Жуков о строительстве госкапитализма

Деньги
17 июня 2011
Поддержать программу
Поделиться
Ведущие:
Игорь Иванов

Комментарии

Скрыть

В специальном выпуске программы ДЕНЬГИ беседуем с вице-премьером Александром Жуковым. Включение с Петербургского международного экономического форума.  

Иванов: Александр Дмитриевич, означает ли заявление Дмитрия Медведева о создании  Московского федерального округа просто расширение границ Москвы или поглощение целиком Московской области?

Жуков: Мне трудно ответить на этот вопрос. Я думаю, что более подробное решение по этому поводу еще предстоит сделать, но то, что расширение будет – это очевидно. Есть различные проекты расширения в полном объеме или, скажем, передачи каких-то частей Московской области близлежащим регионам – здесь возможны разные решения.

Иванов: А правительство не анализировало, каким образом лучше это было бы сделать?

Жуков: Нет, правительство пока этим вопросом не занималось.

Иванов: Президент начал свою речь о преобразованиях в России с того, что сделал программное заявление, что мы не строим в России госкапитализм, а отказываемся от ручного управления. Скажите, Александр Дмитриевич, как это понимать – это смена курса, это смена парадигмы, и насколько радикальны будут эти изменения?

Жуков: На самом деле в России никто, никогда не заявлял, что мы строим госкапитализм. Просто речь идет о том, чтобы, во-первых, уменьшить долю государственной собственности, поскольку несмотря на то, что процесс приватизации у нас уже на протяжении последних 20 лет идет, все-таки доля государственной собственности по-прежнему велика, и госрегулирование остается достаточно жестким. Президент сказал, что, наверное, было правильно, что после некоторой неразберихе, которая была в 90-ые годы, государственное регулирование было несколько усилено, но сейчас настал период, когда нужно дать большую свободу бизнесу и приватизировать некоторые большие активы, которые находятся в руках государства. И главное, что большая часть земли в России по-прежнему принадлежит государству.

Иванов: Если говорить о компаниях, которые могут быть выставлены на продажу, Дмитрий Медведев, по сути, в своей речи дал поручение правительству до 1 августа расширить программу приватизации. Можно ли сейчас говорить о компаниях, доля в которых может быть сокращена ниже контроля или даже ниже 25%, о чем говорил Дмитрий Медведев?

Жуков: У нас утверждена достаточно масштабная программа приватизации, которая включает в себя и крупнейшие естественные монополии и крупнейшие банки. Здесь речь может идти о приближении сроков продажи пакетов, и в некоторых случаях продажи даже контрольных пакетов крупнейших компаний. Хотя, президент все-таки оговорился о том, что в наиболее важных естественных монополиях и тех, кто связан с обороной или инфраструктурой, то там решения нужно принимать аккуратно и взвешенно.

Иванов: А все остальные могут быть проданы и государство может избавляться от контроля? Например, много разговоров о том, что в Сбербанке следует сохранять контроль.

Жуков: По Сбербанку, те решения, которые сейчас уже предлагаются, они достаточно радикальные. Хотя, конечно, люди в нашей стране привыкли воспринимать вклады в Сбербанке, как полностью гарантированные государством, как то, что это самый надежный банк. Поэтому, наверное, государству полностью уходить из Сбербанка не следует.

Иванов: Возможно, самый болезненный момент для госслужащих – это введение персональной ответственности, в частности, полной финансовой персональной ответственности за те решения, которые повлекли ущерб граждан, которые что-то отсудят у Российской Федерации. Насколько это действительно тяжело будет воспринято в госаппарате?

Жуков: Чиновники, безусловно, должны отвечать за те решения, которые они принимают. Другое дело, что всегда нужно различать ошибки экономического плана и какие-то сознательные действия, которые наносят ущерб гражданам, а в конечном итоге, потом ложатся на государство. Здесь тонкая грань существует. Нельзя передавить чиновника, который за достаточно скромную зарплату должен принимать ответственные решения.

Иванов: То есть, есть ошибки, совершенные случайно, а есть ошибки, совершенные намеренно, и одно от другого нужно отделять?

Жуков: Безусловно.

Иванов: И в этом, вероятно, должны помочь суды, которые, по словам Дмитрия Медведева, должны стать более независимыми, и президент предлагает ввести специализацию судей о чем много говорили участники разного рода экономических разбирательств.

Жуков: Как раз президент сказал, что есть предложение о том, чтобы сделать  некие специальные суды для иностранных инвесторов, которые бы судили по справедливости, и он сказал, что это неправильный подход. Не может быть справедливых судов для иностранных судов для иностранных инвесторов и несправедливых для российских. Все суды должны быть едиными, но, безусловно, судебная система должна быть существенно усовершенствована. У нас есть специализация судов, у нас есть арбитражные суды, которые занимаются экономическими вопросами. Конечно, квалификация и специализация судей чрезвычайно важна.

Иванов: Отстранение чиновников по материалам оперативно-розыскной деятельности – насколько эта мера может быть реализована сейчас? Насколько готова к этому и государственная машина и общество?

Жуков: То, что у нас часто бывает несовпадение материального положения чиновника с его официальными доходами, то это ни для кого не секрет в нашем обществе. Другое дело, что предъявляя какие-то претензии человеку, нужно всегда иметь серьезные доказательства. Я думаю, что неспроста президент оговорился о том, что любое решение в связи с имеющейся оперативной информацией может быть оспорено в суде. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.