У нас сразу была позиция, что мы готовы принять это заявление, готовы по нему работать, но к нам никто не обращается, поэтому эти обвинения выглядят крайне абсурдно. В момент, когда я уже собирался выйти из офиса, я офис так и не покинул, когда я начал открывать дверь, в дверь начали раздаваться стуки кувалды, как мне показалось, с обратной стороны. Мы, соответственно, начали звонить по номеру дежурной части. Там никто не брал трубку. Какое-то время мы находились в офисе, пытались как-то разрядить обстановку. То есть я пытался договориться из-за двери, чтобы они прекратили, чтобы мы могли пообщаться, но там был очень громкий крик снаружи, я думаю, они меня даже не слышали. Через какое-то время мы решили покинуть офис через окно. Собственно, вышли через окно, когда я спустился, я увидел, что за этой картиной просто безмолвно и безэмоционально наблюдал стоящий у нас под окнами сотрудник полиции, я к нему подошел, попросил пресечь инцидент, который происходит у нас на входе в офис и в квартиру, он абсолютно безэмоционально на меня посмотрел, никакой реакции от него не последовало. Через какое-то время я помог спуститься нашему сотруднику, и когда я обернулся, чтобы вернуться к этому полицейскому, то его уже не было. То есть, как мне показалось, он просто отошел куда-то, чтобы я его не видел.

Монгайт: Вы сейчас находитесь в безопасности? Вы выбрались за пределы Чечни. Вообще насколько вы боитесь за свою безопасность теперь?

Кузнецов: Есть определенные опасения, но, тем не менее, очень такой субъективный вопрос, на самом деле. Опасения есть. Больше я эту тему не раскрою, наверное.

Монгайт: Теперь с нами на связи депутат Госдумы от Чечни Шамсаил Саралиев, которому мы хотели бы адресовать фактически те же вопросы. На ваш взгляд, Шамсаил, кто эти люди, которые сегодня напали на «Комитет против пыток»? например, глава республики господин Кадыров утверждает, что это сами сотрудники разгромили свой офис, чтобы получить новые американские гранты.

Саралиев: Сегодня, как вы знаете, было мероприятие запланировано журналистами как раз-таки против информационных нападок, которые происходят, особенно с декабря прошлого года, на Чеченскую республику, на руководство. Жители и родственники Джамбулата Дадаева приехали на это мероприятие. По нашей информации, один из представителей вот этого так называемого «Комитета против пыток», который непонятно, что делает в Чечне, их пригласили к себе туда в редакцию или в эту организацию, где они арендуют помещение, соответственно, они приехали, и когда задались вопросом, почему произошло убийство человека сотрудниками полиции, а мы по сей день считаем, что все это произошло при странных обстоятельствах, когда средь белого дня расстреливают человека, который не сопротивлялся, прям средь белого дня, среди людей расстреляли и убили человека.

Монгайт: Я попытаюсь еще раз сформулировать вопрос. Как на ваш взгляд, Шамсаил, кто же все-таки разгромил сегодня офис «Комитета против пыток»? Это были те люди, которые пришли на митинг? У нас есть видео, действительно, был погром, люди были с закрытыми лицами.

Саралиев: Ответа не получили.

Монгайт: То есть вы тоже этого не знаете, да?

Саралиев: Более 30 человек задержаны. По нашим данным, это родственники убитого Джамбулата Дадаева. Следствие устанавливает, кто это на самом деле. Я думаю, что было бы правильно адресовать этот вопрос самому следствию.

Монгайт: Сегодня в своем инстаграме глава Чечни написал, что офис «Комитета против пыток» разгромили сами сотрудники, которые надеются на дополнительный пиар и новые американские гранты. Что вы думаете по поводу этой позиции Рамзана Кадырова?

Саралиев: Речь идет, скорее всего, о том, что сами сотрудники «Комитета против пыток» спровоцировали эти действия с той целью, о которой говорит глава Чеченской республики. Еще один вопрос: мне непонятно, что делает, к примеру, в высокогорном селе в семье девушки Луизы Гойлабиевой Милашина. Второе: сегодня в стране, к сожалению, очень много резонансных преступлений прошло. По сводке МВД мы смотрели, я лично не поленился, посмотрел: в Санкт-Петербурге, к примеру, задержан насильник, который надругался над пятилетней девочкой и ее 10-летней сестрой. Почему не интересуют наших коллег именно эти проблемы? Здесь мы разберемся, безусловно. Вопрос поставлен очень жестко, следствие разберется, все соответствующие меры по поимке людей, которые это все организовали, я думаю, скоро все узнают. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.