Игорь Николаев, ФБК: рост рубля обманчив – чем больше укрепимся сейчас, тем больше упадем потом

Деньги
23 декабря 2014
Поддержать программу
Поделиться
Часть 1 (15:44)
Часть 2 (18:55)

Комментарии

Скрыть

Игорь Николаев, директор Института стратегического анализа ФБК в гостях у Льва Пархоменко. Говорили о том, когда цены на нефть достигнут дна, почему кризис не закончится в 2015 году и его не получится «проскочить», как в 2008, и почему этот кризис напоминает фильм «Армагеддон».

Пархоменко: Сегодня продолжается невероятное победное шествие рубля к старым высотам, доллар уже 54.40, евро – 66, 50. В последние дни на прошлой неделе мы тоже видели очень большое укрепление. При этом нефть сегодня, скорее, падает, чем растет, тоже довольно волатильно, тем не менее, такого тренда на рост, который был в конце прошлой недели, его сегодня нет. Можем ли мы говорить, что это укрепление рубля может быть несколько обманчиво и не стоит нам так ему радоваться, как хотелось бы?

Николаев: Всегда надо смотреть, во всяком случае, мы стараемся смотреть на фундаментальные причины. С точки зрения фундаментальных факторов, фундаментальных причин ничего не изменилось, ровным счетом ничего. Наоборот, я думаю, что зря уж так совсем быстро укрепляют рубль, потому что мы продолжаем раскачивать эти валютные качели. И чем больше укрепим сейчас, тем больше он опять ослабнет, отскочит. С точки зрения фундаментальных факторов, цена на нефть еще не достигла своего дна, если достигнет, она останется на низком уровне. Этот фактор останется. Российская экономика слабая, она уходит в рецессию. Этот фактор останется в ближайшем будущем. Санкции, наконец, никто не отменит.

Пархоменко: По крайней мере, то, что мы видим в обменниках, там такого укрепления рубля нет, мы видим некий разрыв между тем, что происходит на бирже, и тем, что происходит в реальной жизни. На бирже курс укрепляется, при этом банки по-прежнему не стремятся расставаться с валютой для населения, что называется. Чем чреват этот разрыв, когда реальный курс, уличный, скажем так, начинает сильно отличаться от биржевого?

Николаев: Как таковой ничем не чреват. Он просто лишний раз доказывает то, о чем я говорил, что это все пока еще не смена тенденции, тенденцию определяют фундаментальные факторы. Я их назвал, они остаются прежними. Более того, не надо уж так сильно укреплять сейчас рубль. Мы раскачиваем эти качели. Поэтому этот разрыв, о чем вы говорили, он говорит только о том, что все достаточно скоро или через непродолжительный период времени вернется к тому, что и определяет тенденцию, то есть к ослаблению рубля. Это не будет столь стремительное ослабление, как мы наблюдали последние недели, тем не менее, рубль в перспективе в 2015 году будет ослабевать.

Пархоменко: Можем ли мы говорить, что сейчас он просто отбивает этот перелет, который мы видели в начале прошлой недели? И ЦБ такие оценки давал, и даже частные банки, в частности «Альфа-банк», что при цене нефти в районе 60 долларов равновесный курс – около 55. Вот сейчас как раз 54,5 мы и видим. Мы просто вернулись к некой норме и дальше в ней примерно будем находиться.

Николаев: Я думаю, что у нас был, безусловно, перелет с точки зрения ослабления рубля, но это уже сейчас недолет. Я думаю, что в районе 60 - 65 – вот то, что примерно является равновесным курсом. Но я всегда такой точки зрения придерживаюсь, когда говорят: недооценен, переоценен, вот сколько дают за него сейчас, столько он и стоит. И не надо ничего выдумывать. Надо смотреть на фундаментальные факторы и понимать, чем предопределено то, что сейчас происходит. Оно предопределено тем, что наконец-то появился комплекс мер по поддержке банковской системы, финансовой системы в целом, ну и поговорили с экспортерами, как известно, такое ручное управление, это тоже возымело действия. Насколько хватит, сколько будет продолжаться этот недолет, мы увидим. Я уверен, что непродолжительный период времени, к сожалению, потому что, к сожалению, фундаментальные факторы пока неблагоприятные для рубля.

