Максим Буев, декан факультета экономики ЕУСПБ: «Американцы нанимают в ЦРУ людей, которые про Россию не знают ничего»

Деньги
13 мая 2014
Поддержать программу
Поделиться

Комментарии

Скрыть

Главный редактор Slon.ru Андрей Горянов обсудил рецессию российской экономики с деканом факультета экономики Европейского университета в Санкт-Петербурге Максимом Буевым.

Горянов: У нас сегодня пришла свежая новость. Оказывается, что наша экономика уже в рецессии, об этом сказал министр эконмического развития Улюкаев. То есть отрицательный рост два квартала. Что ждет дальше?

Буев: На самом деле то, что отрицательный рост всего лишь два квартала, это не так страшно. На мой взгляд, то, как мы прошли 2008, 2009 год, когда мы прыгнули в минус 9 и потом отскочили, и достаточно успешно, показывает, что российская экономика даже в том состоянии, в котором она сейчас, она достаточно способна выходить из такой ситуации.

Горянов: То есть все хорошо, нечего волноваться?

Буев: Я бы не сказал, что все хорошо. Безусловно, не все хорошо, но этот кризис необязательно вызван санкциями недавними. Это долгоиграющая тема, которую в принципе все ожидали, так или иначе, еще с середины прошлого года. Посмотрим, что будет дальше. Я думаю, что ситуация будет чуть-чуть ухудшаться.

Горянов: А если санкции будут только увеличиваться, например, мы перейдем к третьей фазе санкций, уже конкретно к секторам экономики?

Буев: Во-первых, я не верю в то, что санкции будут увеличиваться по одной простой причине – потому что сейчас тот разговор о санкциях, который идет в европейской встрече сейчас, он сводится к тому, что европейцы не могут пока решить, когда санкции применять. То есть, не к каким секторам, а когда их применять. Во-вторых, если американцы могут однозначно сказать, что давайте применим к России санкции, то Европа не настолько однозначна. Говорят, что немецкие бизнесмены всячески пытаются найти повод, чтобы санкции не применять, вплоть до того, что, допустим, Путин делает заявление о том, что не надо проводить референдум о независимости Восточной Украины, а немцы сразу на это реагируют, что вот давайте, смотрите, Россия меняет курс. Немцы очень чувствительны к таким заявлениям.

Горянов: Но Америка будет давить.

Буев: Америка будет давить. Но, на мой взгляд, Америка давит, в частности, для того, чтобы спасти свое лицо во всем этом конфликте, свой прокол дипломатический.

Горянов: А в чем дипломатический прокол, вроде бы, наоборот, кажется, что они наказывают Россию за неправильные действия?

Буев: Есть замечательное мнение Анатолия Калецкого, журналиста, экономиста, который пишет для «Рейтера», в том числе он директор Института нового экономического мышления, созданный Соросом после кризиса. Он говорит, что американцы с помощью этих санкций и идеи применения экономических санкций к России в некоем политическом конфликте все, что они сделали, они навесили некий ярлык с ценой, что можно делать, что нельзя делать. Что на самом деле провоцирует массовые реакции, скажем, от Израиля, от присоединения арабских территорий либо от Китая в присоединении островов в проливе с Тайванем.

Горянов: То есть вопрос – это объявление цены?

Буев: Именно.

Горянов: Условно говоря, вот у меня есть миллион долларов, и я могу забрать любую территорию, и мне абсолютно неважно, что скажет на международной арене?

Буев: Именно. Фактически, таким образом, американцы показали, что они не хотят проводить сколько-нибудь действенную дипломатию. Это вопрос дипломатический, который нужно было отрегулировать. Допустим, Роберт Скидельски, который записал  замечательную и самую известную биографию Кейнса, он всю ситуацию, которая происходит в Европе и в мире, он говорит, что на самом деле все западные страны болтаются между паранойей и морализмом по отношению к России. То есть они следуют какому-то определенному образу мысли, который был во время «холодной войны», который достаточно неконструктивен. Россия предлагает какие-то решения, возможно, достаточно циничные для западного образа мышления, американцы – не европейцы и они даже не хотят их обсуждать. И в этом проблема.

Горянов: А как так вышло? Американская дипломатия, американские спецслужбы всегда были довольно сильны.

Буев: Да. Я учился в Англии, у меня до сих пор остались тесные связи с Оксфордским университетом, я там был буквально две недели назад, и мне рассказали очень интересную историю. Сейчас, есть такая позиция visiting professor, там intelligence studies – это вроде как наука о безопасности, работает Майкл Хейден. Он был директором ЦРУ, Национального агентства по безопасности в 2006-2009 году, то есть под конец правления Буша.  В феврале этого года Майкл Хейден собрал оксфордских студентов на лекцию, которая называлась «Мое государство, мое правительство и я». Там он сказал, что уже с начала 2000-х годов, когда американцы перестали чувствовать такую острую угрозу, эхо «холодной войны» затихло, перестали чувствовать угрозу со стороны России, они бросили все усилия на арабский фронт, грубо говоря.

Горянов: То есть они подумали, что Россия совсем не геополитический противник, поэтому нужно списать?

