Давид Якобашвили о форуме и бизнесе

Деньги
16 июня 2011
Поддержать программу
Ведущие:
Игорь Иванов

Комментарии

Скрыть
Специальный выпуск программы ДЕНЬГИ с Санкт-Петербургского экономического форума. С Давидом Якобашвили, основателем компании "Вимм-Билль-Данн", говорим о партии "Правое дело", Народном фронте Владимира Путина, курсе рубля, торфяном бизнесе и, конечно же, о форуме.

Иванов: Бюро управления РСПП обсуждало вопрос вступления в Объединенный народный фронт, и как сообщают СМИ, вы не голосовали «за». Почему?

Якобашвили: Я думаю, что это чуть-чуть изменено. На самом деле было совсем по-другому. 18 мая было разослано письмо по поводу Народного фронта, и что из себя представляет Народный фронт и основные концепции данного Народного фронта. Дальше все прочли это письмо, никаких возражений не поступало. Это не было голосованием, это было просто письмо – акцептовать или не акцептовать, или есть какие-либо возражения. Потом это автоматически просто было принято. Каких-либо голосований, встреч, бесед по этому поводу не было. Из этого я говорю, что я не голосовал, но я, как и все остальные, возражений каких-либо не выдвигал, и это было принято.

Иванов: Вы входите в руководящие органы «Правого дела» - партии, которая, вероятно, на выборах будет конкурировать с «Единой Россией», которая поддерживает Объединенный народный фронт. В связи с этим вопрос – продолжите ли вы сотрудничать с «Правым делом» или же нет?

Якобашвили: Сама идея «Правого дела» мне близка в виду того, что там идея бизнеса, и Прохоров достаточно сам по себе светлый в этом плане парень и знает, что надо делать. Но я хочу сказать, что я был вписан в «Правое дело» с самого начала, когда партия была создана. Сейчас я буду там еще - не буду, я не могу сказать, потому что у меня каких-либо обсуждений по этому не было. Но в принципе сама позиция и политика партии меня совершенно не смущает, и мне она вполне подходит по моему менталитету.

Иванов: Вы вполне допускаете, что вы войдете в состав руководства обновленного «Правого дела»?

Якобашвили: Я не могу сказать «руководство». Опять-таки мою позицию тоже не могу сказать, потому что в данной ситуации у меня никаких обсуждений не было. И если я подойду партии, если все пойдет своим чередом, я не против и в рядах находиться партии, необязательно в руководстве. У меня никакой блажи по этому поводу нет.

Иванов: Сейчас один из самых главных вопрос для бизнеса, который активно обсуждают предприниматели с руководством страны – это ставка страховых взносов тех налогов, которые бизнес платит с зарплат. Вы поддерживаете одно или другое предложение из тех, которые обсуждают?

Якобашвили: С самого начала как глава РСПП, мы все поддерживали низкую ставку, чтобы бизнес не уходил в тень, и чтобы не было опять этих «серых» схем, и чтобы опять зарплаты не выплачивались в конвертах. С самого начала мы считали – должна быть ставка 12%, мы ее «придерживаемся». Но с другой стороны, есть другие формы, как стимулировать наших сотрудников и как платить в различные фонды, которые могут быть созданы, страховые взносы, которые бы обеспечили нормальную старость и нормальное социальное обеспечение нашим сотрудникам. Но с другой стороны, также хочу сказать, какая-либо градация по процентам большому, крупному, среднему и малому бизнесу, какая-то разница в процентах, я считаю, будет опять одним из губительных действий, которые могут привести к «серым» схемам. И второе – создадут отсутствие какой-либо стимуляции малому бизнесу идти в крупный.

Иванов: Ранее вы говорили о том, чтобы ставка страховых взносов обязательная была снижена до 12%.

Якобашвили: Да, мы говорили об этом, утверждая, что, с одной стороны, ставка обязательная, а с другой стороны, могут быть созданы различные программы, куда бизнес будет вносить деньги, которые будут напрямую идти на развитие социального быта и пенсионного обеспечения наших сотрудников.

Иванов: То есть 12% - обязательно, а все, что выше – добровольно. Вопрос с позиции наемного сотрудника – а где гарантия того, что что-то свыше 12%...

Якобашвили: Различные схемы предлагались по этому поводу, которые обяжут все-таки бизнес со своей стороны идти в это. И в последнее время тенденция повышения социальной ответственности бизнеса даст возможность больше платить в таком случае, чем в каком-нибудь принудительном, потому что когда человек идет в «серую», он идет основательно в «серую» и старается уйти полностью и замести следы. Хотелось бы, чтобы вот эти стимулы для ухода в «серую» или «черную» схемы отсутствовали.

Иванов: Еще один очень важный вопрос для всей экономики – это курс рубля к доллару. Недавно предприниматели, члены РСПП встречались с главой Центрального банка Сергеем Игнатьевым, обсуждали, в частности, курсовую политику. Удалось ли договориться до чего-то? Каков будет курс рубля?