Пархоменко: Когда этот эффект закончится, скажем, разговор с экспортерами, о котором говорил Владимир Путин на пресс-конференции, как он звонил своему приятелю, как он сказал, так побеседовал с ним по-дружески. Увидим ли мы такой же стремительный рост или все-таки мы можем надеяться на какую-то стабилизацию у какого бы то ни было уровня, мы сейчас не говорим, о каком именно, что все-таки рынок, не долетев, потом перелетев, в результате этих колебаний найдет более-менее какую-то золотую середину?

Николаев: Найдет ту самую точку, куда надо попасть, и там оставаться.

Пархоменко: Ну да.

Николаев: Нет, такого не получится. Цены на нефть, конечно, перестанут падать, я думаю, в ближайшем будущем, в обозримом будущем, это буквально пара-тройка месяцев максимум. По нашей оценке, где-то в районе 50-60 долларов за баррель. Казалось бы, ну и все, рубль найдет себя как раз, если нефть перестанет в цене снижаться, но проблема в том, что этот уровень – 50-60 долларов за баррель, да даже чуть выше – это критичный уровень для российской экономики. И в этом, кстати, ситуация сегодняшнего дня отличается от ситуации 2008-2009 годов.

Нас не устраивает сейчас ситуация, если просто перестанут падать цены на нефть. Они перестанут, но все равно низкие цены, а это значит, что это будет понижательно действовать для российской валюты, для российской экономики. Экономика будет все больше уходить в рецессию, поэтому пока не видно той точки, где зафиксируется рубль, к сожалению. Он будет не так стремительно, не так волатильно, как было в последние недели, но постепенно ослабевать.

Пархоменко: Сегодня свой прогноз дал Алексей Кудрин, бывший министр финансов, который сказал, что даже 80 долларов за баррель нам уже не хватит. По его оценкам, это будет означать падение экономики при росте цен до 80 долларов на два и более процента. Если останется нынешний уровень, то есть около 60 долларов, то это 4-5% снижения ВВП. С другой стороны, это примерно тот же стрессовый сценарий, о котором ЦБ говорил еще в середине осени.

Николаев: Я должен сказать, что это практически тот же сценарий, о чем мы говорили, но еще в сентябре месяце, 2-4%. Давайте по справедливости, а то ЦБ, Алексей Кудрин сегодня. А в сентябре мы об этом сказали.

Пархоменко: Можем ли мы говорить, что тот шок и паника, наверное, которые мы видели в последний месяц, они еще боле усугубили, ухудшили наши ожидания от будущего года. Если бы мы более мягче проходили падение цен на нефть, не в такой истеричной обстановке, может быть, без санкций, то все-таки падение было бы не таким сильным?

Николаев: Падение было бы таким. Падение цен на нефть до этих уровней предопределяется не санкциями…

Пархоменко: Я имею в виду падение российской экономики. Будущая наша рецессия была бы не такая глубокая, чем ее мы ожидаем сейчас.

Николаев: Мы не знаем еще. Мы говорим о 2015 годе, но в 2015 году все не закончится. В этом-то проблема. Поэтому насколько это будет глубокая рецессия, это мы увидим в 2016, я думаю, даже в 2017 году. Этот кризис – это кризис среднесрочного периода. Санкции, безусловно, сыграли свою роль. Мы бы на самом деле без всяких санкций ушли бы в рецессию. Достаточно посмотреть на темпы развития российской экономики, начиная с 2010 года, они неуклонно снижались, и по итогам первого полугодия этого года мы имели прирост ВВП всего лишь 0,8% в годовом измерении, по итогам первого полугодия 2014 года, еще не было никаких санкций фактически.

Пархоменко: Персональные только.

Николаев: Ну они не оказали, секторальные только с августа. Не было падения цен на нефть. Мы помним, в июне-месяце это было около 114, тем не менее, уже практически экономика не росла. Поэтому мы бы все равно ушли в рецессию. Когда наступило и падение цены на нефть, и санкции, безусловно, этот уход стал более интенсивным, более истеричным, как вы сказали, можно так сказать. Применительно к российской валюте это действительно истеричность рубля такую мы наблюдали. Вот этой истеричности больше не будет, спокойненько будет отскакивать.