Буев: Именно. К чему это привело – что американцы стали нанимать в разведотдел ЦРУ людей, которые про Россию не знают практически ничего. В том числе Майкл Хейден сделал заявление, что на самом деле сейчас американцы испытывают явную проблему, они ищут людей, которые хоть что-то бы объяснили, что происходит в Украине.

Горянов: Там есть Кондолиза Райс, в конце концов, Макфол, в общем, есть специалисты по России.

Буев: Безусловно, у них есть идеологи, типа того же Макфола, умные люди, но которые придерживаются какого-то одного образа мыслей. Они говорят, что надо делать так, а не так. Это то, что говорит Скидельски, что они болтаются между паранойей и морализмом, они читают России морали. Нет людей, которые могут отвлечься от ситуации и посмотреть на определенный конфликт, сказать, какой будет действенный метод для разрешения, что было во многих случаях с Советским союзом между американцами, то же разрешение карибского кризиса.

И здесь проблема в том для нас и вообще для бизнеса российского и российской экономики в том, что весь бизнес и на Западе, и здесь в состоянии неопределенности. То есть у всех такое большое облачко над головой со знаком вопроса – «А что происходит?». На Западе говорят одно – против России, вспыли все скелеты «холодной войны», у нас тоже скелеты повываливались из шкафа. В такой ситуации никто не хочет ни делать никаких инвестиций, ни продвигать никакой бизнес. Сегодня я разговаривал с ЦФРом, они проводят регулярный опрос настроений в обществе, уровень уверенности в экономике. Они ежеквартальный делают отчет. После первого квартала они решили, что они это делать не будут, потому что это незачем делать, потому что бизнес стоит просто.

Горянов: Ровно то же самое недавно сделал «Рейтер» - опрос о развивающихся экономиках, и все инвесторы сказали, что среди развивающихся экономик  Россия на последнем месте.

Буев: Безусловно, весь этот кризис в Украине не добавил уверенности. Сейчас вся волна, риторика, которая идет на Западе, в каком-то смысле, на мой взгляд, даже необоснованная, но, безусловно, она понизила Россию.

Горянов: Хорошо. А есть ли выход? Например, Китай, мы уже много раз объявили, что в случае жестких санкций мы порвем экономические связи, если не порвем, то хотя бы оставим их на предельно допустимом уровне, и вообще перенаправим свою экономику в Китай. Там будем закупать свои продукты и поставлять те же самые углеводороды. Вот это вообще возможно или нет?

Буев: Потенциально это, безусловно, возможно. Есть такой замечательный интернет-портал, он называется ZeroHedge, таких трейдеров альтернативных, которые комментируют экономическую политику. Они руководствуются не слухами, а инсайдерской информацией. Они говорят, что где-то с конца марта в деловых кругах российских и китайских идет серьезное обсуждение о том, чтобы понизить неформальные барьеры для китайских инвестиций и капитала в Россию. В частности, в определенные отрасли, включая энергетику, но при этом будут сохранены барьеры, связанные с ценными металлами, с хай-теком, но разговоры эти уже запущены. Если на сейчас отрежут, наверняка в каком-то смысле уже отрезали от рынков капитала западных, Китай может нам помочь, потому что Китай – это закрытый рынок, где капитал фактически перегревается внутри, для него нужен выход, они это сами понимают. Россия для них может быть таким Эльдорадо, но…

Горянов: Бизнесмены не выучили английский, теперь им нужно учить китайский.

Буев: Именно, вот в этом замечательная аналогия, что за 25 лет после Советского союза мы не смогли выучить английский язык, чтобы нормально вести бизнес с Западом. Сейчас нам нужно учить китайский и плюс принципы конфуцианства, чтобы вести нормальный диалог с Китаем. В это я, честно говоря, не верю. Но как альтернатива, как способ диверсифицировать экономику это хороший вариант для России. На самом деле все будет зависеть от визита нашего президента в Китай, в Шанхай 20-21 мая. Там будут подписаны определенные экономические соглашения в энергетической и, если не ошибаюсь, в финансовых сферах. Результат первого визита после кризиса много на самом деле покажет.

Горянов: А вы верите в третий этап жестких санкций в сфере экономики? Или на Западе кто-нибудь верит в них или нет, или это пугалки?

Буев: Это пугалки, безусловно, потому что если мы говорим о Европе, начинают говорить, как сейчас последняя самая информация, что обсуждаются возможности ограничения экспорта в Россию определенных технологий, которые используются в энергетической отрасли. Что это означает? Текущие подписанные контракты уже не будут задействованы, в будущем это обозначает спад поставок нефти и газа, скажем, в Европу. В Европе есть Словакия и Болгария, которые полностью зависят от российского газа, им это не нравится. Есть Италия и Германия, которые экспортируют технологии, им это тоже не нравится.

Горянов: Вы верите в очень негативный сценарий, скажем, перемещения России в совсем уже загнивающую экономику?

Буев: Я думаю, что самый плохой сценарий, который может нас ожидать, - это усиление госкапитализма в полномасштабном варианте, когда будет введен прогрессивный подоходный налог и будет увеличена роль госкорпораций по распределению ресурсов и по развитию определенных отраслей. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.