Якобашвили: Договориться ни до чего не удалось, были беседы по этому поводу. Конечно, экспортерам в виду того, что наша страна все-таки большой экспортер, выгоднее, конечно, понижение курса рубля. Это намного лучшую создало бы ситуацию для большого бизнеса вести свой бизнес и получать нужные результаты. С другой стороны, есть еще импортеры, есть еще много чего другого. Какого-то баланса пока нет. Хотя с одной стороны, правительство понимает, что курс должен находиться где-то в районе 32 рублей за доллар. Но сегодня мы видим факт, что мы в районе 27-28 кружимся. К чему мы придем – опять-таки непонятно. Я думаю и надеюсь все-таки, что какое-то послабление рубля должно быть в виду того, что все равно Центробанк скупает определенные объемы ежемесячно в районе – я не могу сказать, сколько – на сумму $4-5 млрд. Раньше скупал $12 млрд. Если они опять пойдут на такой шаг, то это снизит рубль, даст возможность нашим компаниям, ориентированным на экспорт, зарабатывать лучше и платить больше налогов.

Иванов: Иными словами, бизнес просил главу Центрального банка о девальвации рубля примерно на 10%.

Якобашвили: Даже не девальвации рубля, а о ослаблении рубля, не отпускать это на самотек, потому что это ведет к укреплению рубля. Взять американцев – они снижают, не обращая ни на кого внимания, курс доллара, у них экономика растет. Опыт международный, и они просили следовать международному опыту.

Иванов: После того, как вы продали компанию «Вимм-Билль-Данн» PepsiCo, вы объявили о том, что займетесь торфяным бизнесом, будете осушать торфяные болота, на этом зарабатывать.

Якобашвили: Пока осушать не надо, это перспектива. Хотя бы позаботиться о том, чтобы локализовать пожары, которые сегодня на территории уже высушенных болот, которые были высушены в советское время, и заброшены, просто заброшены без всякого смысла и идеи. После этого сейчас надо их приводить в порядок, за ними следить, и второе – добывать этот торф и превращать его в горючее или в те материалы, которые будут ликвидны. Горючее даст возможность нам уйти от таких традиционных товаров как уголь и мазут, может быть, в будущем и газ. Это даст возможность решить несколько вопросов – социальный, экологический. Ну и дальше экономические определенные перспективы в этом вырисовываются.

Иванов: Иными словами, когда мы видим в Подмосковье, как на местах пожаров, на торфяных болотах ведутся работы, это вы?

Якобашвили: Пока нет, мы там не ведем. В Подмосковье – нет. Мы работаем в Владимирской области, где мы были приняты с распростертыми объятиями, в Тверской области, в Свердловской области, в Карелии мы начинаем работать, также в Псковской области и т.д. Мы будем идти шаг за шагом там, где мы востребованы. Московская область – мы там востребованы, мы там разговариваем, но, к сожалению, основные объемы и основная энергетика Московской области переведена уже на газ. Конечно, надо возвращать это все к торфу. Не все, но основные какие-то объекты надо возвращать на торф, который даст возможность нам решить торфяную и экологическую проблему. Я думаю, к этому мы придем.

Иванов: Накануне «Опора России» провела свой рейтинг регионов, они рейтинговали российские субъекты федерации по степени благоприятности ведения бизнеса. Лидирует Московская область, за ней следует Краснодарский и Ставропольский край, Челябинск и Самара в числе лидеров. Москва – 17-е, Петербург, где мы сейчас находимся, 25 место занимает в России по степени благоприятности ведения бизнеса. Отстающие, в частности, худший город России – это Ростов-на-Дону. Согласны ли вы с выводами исследования «Опоры России». Считаете ли вы, что Московская область, Краснодар, Ставрополь, Челябинск и Самара лучшие регионы?

Якобашвили: Я не могу по этому поводу сказать ничего. В Московской области я работаю, я думаю, очень неплохо там работать. Но я хотел бы в список лидеров вставить Владимирскую, калужскую, Тверскую области, Нижегородскую и Свердловскую области и Карелию.

Иванов: А почему эти регионы?

Якобашвили: Потому что я вплотную столкнулся с ними, как можно с ними работать, и какой прием они оказывают. Так что я думаю, что вполне заслуживают в списке лидеров одно из самых хороших мест.

Иванов: Традиционный вопрос – чего вы ожидаете от форума в этом году?

Якобашвили: Я ожидаю много встреч интересных, много бесед. Второе – это запланированные подписания договоров на будущее, много компаний это запланировало. Это будет хорошо, для форума это положительная оценка. С другой стороны, всегда приятно встретить друзей, белые ночи. Завтра обещают хороший солнечный день. В Питер всегда интересно в это время приезжать.

Дождь в вашей почте
Нажав кнопку подписаться, я соглашаюсь получать электронные письма от телеканала Дождь и соглашаюсь с тем, что письма могут содержать информацию рекламного характера.
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия
Полная версия