Пархоменко: От того не сильно легче. Если говорить о будущем годе, я хотел бы процитировать заметку в «Газете.ру», которая вышла в пятницу. Все началось с того, что Андрей Белоусов, помощник президента по экономике, заявил о том, что есть некий план, правда, скорее, он говорил о плане того, что делать с курсом рубля, если будет ситуация ухудшаться, если нефть упадет на 50, 40 и дальше. «Безусловно, правительство будет еще принимать меры. Сейчас есть план. Я его не хочу озвучивать», - сказал Белоусов, и тут же источник «Газеты.ру» в правительстве продолжает эту мысль: «План есть. Но на самом деле он никакой не новый, его приняли еще в 2008 году, он же и взят за основу». То есть, по сути, предлагается взять те же меры.

Тем не менее, опять же по данным «Газеты.ру», дано задание профильным ведомствам как-то их актуализировать, что называется, подправить, подкрутить, тем не менее, набор мер пока, по крайней мере, предполагается тот же самый. При этом многие говорят, и вы в том числе, что кризис несколько другой, чем мы видели в 2008-2009 году по многим показателям. Хотя когда вступали в 2008-2009 год, тоже вряд ли рассчитывали на то, что через год выйдем на рост, скажем так, легко отделаемся в некотором роде. Тогда тоже все закладывали на более длинную перспективу, какую-то катастрофическую. Тем не менее, как случилось, так и случилось, в общем, случилось хорошо, насколько это возможно. Как вы считаете, насколько сейчас … Давайте по отраслям, по секторам. В каких секторах мы можем использовать опыт 2008-2009 года, а в каких он не применим или сильно придется его изменить, если мы берем банки, например?

Николаев: Если мы берем банки, и сейчас опыт последних дней показывает, мы можем небезуспешно использовать опыт 2008 года. Сейчас же принято решение, что 1 триллион рублей мы выделяем из федерального бюджета, из-за этого бюджет 2014 года становится, он был профицитным, а так существенно дефицитный, дефицит 0,8-0,9% ВВП резко за счет этого. Естественно, это благотворно подействует, кто бы думал иначе, на то, что сейчас происходит в финансовой сфере, так же примерно поступали и в 2008-2009 годах: давали огромные деньги на докапитализацию, кроме того…

Пархоменко: Около 900 миллиардов рублей, если я не ошибаюсь.

Николаев: Да, но если все посчитать, насколько я помню оценки Агентства по страхованию вкладов, по-моему, до 1,5 триллионов рублей получили банки. Сейчас уже 1 триллион из федерального бюджета, чуть больше, чем 400 миллиардов рублей из Фонда национального благосостояния, как известно. И это еще далеко не все, что могут получить банки. Успокоили эти меры сейчас? Очевидно, мы видим, что происходит с рублем, он укрепляется в значительной степени на фоне таких новостей, но основные проблемы потом.

Вот тогда этого хватило, и разворот произошел уже с февраля 2009 года, и все быстро восстановилось. Сейчас, как я уже говорил, основные фундаментальные факторы негативные для российской экономики, для российской валюты сохраняются. Кризис 2008 года – это был кризис с точки зрения спроса. Действительно в финансах все нарушилось, ипотечный кризис и спрос на ту же нефть резко упал. Сейчас кризис с точки зрения предложения. Тогда резко упал спрос, цены на нефть снизились. Сейчас выросло предложение, сланцевая революция в США, а это быстро так не исправится, как 5 лет назад. Все, другая структура мирового энергетического рынка. Цены на нефть на продолжительный период останутся низкими, для российской экономики это критично.

Отсюда вывод – нельзя полагаться только на те меры, которые были использованы тогда. Там и по природе другой был кризис, и по продолжительности. И меня удивляет такое спокойное отношение: а у нас все планы есть, мы сейчас бабахнем, как тогда. Кстати, сейчас может появиться иллюзия у принимающих решение: ну смотрите, рубль как укрепляется, опять работает. Это иллюзия. Через непродолжительный период времени станет понятно, что и тенденция, о чем мы говорили, снижение курса рубля сохранится, а экономика будет показывать по самым разным отраслям все более-более низкие показатели. Экономика в полномасштабной рецессии будет в 2015 году. 

Уже подписчик?
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.