Джен Псаки уходит. Интервью Дождю: об ошибках в географии, валдайской речи Путина и любимой русской книге

Эксклюзивное интервью Дождя с Джен Псаки.

Батанова: Какова была ваша реакция на речь Путина в Сочи? Она многим показалась довольно антиамериканской.

Псаки: Мы, конечно, видели эту речь. Стоит сказать, что у президента Путина своя версия фактов и своя версия истории, а у нас в США есть свои принципы. Мы верим, что Украина имеет право быть суверенным государством, украинский народ имеет право жить в суверенном государстве. И это принципы, которые мы должны отстаивать по всему миру. Это не значит, что мы не хотим сотрудничать с Россией, мы и сейчас работаем с Россией по целому ряду направлений изо дня в день.

Батанова: Как вы думаете, Путин обращался к Бараку Обаме или к внутрироссийской аудитории?

Псаки: Я думаю, эта речь была адресована к российской аудитории. У всех, конечно, есть своя целевая аудитория, это, правда, не значит, что у вас может быть своя версия фактов, и это не меняет того, что мы работаем с Россией по иранскому вопросу, по уничтожению ядерного оружия и по другим.

Батанова: Что американцы думают о Путине и о России или они не думают об этом вообще?

Псаки: Я думаю, российский народ должен знать, какую любовь и уважение мы испытываем к русской истории, балету, книгам, литературе. Американцы наслаждаются вашей культурой каждый день. Что касается того, что американцы думают о так называемом конфликте между нами, я не знаю, сколько американцев думает об этом ежедневно. Это хороший вопрос, вам лучше поговорить с простыми американцами.

Батанова: Вы знаете, что вы – невероятно популярный персонаж? Не знаю, в чем причина этого, возможно, в пропаганде, а, может, в ваших ошибках, простите, но я должна сказать это, в географических ошибках. Вы говорили, что Астрахань граничит с Украиной, что в Ростовской области есть горы. Скажите, вы это нарочно делаете или, правда, совсем не знаете географии?

Псаки: Я так рада, что у меня есть возможность поговорить об этом. Я должна сказать, что есть очень много заявлений, которые я никогда не делала. Они фальшивые, они созданы российской пропагандистской машиной. Но с другой стороны — я тоже человек, иногда нам всем хочется, чтобы мы сказали что-то иначе, более ясно. Но я никогда, конечно, не говорила про эти горы. Это заявление – выдумка. Моя работа – говорить от имени американского правительства и внешнеполитического ведомства. Я делаю это часами, я провожу брифинги каждый день, я даю интервью почти каждый день. Знаете, это так здорово, что у нас в Америке свободная пресса, у нас возможны дискуссии. Любой журналист может позвонить мне в любой момент и задать любой вопрос, какой вопрос ему захочется, о том, что происходит в любой части света. Это заставляет иногда немного напрячься, но в целом это просто дар Божий.

Батанова: Вы были в России и хотели бы поехать, если вдруг не были?

Псаки: Да, ездила вместе с Джоном Керри в апреле 2013 года. Был прекрасный визит. Он встречался с Путиным, с Лавровым. Я присутствовала на их совместном ужине. Я уже не помню, это было в полночь или даже в час ночи, они поднимали бокалы за будущее наших отношений, и было некое взаимопонимание. Я думаю, Керри прекрасно это понимает, есть свои спуски и подъемы, но когда речь заходит о важнейших мировых проблемах, мы должны прорабатывать все наши противоречия и работать по тем направлениям, где мы согласны.

Батанова: Знаете ли вы русскую литературу, может, у вас есть любимая русская книга?

Псаки: «Анна Каренина» - одна из моих любимых книг. Я прочитала ее пару лет назад, когда была в Южной Африке. Прекрасный пример не только литературы, но и отражение культуры и российской истории. Это то, что всегда очень нравится американцам. И русские люди должны знать это.

Батанова: Многие люди обсуждают ваши фразы, ваши ошибки, их часто показывают по телевизору. Что бы вы сказали этим людям, российским журналистам, в первую очередь?

Псаки: Хороший вопрос и отличная возможность. Я знаю, что я, как пресс-секретарь, очень много говорю про Украину, о нашей приверженности суверенитета Украины, о правах украинцев, это значит, что я иногда становлюсь мишенью для тех, кому не нравится наша позиция – позиция США. Очевидно, вокруг меня очень много дезинформации. Но я толстокожая, с моей работой любой был бы толстокожим. Надо стоять на своем, отстаивать права человека и свободу слова. Это даже почетно. Я даже счастлива быть мишенью для таких неаккуратных атак.

Батанова: У вас такая сложная работа, вам удается поспать? Вам все время приходиться менять часовые пояса, летать по всему миру

Псаки: Не приходится много спать, но это касается любого, кто ездит с министрами иностранных дел, с господином Лавровым в том числе. Приходится много летать по свету. Я думаю, что это невероятная возможность прикоснуться к истории. Я путешествую с очень амбициозным министром, это очень интересно. Посплю как-нибудь потом.

Батанова: А какая у вас конечная карьерная цель?

Псаки: Муж хотел бы, наверное, чтобы я больше времени проводила в США, но я не знаю, что я буду делать в будущем. Это честь и удовольствие то, что я работаю в правительстве уже 6 лет.

Батанова: Можете ли вы сказать, что Украина – это приоритет №1 в американской внешней политике?

Псаки: Абсолютно, одна из главных тем, с которой мы работаем каждый день. Это касается не только Украины, это касается права любой страны на уважение ее суверенитета. Это ценность. Так что это не про конкретную страну, но мы много внимания уделяем и другим проблемам: ИГИЛ, иранская проблема. По этим проблемам мы работаем с Россией, даже несмотря на наши разногласия по Украине. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Присоединяйся к 70 867 подписчикам Дождя
Оформи подписку